Коротко

Новости

Подробно

Сторублевая опера

Президент подарил студентам праздник и прибавку к стипендии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Татьянин день

Вчера президент России Владимир Путин открыл (для себя и граждан страны) фундаментальную библиотеку Московского государственного университета имени Ломоносова. С подробностями — специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.


Одна строительная корпорация, ведомая одной женой одного московского мэра, построила фундаментальную библиотеку за два года (а некоторые за это время и фундамент не успевают возвести).

— И плюсы, и минусы есть у того, что так скоро получилось,— задумчиво говорил директор библиотеки Вячеслав Мосягин в ожидании президента России.

— А чего больше? — спросил я его.

И снова он, к моему удивлению, задумался. Видно, ответ на этот вопрос не был для него очевиден.

— Да нет, плюсов, конечно, больше,— решился наконец он рубануть сплеча.

На вопрос, чем эта библиотека отличается от уже существующих (их только в МГУ — 16), господин Мосягин ответил гораздо более уверенно. Но начал издалека:

— Много можно всего в жизни придумать. Но никто, кроме человека, не может снять книгу с полки. И чтобы в библиотеке книга попала к читателю, нужно время. Мы установили для себя такой срок: 15 минут максимально. Вот этим будем отличаться. Никто так быстро книги не носит. Откройте дверь и покажите наши подъемники. Книгохранилище, товарищи, прямо под нами!

Дверь была немедленно открыта, и мы увидели подъемники. Да, на них можно было поднять много книг (не знаю, насколько быстро).

— И сколько книг сейчас в хранилище?

— Хороший вопрос,— как-то слабо улыбнулся директор.— Пока триста тысяч. Да, книги — это наша проблема, наша боль... Но уже к лету будет, мы рассчитываем, два с половиной миллиона.

— А на что вы рассчитываете?
— Только на свои собственные силы,— убежденно ответил Вячеслав Мосягин.

Президент России приехал в библиотеку вместе с президентом Киргизии Аскаром Акаевым, у которого накануне парламентских выборов в республике открылась невиданная тяга к знаниям. Выпускник МГУ господин Акаев походил с президентом России по библиотеке, зашел в читальный зал, где Владимира Путина уже два часа ждали студенты, выглядевшие уже довольно усталыми, так как давно, видимо, столько времени не корпели над книгами.

Президенты благосклонно посмотрели на них и поинтересовались, что нынче читает молодежь. Оказалось, исключительно академическую прозу. ("Никаких женских романов в моей библиотеке не будет!" — твердо говорил нам господин Мосягин). Затем Владимир Путин пошел на встречу со студентами и преподавателями университета. А господин Акаев сделал вид, что его тут никогда и не было.

После того как из читального зала вышли главные ньюсмейкеры, туда зашел директор библиотеки. Он сурово оглядел оживившихся в предчувствии освобождения студентов и на прощание дал им свое директорское напутствие:

— Только книги не вздумайте утащить!

Его можно было понять. В конце концов, в книгохранилище у него, как теперь известно, всего 300 тыс. экземпляров.

Владимир Путин поздравил студенческий и преподавательский корпус с Татьяниным днем и 250-летием со дня основания Московского университета и поделился новым наблюдением за жизнью. По его мнению, наша страна сейчас переживает примерно такой же период развития, как и тот, что переживала все та же Россия 250 лет назад.

— У меня вчера дома была ректор Санкт-Петербургского университета,— сказал господин Путин.— Думаю, из этого можно не делать секрета.

Я сразу, конечно, посмотрел на ректора МГУ Виктора Садовничего. Ничего, он с достоинством перенес этот удар.

— И вот я вижу, что до сих пор спорят, какой университет был первым, какой вторым,— продолжил президент.— Но факт остается фактом: Московский университет сразу стал символом России.

То есть первым, видимо, был все-таки питерский университет.

А здание фундаментальной библиотеки сразу станет, очевидно, символом не только библиотечного дела, но и строительного искусства.

— За год построили такое сооружение! Одно из лучших в мире — и по размерам, и по внешнему виду...— продолжал президент.

Срок строительства сократился, таким образом, ровно вдвое со времени нашего разговора с директором библиотеки. Но кое-чего, наоборот, стало больше.

— И пять миллионов томов в книгохранилище! — воскликнул президент.

Президент напомнил присутствующим, что Татьянин день — чисто российское изобретение ("Это же День святой Татьяны!").

— И я вчера подписал указ об объявлении этого дня символом российского студенчества,— добавил он.

Зал встал, аплодируя долго, продолжительно. Очевидно, студенты (да и преподаватели) сгоряча решили, что теперь это будет выходной день.

Студенты откликнулись на предложение задавать вопросы. Почти все вопросы были заданы юношами и девушками, сидящими в первом ряду (очевидно, чтобы их было лучше слышно). Первым пунктом в повестке дня (у тех, кто составлял вопросник) стояло повышение стипендий.

— Планировалось повысить на 200 рублей с 1 сентября,— сказал Владимир Путин,— но теперь мы решили ускорить этот процесс: на 100 рублей повысим стипендии с 1 апреля и еще на 100 — с сентября.

Эта новость не произвела, впрочем, на студентов хотя бы такого же впечатления, как известие об официальном празднике в Татьянин день. Очевидно, президент и сам понимал, что это — подарок для бедных (а то и для самых бедных).

— Деньги небольшие,— согласился он с их молчанием,— но хотя бы для проезда на транспорте хватит.

Но и это прозвучало не очень убедительно: ведь не хватит же.

— Мы сейчас думаем о том,— добавил господин Путин,— чтобы обеспечить студентов, как и пенсионеров, льготным проездным документом (видимо, как и пенсионеров, тоже по цене минимального размера оплаты труда.—А. К.). К вам, правда, это не относится...

Студенты начали встревоженно шушукаться. Им не понравилось, что к ним это не относится.

— У вас в Москве Юрий Михайлович и так льготы сохранил,— уточнил Владимир Путин.

Интересно, что никак Владимир Путин не хочет смириться с окружающей его действительностью и считать уже наконец Москву своим городом.

— Но я говорю об этом потому, что здесь, в зале, пресса работает, будет транслировать на всю страну, а там, в регионах, еще непонятно, что будет происходить,— произнес президент.

По крайней мере, хотя бы в этом в Кремле уже отдают себе отчет.
Следующим был вопрос об отсрочках от армии.

— Некоторые вузы создаются специально для того, чтобы создавать возможности "косить" от армии,— раскрыл Владимир Путин военную тайну Министерства образования и науки.

Он заверил студентов, что огульной отмены отсрочек не будет. Вряд ли расчет был на то, что студенты вздохнут с облегчением.

Один студент, застенчиво (правда, на всю страну) признавшись в том, что его день рождения совпал с Татьяниным днем, и получив горячие поздравления от Владимира Путина, озабоченно спросил, что делать с утечкой умов. Молодой человек мог бы внести неоценимый вклад в борьбу с этим негативным явлением, оставшись работать в России. Но по его застенчивости я понял, что парень сомневается.

— Ответа однозначного, как не допустить утечки, не существует... таблетки нет... кремлевской...— сказал Владимир Путин.— Надо поднимать экономику, повышать жизненный уровень.

На это время молодым ученым с практическим складом ума, возможно, все-таки есть смысл переехать туда, где экономику уже подняли, а жизненный уровень повысили.

Отвечая на вопрос об экстремизме в студенческой среде (юноша так мучительно формулировал его, с таким страданием подбирал слова, что сам производил впечатление жертвы экстремизма), Владимир Путин заявил, что это очень серьезная проблема и что сила действия должна быть равна силе противодействия. Очевидно, что он и сам руководствуется этим соображением (хорошо заметно, например, на примере Чечни).

Другой студент, тоже на первый взгляд застенчивый, решил проконсультироваться у президента России относительно его дочерей.

— У вас же две, Маша и Катя,— уточнил он.
— Хотите познакомиться? — переспросил господин Путин.
Юноша покраснел, и зря.
— Приезжайте в гости,— предложил студенту предприимчивый отец.

Почему предприимчивый? Да ведь он, конечно, понимал, что на встречу с ним пригласили только лучших студентов, гордость университета.

— На каком вы курсе? — спросил студента Владимир Путин.

— На шестом,— пробормотал молодой человек.— И вот где ваши дочери собираются продолжить образование?

Владимир Путин кивнул, уже довольно сухо. Очевидно, молодой человек оказался староват для его юных дочерей.

— Понимаете, они значительную часть образовательного процесса вообще должны были дома проводить,— помявшись, произнес президент.— В силу ряда причин... Я не знаю, чем они будут заниматься дальше, но они хотят получить российское образование. Я бы этим ограничился.

Трудно сказать, чем хотел ограничиться российский президент: этой информацией или российским образованием для своих дочерей.

Девушка из того же первого ряда поинтересовалась его реакцией на единый государственный экзамен, который Владимир Путин позже несколько раз подряд назвал отчего-то единым экономическим экзаменом. Оказывается, эксперимент ему нравится (если, конечно, под ЕЭЭ он имел в виду ЕГЭ).

— Эксперимент показал, что наши решения являются обоснованными,— заявил Владимир Путин.— В престижных вузах появляются студенты, которые своими знаниями им соответствуют, но если бы не эксперимент, они никогда не смогли бы получить такое образование по своим материальным возможностям (то есть у них, грубо говоря, не нашлось бы, видимо, денег на взятки при поступлении и в процессе обучения.—А. К.).

Впрочем, господин Путин сказал и об особом порядке, который, скорее всего, будет работать в отношении таких вузов, как МГУ и Санкт-Петербургский университет.

— Такие вузы должны посмотреть, какой материал попадет к ним в руки,— довольно, впрочем, неопределенно сказал он.

Владимир Путин предложил задать ему еще пару вопросов, прежде чем он перейдет к медовухе. Этот пункт завершал протокол мероприятия (было бы странно, если бы открывал).

Но в этот момент вопросник у студентов и закончился. А от себя им оказалось нечего добавить. Или не решились.

— Ну вот, как услышали про медовуху, так вопросы и исчезли,— попытался сгладить Владимир Путин возникшую было неловкость.

Сразу после этого все пошли заниматься своими делами: студенты — делать вид, что готовятся к экзаменам, а президент — пить медовуху.


Комментарии
Профиль пользователя