Коротко


Подробно

Джихад в вопросах и ответах

Зара Муртазалиева дала показания в суде

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

терроризм

Вчера в Мосгорсуде на процессе по делу чеченки Зары Муртазалиевой, обвиняемой в незаконном хранении взрывчатки и приготовлении к акту терроризма, стороны допросили подсудимую. Она настаивала на том, что выдвинутые в отношении нее обвинения безосновательны, а материалы следствия сфабрикованы. Зара Муртазалиева изложила собственную версию событий, предшествовавших ее аресту в марте прошлого года.


Рассказ подсудимой Зары Муртазалиевой о жизни в Москве и начавшихся в конце 2003 года неприятностях, в результате которых она оказалась на скамье подсудимых, полностью противоречил версии следствия. По словам подсудимой, она приехала в Москву в октябре 2003 года, устроилась на работу в страховую компанию "Витал-Полис", сняла комнату в районе станции метро "Таганская" и вела размеренную жизнь, иногда посещая интернет-кафе и мечеть.

Было это простым совпадением или нет, но в дальнейших событиях активную роль сыграли две принявшие ислам московские девушки, Анна Куликова и Дарья Воронова (об их свидетельских показаниях на процессе Ъ писал 23 декабря), с которыми подсудимая познакомилась в мечети. По ее словам, дружба началась по инициативе москвичек. Следствие считает, что именно Анну Куликову и Дарью Воронову Зара Муртазалиева вербовала в террористки-смертницы, которые должны были взорвать эскалатор в торговом центре "Охотный ряд" на Манежной площади.

"Они приняли ислам благодаря тому, что с ними, по их же словам, в свое время в университете учились чеченцы,— рассказала суду Зара Муртазалиева.— Они очень интересовались происходящим в Чечне, и однажды я сказала Ане (Анна Куликова.— Ъ), что война — это насилие, а насилие порождает насилие. Таким образом, теракты в Москве — закономерность".

Зара Муртазалиева категорически отрицала, что вела с девушками пропагандистские беседы о джихаде. Она всего лишь исполняла роль старшей подруги и, когда три девушки поселились вместе, поставила москвичкам условие: не позволять себе никаких вольностей. Последнее больше касалось Дарьи Вороновой, у которой, по словам Зары Муртазалиевой, незадолго до того, как они познакомились, были проблемы с наркотиками и печальный сексуальный опыт — девушку, как несколько раз отметила вчера подсудимая, изнасиловал какой-то чеченец.

В конце 2003 года у Зары Муртазалиевой появился новый знакомый, чеченец Саид Ахмаев, который, как считает подсудимая, работает в ГУБОПе. Этот человек якобы помог Заре Муртазалиевой, когда ее первый раз задержали милиционеры в районе станции метро "Бабушкинская" в 2003 году. Тогда, по мнению чеченки, ее отпустили благодаря поручительству Саида Ахмаева. Последний покровительствовал землячке вплоть до ее ареста 4 марта 2004 года, нашел для нее и подруг квартиру, в которой девушки жили почти месяц. Двухкомнатная квартира в семейном милицейском общежитии, которую Саид Ахмаев безвозмездно предоставил девушкам, была оборудована аппаратурой прослушивания и видеозаписи. Расшифровки бесед Зары Муртазалиевой с подругами приобщены к материалам следствия в качестве одного из доказательств виновности подсудимой.

Вчера подсудимая утверждала, что расшифровки сфальсифицированы следствием, она никогда не была инициатором разговоров об исламе, джихаде и самопожертвовании во имя Аллаха, а к вопросам, которые девушки задавали ей по поводу происходящего в Чечне, Зара Муртазалиева "привыкла относиться спокойно, потому что их задают ей всегда, даже в тюрьме, где она находится уже почти десять месяцев". Подсудимая подчеркнула, что никогда не говорила о ненависти к русским вообще, но всегда испытывала неприязнь по отношению к солдатам-контрактникам, "которые едут в Чечню, чтобы там убивать людей, и получают за это деньги".

После перерыва, объявленного судьей Мариной Комаровой, свидетельские показания дала мать московской подруги подсудимой Валентина Куликова. Женщина рассказала, что к ней на работу за несколько дней до ареста чеченки приходили сотрудники ФСБ, которые сказали, что следят за Зарой Муртазалиевой с того самого момента, "как она сошла с поезда" в Москве. Подсудимая в то время жила у Анны Куликовой. Незадолго до визита сотрудников ФСБ девушки поделились с Валентиной Куликовой планами — они намеревались снять квартиру и пожить самостоятельно. "Сотрудники ФСБ попросили меня максимально оттянуть момент, когда Аня и Зара переедут,— рассказывала Валентина Куликова.— А после того, как Зару арестовали, на мою дочь давили следователи, чтобы она дала против Зары ложные показания. Я не могу допустить, чтобы в душу моей дочери запускали грязные лапы".

На заседании 17 января пройдут прения сторон.

АЛЕК Ъ-АХУНДОВ



Комментарии
Профиль пользователя