Коротко


Подробно

Оскал монополизма


Оскал монополизма
       О слияниях и поглощениях как об отдельной индустрии заговорили сравнительно недавно, во второй половине XX века. Но для бизнеса они были актуальны всегда. Активность в этой сфере обуславливается особенностями законодательства, появлением новых финансовых инструментов и просто сильных личностей.

Сырьевые монополии
       Первая заметная волна слияний наблюдалась на рубеже XIX-XX веков. Это были преимущественно горизонтальные слияния, то есть в них участвовали близкие по роду деятельности компании. Отсутствие серьезного антимонопольного законодательства способствовало их объединению в виде отраслевых монополий. Широко известны войны за контроль над железными дорогами в США. Наиболее распространенной формой поглощения была скупка акций этих дорог на фондовой бирже, причем в процесс вовлекалось несколько компаний. По подсчетам экономистов, в 75% случаев слияний было задействовано пять и более компаний одновременно.
       Одним из ярких примеров создания монополии считается история Standard Oil. Компания была создана Джоном Рокфеллером, который разбогател на спекулятивной продаже товаров противоборствующим сторонам во время гражданской войны в США. Сначала компания развивалась за счет увеличения добычи. В 70-х годах XIX века ее капитализация оценивалась в $5 млн, а в 80-х она выросла до $18 млн. Именно тогда Рокфеллер, уже один из 20 богатейших людей страны, приступил к экстенсивному расширению своего бизнеса за счет поглощений. Особый путь Рокфеллера был таким: он договорился с рядом железнодорожных компаний, чтобы они резко подняли тарифы на перевозку нефти. Мелким компаниям такие расценки были не по зубам, и они соглашались на предложения Рокфеллера о покупке. Став таким образом монополистом на нефтяном рынке США, Standard Oil уже могла диктовать цены. На рубеже веков Рокфеллер был признан самым богатым человеком своего времени в мире, его состояние оценивалось в $5 млрд.
       Еще одним заметным игроком на рынке слияний в то время был Джон Пирпонт Морган. При его (и его банка) непосредственном участии образовалась, например, General Electric, которая стала монополистом в производстве электрического оборудования в 1891 году. В 1901 году Морган участвовал в объединении Federal Steel, Steel Co. и других сталелитейных компаний в US Steel — первую в мире корпорацию стоимостью $1 млрд. В 1902 году Морган объединил несколько фирм--лидеров в производстве сельхозоборудования в компанию International Harvester. Также он организовал слияние ряда компаний--владельцев трансатлантических пароходных линий.
       Волна слияний пошла на убыль после избрания президентом США Теодора Рузвельта (он проводил политику, направленную против монополий, защищавшую мелкий бизнес) и сошла на нет в 1907 году, знаменательном биржевым крахом. И больше никогда в истории США горизонтальные слияния с целью создания монополий не доминировали в сфере объединений, так как законодательство уже не разрешало создавать такие грандиозные бизнес-структуры.
       Затишье продолжалось десять лет, вторая волна слияний пришлась на период между концом первой мировой войны и началом Великой депрессии. К тому времени уже действовало жесткое антимонопольное законодательство, поэтому слияния шли в основном вертикальные. То есть компании объединялись по принципу товарной цепочки, начиная с добычи ресурсов и заканчивая реализацией конечной продукции. Особенно заметной была концентрация капитала в пищевой, металлургической, химической и транспортной отраслях. Кстати, в это же время была создана General Motors, которая впоследствии поглотила компании Oldsmobile, Cadillac и Pontiac. За десять лет до Великой депрессии было зафиксировано более 1 тыс. сделок слияния, в ходе которых более 6 тыс. независимых компаний были поглощены. К началу депрессии 200 компаний контролировали половину всей экономики США.
       
Мусорные империи
       После Великой депрессии рынок слияний и поглощений еще долго пребывал в сонном состоянии. Только с середины 60-х годов прошлого века объединительные сделки начали вновь набирать вес. Антимонопольное законодательство к тому времени ограничило не только горизонтальные, но и вертикальные слияния, и большая часть операций была направлена на создание конгломератов, то есть сливались компании из разных сфер бизнеса.
       К подобным сделкам все чаще привлекались финансовые компании и инвестиционные банки. В крупных инвестиционных фирмах появились специализированные отделы, занимающиеся исключительно слияниями и поглощениями. Например, в 1975 году была проведена самая крупная на то время сделка: конгломерат Rockwell приобрел производителя машиностроительного оборудования Incom International за $92 млн. Непосредственное участие в операции принял инвестбанк Bear Stearns, комиссионные которого составили 1% от суммы сделки.
       Но настоящий расцвет этого бизнеса относится к 80-м годам XX века. В 1980 году президентом США был избран Рональд Рейган, и его политика либерализации налогового законодательства в большой степени способствовала интенсификации объединений. Стимулировал эту практику и рынок "мусорных" облигаций, созданный по многом благодаря энергии Майкла Милкена (см. "Деньги" #44 от 08.11.04). С помощью таких облигаций за короткое время можно было нарастить необходимый для поглощения капитал.
       В результате в США активизировались так называемые рейдеры — инвесторы, основной целью деятельности которых была покупка недооцененных компаний и их последующая продажа по частям по более высокой цене. Для этого они выпускали "мусорные" облигации, обеспечением которых часто являлась будущая жертва.
       Естественно, владельцы намеченных к приобретению компаний отдавать свой бизнес рейдерам не хотели, в связи с чем период 80-х годов ознаменовался расцветом враждебных поглощений. Одним их самых агрессивных рейдеров была компания KKR, созданная финансистами Генри Крейвисом, Джорджем Робертсом и Джеромом Колбергом (см. "Деньги" #47 от 01.12.03). В 1984 году они провели миллиардную сделку по покупке и перепродаже производителя кондиционеров Wometco Enterprises — пока еще с согласия акционеров. В дальнейшем команда KKR прославилась недружественными поглощениями. В 1986 году, например, KKR слопала розничную сеть Safeway, отдав $4,8 млрд. Причем поглощение это было дружественным по форме, но враждебным по сути. Акционерам предоставили выбор: либо они продают свои акции, либо компанию все равно купят, но они потерпят убытки.
       Апофеозом деятельности KKR стало поглощение крупного конгломерата RJR Nabisco в 1988 году. К тому времени RJR Nabisco входила в число 20 крупнейших компаний США, и никто не думал, что рейдеры могут посягнуть на бизнес такого масштаба. Тем не менее KKR добилась успеха — на все ушло чуть больше месяца и $25 млрд. Предполагалось, что потом можно будет продать компанию по частям в общей сложности на $4 млрд дороже. Около $14 млрд было занято у банков, а остальные деньги собрали, выпустив "мусорные" облигации.
       Грандиозная операция принесла KKR прибыль. Акционеры RJR Nabisco тоже остались в выигрыше, получив за свои бумаги на $8 млрд больше, чем они стоили до сделки с KKR. Единственными проигравшими оказались владельцы "мусорных" облигаций. До начала поглощения RJR Nabisco обладала наивысшим рейтингом AAA, но после завершения сделки он скатился до уровня B. Это означало падение стоимости выпущенных под поглощение облигаций на 25%. Сделка с RJR Nabisco до сих пор считается крупнейшим недружественным поглощением с использованием финансового рычага.
       Кроме рейдеров ситуацией пользовались инвесторы, покупавшие корпорации "для себя". Например, таким образом Сенфорд Вейл смог встать у руля Citigroup. Началось все в 1986 году с капитала $8 млн. На эти деньги Вейл приобрел акции компьютерной компании Control Data и стал председателем ее совета директоров. В дальнейшем с помощью заемных средств была куплена страховая компания Gulf Insurance. Потом Вейл последовательно приобрел финансовую компанию Primerica, а также Barclays American и Landmark Financial Services. В начале 90-х Сенфорд Вейл прибегнул к тактике покупок за счет прибыли своих компаний. Все аккумулированные средства были потрачены на приобретение 27% Travelers Insurance за $722 млн, а потом и Shearson за $1,2 млрд. В апреле 1998 года Вейл объявил, что его Travelers Group объединяется с Citicorp с последующим созданием Citigroup.
       Тратить на покупку собственную прибыль было невыгодно, но другого выхода у Сенфорда Вейла не было. Дело в том, что в конце 80-х годов активность в сфере слияний резко упала. Майкл Милкен попал под суд, а рынок "мусорных" облигаций на какое-то время практически перестал существовать. Одновременно в США фактически закрылся институт рейдеров. Если в 1985 году объем сделок по слиянию составил $200 млрд, а в 1989-м — более $300 млрд, то в 1991 году он уменьшился до $130 млрд.
       
Финансовые короли
       К прежним масштабам операций рынок смог вернуться только во второй половине 90-х годов. В США в 1996 году объем сделок по слиянию и поглощению составил $800 млрд, а на следующий год достиг рекордных $1,6 трлн. Активизировалась и Европа. В 1997 году объем подобных операций достиг там $650 млрд.
       В то время наблюдался сильнейший ажиотаж вокруг высокотехнологичных компаний, и изрядная доля слияний пришлась именно на этот сектор (см. "Деньги" #41 от 18.10.04). Один из ярких примеров — поглощение производителя компьютерного обеспечения Netscape Communication крупнейшей телекоммуникационной компанией America Online за $4,2 млрд. Не дремала и автомобильная промышленность.
       В связи с азиатским кризисом, крахом индустрии высоких технологий, а потом и из-за замедления роста мировой экономики рынок слияний немного остыл. Если в 2000 году объем сделок слияния и поглощения оценивался в $3,5 трлн, то в 2001-м — всего в $1,7 трлн. Но в последнее время наблюдается движение к прежним рекордным показателям, причем лидерство принадлежит теперь финансовым компаниям.
       Например, в октябре 2003 года Bank of America заявил о покупке FleetBoston Financial. Это была крупнейшая операция года, которую сочли признаком скорого прихода новой волны объединений. Стоимость сделки составила $47 млрд. А уже в январе этого года было объявлено о начале слияния JP Morgan Chase и Bank One. Эта сделка оценивается уже в $130 млрд. Суммарные активы объединенного банка, по мнению экспертов, достигают $1,1 трлн — он второй по этому показателю в США. Выше — с активами в $1,2 трлн — лишь Citigroup.
       Экономисты считают, что это только начало новой череды слияний и поглощений. Антимонопольное законодательство в Европе и США сейчас одно из самых жестких в истории, но для слияний есть предпосылки. Во-первых, мировая экономика находится на пороге очередной фазы роста. Во-вторых, за годы ужесточения регулирования и финансовых неурядиц накопилось большое количество отложенных слияний, которые реализуются, как только это станет возможным.
АЛЕКСЕЙ БАЙБАКОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 15.11.2004, стр. 74
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение