Коротко


Подробно

Умер Александр Белослудцев

некролог

Умер Саша Белослудцев. Он был дизайнером, в последние годы — арт-директором журнала GQ, а до этого — художественным "отцом" нескольких других знаковых для нашего времени изданий, настоящим московским денди.


Он, наверное, сам никогда не понимал, что оказался одним из главных действующих лиц того странного и по сей день не завершившегося времени, когда Россия совершала переход от советского к космополитичному. Когда-то он был арт-директором "Автопилота", и, наверное, мало кто сейчас уже помнит, каким непривычно западным выглядел этот журнал. Он начинал русский Vogue и всегда старался очистить его от "совковых" дизайнерских стереотипов, потому что терпеть не мог всего пошлого и жлобского.

Он гонял по экрану изображения с хитами последнего сезона, а в наушниках у него звучала классическая музыка. Больше всего он любил делать каталоги выставок для солидных музеев и просто для друзей и был, по сути, первым, кто изменил само представление об этом предмете, который до него выглядел академически-заунывно. Он очень хотел оформлять книги, серьезные книги. Он сдавал очередной номер и ехал кататься по подмосковным усадьбам. Он любил гулять в лесу и ходить в музеи. И это воспринималось как чудачество. Он даже почти никогда не ездил отдыхать за границу. Убежденный космополит, Белослудцев, как бы пафосно это ни звучало, любил Россию.

Высокий человек с бритой и все равно чуть рыжеватой головой был одним из самых обаятельных и заметных персонажей российского "глянца". Он мог годами выбирать машину. Он мог часами крутить одну картинку на экране компьютера, и это никому не казалось занудством, а только перфекционизмом. С той же дотошностью он выбирал себе одежду. Очень любил красивые вещи. Моя последняя с ним встреча была очень типичной. Я ждала его на улице, и вдруг из толпы вынырнула его гигантская фигура в лыжной шапочке и старых кроссовках. В руках у него были огромные пакеты. Он улыбнулся и сказал: "Это я вот собрание сочинений Лескова купил". С томиком Лескова в руках он и умер. Ему было 43 года. И он, наверное, страшно бы расстроился, если б узнал, что я написала, что он был в стоптанных кроссовках.

ОЛЬГА Ъ-МИХАЙЛОВСКАЯ



Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 25.10.2004, стр. 21
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение