«Произошел переход от федеративного к унитарному государству»

Прямая речь

BG обратился к читателям с просьбой ответить на вопрос, какое событие в области права было в прошлом году в России самым значимым. Разброс мнений был ожидаемо широк, но все-таки ответы можно систематизировать в несколько основных групп. Кто-то считает важными изменения в налоговом законодательстве, кому-то важными показались изменения в законодательстве о банкротстве, а кто-то полагает, что в прошлом году произошли ключевые перемены в устройстве управления страной.

Роман Чернышов, старший юрист юридической компании ЮКО:

— Главное событие года в области российского права — вынесение Конституционным судом (КС) постановления от 26.04.2021 № 15-П, переломившего практику по вопросу обращения взыскания на единственное жилье гражданина-банкрота. КС отметил, что ст. 446 ГПК РФ не может служить основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилое помещение. Суды вправе отступить от исполнительского иммунитета при условии предоставления должнику жилья, пригодного для проживания самого должника и членов его семьи. Причем площадь такого жилого помещения должна быть не меньше, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма, а располагаться помещение должно в пределах того же поселения, где проживают должник и члены его семьи. После вынесения данного постановления начала меняться и практика Верховного суда.

Надежда Пронина, управляющий партнер консалтинговой компании «ЮКЕЙ»:

— Постановление Конституционного суда РФ о судьбе «роскошного» жилья площадью 110,3 кв. м должника-банкрота (от 26.04.2021 № 15-П). Оно уже применяется в судебной практике и еще сыграет важную роль в определении четких критериев и алгоритма действий участников дела о банкротстве для достижения баланса интересов кредитора и должника. КС разрешил изымать единственное жилье у должников при определенных условиях. Например, если его площадь больше средних показателей обеспеченности жильем, а рыночная стоимость позволяет после удовлетворения требований кредиторов приобрести заменяющее жилье. Судам нужно учитывать права банкрота: должника и его семью нельзя лишить жилья, а его площадь должна быть достаточной для удовлетворения потребности в жилище. Кроме того, не допускается принуждение к переезду в другой населенный пункт.

Сергей Сосновский, руководитель налоговой практики «Пепеляев Групп»:

— Во-первых, произошел тектонический сдвиг: отказ от плоской ставки НДФЛ 13%, которая действовала двадцать лет и стала символом отечественной налоговой системы и примером для других стран. Мы вернулись к прогрессивному налогообложению: 15% на доходы свыше 5 млн рублей в год. Во-вторых, впервые в российской истории принято решение денонсировать договор об избежании двойного налогообложения — с Нидерландами. Этот закон непосредственно затронет только тех, кто имеет дела с голландскими компаниями. Но и остальным стоит следить за новостями — уже идут переговоры об изменении договора со Швейцарией и вроде бы с Сингапуром.

Константин Добрынин, статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов РФ, старший партнер Pen & Paper:

— Главным юридическим и при этом политико-историческим событием ушедшего года является появление в России единой системы публичной власти. На наших глазах фактически произошел переход от федеративного (во многом декларативного) к де-факто унитарному государству. Пока еще не империя, но все к этому идет. Потому что, как мы все помним, СССР тоже был объявлен федерацией, но являл пример жестко унитарного союза. То же произошло и с современной Россией за прошедший год после великой конституционной реформы имени сенатора Клишаса.

Ведь новая Конституция стала водоразделом между новейшей российской историей девяностых и нулевых и новоимперской российской историей, в которую мы сейчас погружаемся. С этого года страна начинает жить в принципиально новой, постсоветской системе государственной власти. Я уже как-то называл ее, в порядке инициативного введения нового политико-правового термина, «аналоговая монархия». Суть ее проста и заключается в том, что Россия предлагает себе и миру новую концепцию не столько разделения властей, сколько распределения властей внутри единой государственной власти. По-моему, глобальнее события быть не может.

Светлана Гузь, управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to Business:

—  Пусть в 2021 году и не было столь знаковых событий, как внесение изменений в Конституцию, год был и так достаточно богат в области права. Безусловным лидером на события была банкротная отрасль российского права: здесь и постановление Конституционного суда  о возможности обращения взыскания на единственное жилье должника, и вопросы привлечения к субсидиарной ответственности руководителей МУПов, и выводы о невозможности применения правил о субординации требований аффилированных лиц в деле о банкротстве физлица, и многое другое.

Однако я отмечу принятый в декабре закон о публичной власти в РФ. Закон много критиковали за лишение глав субъектов наименования «президент» и за «обнуление» сроков, но его суть не в этом. Закон значительно усиливает президентскую и региональную власть, одновременно доводя значение органов местного самоуправления до «декоративного» уровня.

Кирилл Страхов, президент фонда развития городского самоуправления «1870»:

— Главное событие произошло в конце года, когда были внесены два закона, «упаковывающие» регионы и местное самоуправление в единую систему публичной власти. На мой взгляд, эта идея плохо продумана и вносит сумятицу в нашу правовую систему. Конституция 1993 года определила строгую, логичную и иерархически выстроенную систему управления: разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную (статья 10), разграничение полномочий федерального центра и регионов (статья 11) и самостоятельность местного самоуправления (статья 12). Единая система публичной власти — это другой принцип управления. Да, возможный, при нем мы жили в советское время, когда политбюро ЦК КПСС принимало решения, а потом их оформляли в советском или судебном порядке. Но сегодня единая система публичной власти не стыкуется с основополагающими конституционными принципами, прежде всего с разделением властей. Собственно, это признал и Конституционный суд, в заключении которого записано, что «принцип единой системы публичной власти не нашел буквального закрепления в первой главе Конституции». На мой взгляд, к этому вопросу стоит отнестись серьезно, поскольку неразрешимое противоречие в законодательстве влечет риски дезорганизации государственного управления.

Елена Авакян, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ:

— Отмечу два важных события в сфере информационного права. Глобальное из них — принятие 193 странами — членами ЮНЕСКО первых в мировой истории стандартов этических аспектов искусственного интеллекта. Это дает надежду, что жажда достичь конкурентного преимущества в борьбе за мировые ресурсы не заставит забыть об этике и взаимных обязательствах.

Юлия Зазуля, председатель комитета Московской торгово-промышленной палаты по налоговой политике и аудиту:

— 1 июля 2021 года был подписан президентом и опубликован 287-ФЗ «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающий возможность создания в России личных фондов. Закон вступит в силу, и новые правила начнут действовать с 1 марта 2022 года. Закон предполагает облегчить и урегулировать правоотношения учредителя личного фонда по вопросу преемственности владения и управления бизнесом и другим имуществом при жизни (в отличие от наследственного фонда).

Личный фонд в РФ позволяет избежать создание трастов и частных фондов за рубежом, что позволяет избежать утечку денежных средств, также это позволит управлять процессом наследования, которые будут доступны более широкому кругу российских предпринимателей.

В соответствии с законом личным фондом будет признаваться некоммерческая организация, создаваемая гражданином при жизни или после его смерти нотариусом для целей управления имуществом учредителя. При создании в личный фонд нужно передать имущество стоимостью не менее 100 млн рублей.

Кирилл Резник, юрист «Единого центра защиты»:

— Одним из важнейших событий в российском праве 2021 года является принятие Конституционным судом РФ постановления № 15-П от 26.04.2021, которое окажет заметное влияние на процедуру банкротства физических лиц. При банкротстве гражданина суды теперь потенциально могут отдавать его жилье на реализацию с торгов, даже если оно единственное. Суть в том, что КС дал толкование ч. 1 ст. 446 ГК РФ, указав, что эта норма существует не для того, чтобы в любой ситуации сохранить жилье за гражданином. А для того, чтобы не допустить ситуации, когда жилищные условия гражданина ухудшатся настолько, что выйдут за пределы минимально допустимого метража на человека (с учетом размера его семьи) или заставят его переехать в другой населенный пункт (насчет вынужденного переезда КС отметил отдельно: он недопустим).

Наталья Макаровская, основатель юридической компании «Правовая система»:

— Главным событием в области российского права в 2021 году явилось принятие 440-ФЗ от 30.12.2021, регламентирующего онлайн-правосудие по арбитражным, гражданским и административным спорам. Закон вступил в силу с 1 января 2022 года. Онлайн-правосудие существует в нашей стране уже около десяти лет, однако последние изменения в законодательстве позволяют применять дистанционный порядок в российских судах более широко и системно. Теперь законом закреплено участие в судебном заседании с использованием веб-конференции и порядок допроса свидетеля в онлайн-заседании, появилось извещение с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия, а нарушителей порядка в процессе можно отключать от трансляции.

Вениамин Дайков, управляющий партнер юридической компании «Перэкс»:

— Главным в 2021 году стало изменение вектора развития несостоятельности (банкротства). В 2020 году ввели внесудебное банкротство граждан, мораторий на банкротство юрлиц. Как показал 2021 год, эти меры не были действенными и не дали того эффекта, который был необходим. Как практики в судах мы видим, как затягиваются гайки не только в сфере банкротства юрлиц, но и в банкротстве граждан. Когда в 2020 году кредиторы писали о несписании по большим праздникам, то сейчас это стало нормой, и, что самое страшное, суды встают на сторону кредиторов даже при незначительном действии должника, которое может указывать на недобросовестность. Еще сложнее позиция в банкротстве юридических лиц: стандартные методы ведения процедуры банкротства, такие как жалобы на действия управляющего, взыскание убытков, субсидиарная ответственность, стали нормой (рост стоимости страховок по этим рискам в 5–6, а иногда и в 20 раз). Закон, который должен освобождать от долгов и помогать очищать экономику, становится прокредиторским, и это может принести еще множество бед в будущем.

Олег Ленков, вице-президент Независимой коллегии адвокатов Ленинградской области:

— В 2021 году началась новая эпоха: статью 330.1 Уголовного кодекса России дополнили нормой против физических лиц, которые выполняют функции иностранного агента. Законодатель предусмотрел наказание: минимум — штраф до 300 тыс. рублей, максимум — до пяти лет лишения свободы за неподачу заявления о включении в список таких агентов. Для сравнения, УК РФ предусматривает такое же наказание за умышленное лишение свободы единолично и без причинения смерти.

Екатерина Новикова, генеральный директор V.U.Consult:

— Принятие налоговых мер поддержки для IT-компаний. Цель поддержки государства — стимулирование ведения IT-бизнеса в России и разработки отечественного программного обеспечения. Первый пакет мер поддержки вступил в силу с 1 января 2021 года (265-ФЗ от 31 июля 2020 года внесены соответствующие поправки в НК РФ). Данные изменения предоставили бизнесу следующие льготы по налогам и взносам: снижена нагрузка на фонд оплаты труда в виде уменьшения страховых взносов с 15 до 7,6% (подп. 8 п. 2 ст. 427 НК РФ); снижен налог на прибыль для бизнеса на общей системе налогообложения — с 20 до 3% (п. 1.15–1.16 ст. 284 НК РФ); освобождена от НДС реализация и передача прав на ПО при соблюдении ряда критериев (подп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ). Ввиду развития цифровой сферы и значительной налоговой нагрузки на бизнес вышеуказанные меры представляются необходимыми и своевременными для развития IT-отрасли в нашей стране. Конечно, поправки имеют свои недостатки и требуют доработки, например, в части того, что считать адаптацией и модификацией программ для ЭВМ. Некоторые региональные власти заявили о потере доходов бюджета в связи с предоставлением льгот для IT-бизнеса. В связи с тем, что налог на прибыль компании теперь уплачивают в размере 3% в федеральный бюджет, региональный бюджет не получает ничего (ранее регионы получали 17% налога на прибыль). Однако развитие компаний и увеличение их прибыли неизбежно приведут и к пополнению казны. Несмотря на кажущиеся противоречия между интересами бюджета и бизнеса, государство продолжит стимулирование развития IT-отрасли принятием второго пакета мер поддержки, часть из них вступит в силу с 2022 года.

Ольга Кислица, руководитель юридического направления SimbirSoft:

— Одно из значимых событий — вступление в силу поправок в Трудовой кодекс, касающихся удаленной работы. Добавлена глава 49.1, которая устанавливает особенности регулирования труда дистанционных сотрудников. Например, виды дистанционной работы и обязанность обеспечивать удаленных работников оборудованием или выплачивать им компенсацию за использование личной техники. Работодатели также могут локальным актом переводить сотрудников на дистанционку, если принято соответствующее решение органов власти. Многие компании, в том числе и наша, воспользовались этой возможностью, переведя сотрудников на дистанционную работу, чтобы обеспечить их безопасность в условиях пандемии.

Олег Матюнин, управляющий партнер АБ «Матюнины и партнеры»:

— Указ президента РФ от 21.07.2020 № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Программный документ, опираясь на который, можно серьезно изменять целые пласты законодательства. По содержанию указ выглядит как приложение к Конституции, его цели накрывают всю страну и ее население. Достижение целей потребует корректировки законов и подзаконных актов федерального, регионального и местного значения.

Сергей Высоцких, руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль»:

— В 2021 году произошла революция в банкротстве граждан. Конституционный суд РФ (постановление от 26.04.2021 № 15-П) постановил, что единственное жилье обанкротившихся граждан можно продавать на торгах, если ему найдут более скромную замену. Замещающее жилье должно быть в том же (как правило) населенном пункте и не меньшей площадью, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма. Раньше, если единственное жилье не было в залоге, то оно оставалось принадлежать гражданину даже после банкротства. Стоимость жилья, его метраж и даже этажность значения не имели. Теперь же банкротство определяет не только кому и сколько гражданин заплатит, но и где ему предстоит дальше жить.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...