Коротко

Новости

Подробно

Оркестр распространяет безумие

"Pratum Integrum" сыграл музыку Антона Тица

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

концерт классика

Московский оркестр "Pratum Integrum" дважды исполнил (сначала в Доме музыки, затем в театре "Школа драматического искусства") программу "Безумный Тиц", составленную из музыки Антона Фердинанда Тица — немецкого музыканта, работавшего в России в конце XVIII века. Рассказывает СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.


В принципе рецепт, использованный оркестром и его руководителем, виолончелистом Павлом Сербиным, давно уже известен. Берется какая-либо из популярных ныне эпох музыкальной литературы (поздний Ренессанс или ранний классицизм, к примеру), и в ней отыскиваются произведения забытого композитора, в силу обстоятельств ставшего малоизвестным. Это, конечно, вовсе не пустяковая задача, но, с другой стороны, определенная притягательность такому начинанию обеспечена. Старинная музыка вполне способна, как выяснилось, привлекать широкую публику. С практикой аутентичного исполнительства та же история; во всяком случае после концертов "Pratum Integrum" и малоискушенные люди увлеченно повторяют: "Как интересно, как непривычно, совсем другой звук, совсем другое настроение". А если при этом о презентуемом композиторе можно рассказать что-то любопытное, помимо стандартного "сейчас незаслуженно забыт, но в свое время был знаменитостью", то притягательность, понятное дело, заметно увеличивается.

Расчет оказался верным: оба концерта получили хотя и не аншлаг, но вполне заинтересованную и благожелательную публику, а недавно выпущенный оркестром альбом тицевской музыки нашел основательный спрос. Даже если оставить в стороне достоинства музыки Тица и ее исполнителей, сама фигура композитора, что ни говори, не может не провоцировать интерес. Во-первых, безумный — об этом настойчиво напоминало название мероприятия. На самом деле относительно безумия Тица могут быть известные сомнения. Оно проявлялось в том, что музыкант перестал разговаривать, не оставляя притом весьма продуктивной и здравой деятельности — и исполнительской, и композиторской. Очень возможно, что "черная меланхолия" Тица, якобы вызванная несчастной влюбленностью, была только биографической легендой, с энтузиазмом воспринятой его младшими современниками. Как-никак в моду уверенно входил сентиментализм; большим поклонником музыки Тица был стихотворец Иван Дмитриев, известный наивной слезливостью своей поэтики. Тиц, между прочим, положил на музыку стихотворение Дмитриева "Стонет сизый голубочек", превратив его в романс, популярный даже тогда, когда о самом композиторе уже никто не помнил.

Хотя в действительности было что помнить помимо чувствительных историй. В молодости состоявший скрипачом в нюрнбергском соборе Святого Себальда, Тиц был взят в оркестр Венской оперы по протекции самого Глюка. Через десять лет, в начале 1770-х, он прибыл ко двору Екатерины II, где с тех пор занимал должность камер-музыканта. Придворная аристократия им увлекалась; императрица назначила его учителем музыки великого князя Александра Павловича (будущего Александра I), и Тиц часто музицировал в покоях "северной Семирамиды" вместе с царицыным фаворитом Платоном Зубовым и своим августейшим учеником. Одна из главных заслуг Тица состояла в том, что он привил в Петербурге любовь и вкус к камерной музыке.

Если принимать во внимание, что "Pratum Integrum" — оркестр молодой как по среднему возрасту музыкантов, так и по исполнительскому стажу, его игра вызывает изумление. Ранее концерты коллектива по большей части демонстрировали превосходные стати оркестра в целом; теперь же львиную долю программы составляли именно камерные произведения (два квинтета, квартет и дуэт для скрипки и виолончели). И всюду — отличное качество ансамбля, уверенная сыгранность, разборчивая аккуратность в передаче мелодических мыслей композитора и лазерно-точная фразировка. Но не только. Помимо этих отрадных для любого музыканта достоинств, у "Pratum Integrum" есть достоинства и более специальные — тонкое чувство стилистики, сознательная демонстрация аутентичной компоненты своего исполнительства. Здесь, впрочем, обходится без навязчивой интеллектуальности и сухости, и это важно. Одна из наиболее радующих слушателя заслуг оркестра — в наглядном опровержении стереотипов относительно музыки последней четверти XVIII века. У нас довольно популярно привившееся, по крайней мере с Серебряного века, представление о ней как о чем-то обаятельно-мелочном, необязательно-красивом, "сомовском". Дескать, Гайдн и Моцарт особняком, а все остальное — игриво-небрежное, поверхностное, эфемерное. У "Pratum Integrum" музыка "безумного Тица" выходила какой угодно — грациозной, ясной, пластичной, но только не поверхностной и механистичной.



Комментарии
Профиль пользователя