На все руки Меллер

Широкий ассортимент продукции московской фабрики «Дукс»

Проходя по улице Правды от ТТК в сторону Ленинградского проспекта, можно увидеть по левую сторону комплекс промышленных строений, каким-то чудом уцелевший за последнее бурное столетие. Сейчас, когда все пространство вокруг застроено, а парковки заполнены автомобилями, трудно себе представить, что сто с лишним лет назад вот здесь открывались ворота, из которых выезжала запряженная лошадью телега, тянущая за собой фюзеляж аэроплана с примотанными к нему крыльями.

Ехать телеге было не так далеко – на Ходынское поле, тоже сейчас застроенное жилыми домами, а тогда служившее аэродромом Московского общества воздухоплавания. Такой путь проделывал каждый аэроплан, собранный на заводе «Дукс», расположенном на нынешней улице Правды, носившей в те годы название Чоколов проезд, и в прилегавших переулках и проездах с мало сопоставимыми друг с другом топонимами: Дворцовый, Грязный и Морковкин. Похожим образом история самого «Дукса» совмещала, казалось бы, несовместимые вещи.

Начиналось все традиционно – с велосипедов. Происходивший из Эстляндской губернии Юлий Александрович Меллер в восьмидесятые годы XIX века перебрался в Москву, где женился на купеческой дочке с хорошим приданым и открыл свое дело. Поначалу основанная им в 1893 году небольшая фабрика размещалась на Большой Садовой улице и делала трубы для водопровода, но вскоре к ним добавились и велосипеды – технология в общем-то была во многом одинаковой.

Завод «Дукс» до сих пор расположен там, где был заложен в 1901 году. Сейчас это территория между 1-й, 3-й и 5-й улицами Ямского Поля и улицей Правды. Тогда Ямская слободка была чуть ли не окраиной Москвы, а сейчас это можно назвать и центром

Завод «Дукс» до сих пор расположен там, где был заложен в 1901 году. Сейчас это территория между 1-й, 3-й и 5-й улицами Ямского Поля и улицей Правды. Тогда Ямская слободка была чуть ли не окраиной Москвы, а сейчас это можно назвать и центром

Завод «Дукс» до сих пор расположен там, где был заложен в 1901 году. Сейчас это территория между 1-й, 3-й и 5-й улицами Ямского Поля и улицей Правды. Тогда Ямская слободка была чуть ли не окраиной Москвы, а сейчас это можно назвать и центром

Название для них Меллер выбрал звучное – «Дукс», что в переводе с латыни означает «военный вождь», хотя ничего военного в его продукции поначалу не было. Кстати, из латыни слово попало и в другие языки: duke – герцог на английском или duce – титул вождя на итальянском.

Дела шли успешно, во многом благодаря призам на гонках и разным другим свершениям. Так, в 1896 году Меллер и трое его друзей совершили поездку из Москвы на выставку в Нижний Новгород на квадриплете – велосипеде для четырех седоков. Время в движении составило 17 часов. Квадриплет был, естественно, «Дукс». К слову, на выставке показывали и первый русский автомобиль, созданный в Петербурге экипажным фабрикантом Фрезе и владельцем завода по производству двигателей внутреннего сгорания Яковлевым. Вскоре автомобилями решил заняться и сам Меллер.

Фабрика велосипедов и моторов

В истории многих автомобильных марок есть и совсем неавтомобильные эпизоды. Обычно их подают как забавный факт: например, что Peugeot раньше делал ручные кофемолки, Maybach – двигатели для дирижаблей и танков, а Волжский автомобильный завод – ширпотреб типа сумок, полочек или школьных пеналов. Но чаще всего в такой роли выступает что-то более привычное: конные экипажи, велосипеды, мотоциклы, катера, самолеты. Фабрика «Дукс» оказалась не из этого числа.

Если Фрезе в 1899 году основал первую в России специализированную автомобильную фабрику, то вторым после него в 1900 году стал Меллер. Официально его фабрика именовалась как акционерное общество «Дукс Ю.А. Меллер», а целью учреждения его значилось «производство самодвижущихся экипажей, как то: велосипедов, автомобилей, дрезин и т.п. и принадлежностей к оным».

В следующем году фабрика переехала на новое место, о чем сообщал московский журнал «Циклист» № 23 за 1901 год: «За Тверской заставой, в так называемой „Петербургской слободе" происходила закладка фабрики велосипедов и моторов недавно образовавшейся в Москве акционерной компании „Дукс". Фабрика будет оборудована по последним требованиям техники, и рассчитана она на 200 рабочих. Строителем новой фабрики является архитектор К.К. Гиппиус». Архитектор был выбран на тот момент чуть ли не самый модный – Карл Карлович Гиппиус построил в Москве множество особняков и доходных домов. Самые известные его работы – это чайный магазин Перлова на Мясницкой в псевдокитайском стиле и особняк купца Бахрушина на Зацепском Валу.

В том же номере «Циклиста» напечатана и интригующая новость о том, что «один из московских фабрикантов собирается показать невиданные у нас автомобили: паровые». Этим неназванным фабрикантом был Юлий Александрович Меллер. Новую конструкцию он изобретать не стал, а выбрал для производства американский Locomobile, приводимый в движение паровой машиной. В 1901 году паровики наравне конкурировали с электромобилями и, как их тогда называли, «бензиномоторами» – автомобилями с двигателями внутреннего сгорания. Кроме велосипедов и паровых автомобилей двойной марки Dux-Locomobile, Меллер в том году предлагал еще мотоциклы с двигателями Piper и беговые экипажи под конную упряжь.

Шарабан для гонок

Паровиками «Дукс» занимался недолго, но зато с успехом. Тринадцатого марта 1902 года на конкурсе автомобилей в Михайловском манеже в Петербурге паровой Dux-Locomobile получил первый приз за изящество и второй приз за управление экипажем. Журнал «Автомобиль» сообщал о Меллере, что «на паровом автомобиле Dux он проехал весь Кавказ и Крым, преодолевая всевозможные препятствия, среди которых его поездка на вершину Ай-Петри в Крыму далеко не самая трудная». Но все же вскоре он перешел от паровых автомобилей к бензиновым.

Реклама 1904 года предлагала «автомобили всех типов от 6 до 40 сил: шарабаны, коляски, кареты, омнибусы, почтовые грузовые», а также «инспекционные железнодорожные дрезины». Строились они с использованием двигателей французской фирмы Panhard-Levassor, хотя журнал «Автомобиль» утверждал, что заграничные моторы ставятся только на мощные модели. Что же было на самом деле – неизвестно, поскольку до наших дней о «Дуксе» дошли лишь отрывочные сведения.

Сохранился один из фирменных каталогов «Дукса», выпущенный в самом начале ХХ века, но даже с таким источником информации сложно судить, что из помещенного на его страницах Меллер делал на своей фабрике, а чем просто торговал. Это небольшие «вуатюретки» и ландо французской марки De Dion-Bouton, французский же «шарабан для гонок» и «Break на 10 персон» De Dietrich-Bollee, фургон немецкой фирмы Motorfahrzeug- und Motorenfabrik Berlin и другие автомобили, трициклы и мотоциклы, изображения которых просто были скопированы Меллером для наглядности из различных других каталогов, газет и журналов. Кстати, в этом каталоге среди многообразной продукции «Дукса» значатся даже складные санитарные носилки.

Основную ставку Меллер тогда хотел сделать на американский Oldsmobile Model R очень простой конструкции: два места, одноцилиндровый мотор прямо под сиденьем, планетарная коробка передач, вместо руля – рычаг, прозванный «бычий хвост». В Америке их выпускали тогда по четыре тысячи штук в год – это был один из первых в мире массовых автомобилей, причем еще до Генри Форда с его знаменитым Ford Model T и сборочным конвейером. Меллер оценил свои возможности значительно скромнее и планировал продавать такие автомобили всего по шестьдесят штук в год, попутно придумав им свое название: «Дуксмобиль». Сколько всего удалось их выпустить – неизвестно.

Мертвая петля

Но и автомобилям со временем Меллер перестал заниматься. Когда в 1908 году в Москве проходила автомобильная выставка, то на стенде «Дукса» показывались велосипеды, железнодорожная дрезина, моторная лодка, носилки и даже «моторные лыжи» – все что угодно, но не автомобили, хотя в рекламе за тот год они еще упоминались. В репортаже с выставки журнал «Автомобилист» сообщал о новом увлечении фабриканта: «В настоящее время фирма хочет посвятить себя также воздухоплаванию, для изучения которого директор фирмы Ю.А. Меллер только что был долгое время за границей и обещал поделиться с нами своими впечатлениями в области этого нового, имеющего громадное значение в будущем спорта».

Очевидно, что первым изделием для «нового спорта» стал построенный на фабрике «Дукс» планер, показанный на воздухоплавательной выставке в Москве в 1909 году. На тот момент в процессе строительства находился и дирижабль, заказанный Военным ведомством и получивший впоследствии собственное имя «Ястреб».

Обложка юбилейного каталога 1915 года с изображением велосипеда «Дукс-Боевой» в Русской императорской армии. К тому времени велосипеды марки «Дукс» выпускались 20 лет

Обложка юбилейного каталога 1915 года с изображением велосипеда «Дукс-Боевой» в Русской императорской армии. К тому времени велосипеды марки «Дукс» выпускались 20 лет

Обложка юбилейного каталога 1915 года с изображением велосипеда «Дукс-Боевой» в Русской императорской армии. К тому времени велосипеды марки «Дукс» выпускались 20 лет

В том же 1910 году завод «Дукс» занялся и аэропланами. Первый построенный им аппарат – это была копия французского биплана «Фарман» – 10 августа 1910 года испытывал Сергей Уточкин. С датой не очень повезло. Меллер снова оказался вторым – опоздал всего на несколько дней, иначе построенный им «Фарман» мог бы считаться первым самолетом российского производства: биплан «Россия-А» постройки Первого российского товарищества воздухоплавания поднялся в воздух 2 августа в Петербурге. Поэтому пришлось довольствоваться титулом «первого аэроплана русской конструкции, совершившего полет на московском аэродроме».

Зато потом успех только сопутствовал Меллеру. Первые аэропланы «Дукс» строил поштучно и по частным заказам, но в конце 1911 года завод подписал первый контракт с Военным ведомством, и счет пошел на десятки. В 1912 году сделали 40 аппаратов, а в 1913-м – 76. Кроме «Фарманов», делались аппараты «Блерио», «Ньюпор» и «Депердюссен». Помимо аэропланов, Меллер экспериментировал и с аэросанями, а также наладил выпуск мотоциклов «Мото-Рев Дукс» – копия швейцарского Moto-Reve, или «мотоцикл-мечта».

Одному из аппаратов «Ньюпор-IV» дуксовской сборки выпала историческая миссия – пилотировавший его штабс-капитан Петр Николаевич Нестеров 27 августа 1913 года в Киеве над Сырецким полем сделал первую в мире «мертвую петлю», именуемую также «петлей Нестерова».

«Дукс Боевой»

Авиационное производство к тому времени стало основным, а в годы Первой мировой войны «Дукс» стал крупнейшим российским производителем аэропланов. Продолжался и выпуск велосипедов, причем для армии выпускался «Дукс Боевой» – легкая складная модель, которую в сложенном виде можно было носить за плечами.

Самого Юлия Александровича Меллера начало войны застало в Германии, где он вместе с сыном был интернирован и только через полгода смог через Швецию вернуться в Россию. То ли на волне патриотизма, то ли под влиянием пережитого Меллер сменил свою германскую фамилию на фамилию жены и стал Юлием Александровичем Брежневым.

Всего до революции «Дукс» построил более полутора тысяч аэропланов, что составляло треть от всего произведенного в России. После 1917 года Юлий Александрович эмигрировал, оставив завод на своего брата Ивана, возглавлявшего его до своей смерти в апреле 1918 года. В декабре того же года завод «Дукс» национализировали, а в феврале 1919 года переименовали в Государственный авиационный завод № 1. Меллеровского задела потом хватило, чтобы на базе бывшего «Дукса» создать не только отдельный самолетостроительный, но и велосипедный завод. Еще один завод построили и на месте дуксовских ангаров на Ходынском поле. Во время Великой отечественной войны производство эвакуировали в Куйбышев и Иркутск, где уже возникли самостоятельные заводы. Первое известно сегодня как акционерное общество «Ракетно-космический центр „Прогресс"», а второе – как Иркутский авиационный завод.

Завод, оставшийся на историческом месте в Ямской слободке, а ныне на улице Правды, в советское время носил название «Коммунар» и выпускал ракеты класса «воздух-воздух», а также пылесосы «Чайка» – вполне в духе завода «Дукс» с его разнообразием продукции. Кстати, в 1993 году прежнее название ему вернули и не меняли до сих пор. И это снова акционерное общество – все как до революции. Изделие, правда, теперь только одно – ракеты. Какие еще из автомобильных марок могут похвастать подобной историей.

Иван Баранцев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...