Коротко

Новости

Подробно

Ночная жизнь после Смерти

В кафе "Цвет ночи" отметили новую роль Николая Цискаридзе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

after-party



Редкая театральная премьера собирает хотя бы половину той великосветской публики, которая пришла на первый в этом сезоне показ мюзикла "Ромео и Джульетта" в Театре оперетты. Причиной стало появление на сцене танцовщика Николая Цискаридзе в новом амплуа. А на последовавшей затем вечеринке в джаз-кафе "Цвет ночи" был даже проведен благотворительный аукцион в честь вернувшегося после годичного перерыва на сцену балетного артиста.
       Перед Николаем Цискаридзе стояло сразу две сверхзадачи. Во-первых, доказать, что он является не только балетным, но и драматическим артистом. Во-вторых, убедительно продемонстрировать готовность к возвращению на сцену Большого. Год назад на репетиции в парижской Grand Opera он получил серьезную травму колена, восстановиться после которой помогла французская страховка и финансовая помощь Альфа-банка. "Вообще было непросто: впервые в жизни я танцевал под слова,— поделился своими впечатлениями после спектакля господин Цискаридзе.— Это же ужас! Они все орут мне прямо в ухо".
       Посмотреть, насколько убедителен будет господин Цискаридзе в роли Смерти, пришли госсекретарь союзного государства Белоруссии и России Павел Бородин с супругой и внуками, кинорежиссер Эльдар Рязанов, композитор Игорь Крутой, актриса Ирина Мирошниченко, актриса Амалия Гольданская с дочкой, актер Олег Янковский с внучкой Лизой, певец Валерий Сюткин, композитор Аркадий Укупник, телеведущая Екатерина Андреева, член партии "Единая Россия" Ирина Роднина, гимнаст Алексей Немов, фигуристка Мария Бутырская, телеведущая Оксана Пушкина, актриса Лидия Вележева, артист Владимир Винокур, член Совета федерации Андрей Вавилов, ресторатор Михаил Зельман, президент группы компаний "Уайтхолл" Марк Кауфман, генеральный директор Musa Motors Борис Тетерев, бывший замминистра природных ресурсов, а в настоящее время вице-президент "Норильского никеля" Владимир Энгельсберг, вице-президент Альфа-банка Александр Гафин, продюсер Юрий Айзеншпис, меценат Алимжан Тохтахунов, глава компании "Алмаз" Михаил Брон, хоккеист Павел Буре, общественный деятель Анзори Аксентьев-Кикалишвили и совсем немного рядовых любителей оперетты.
       Когда на сцене все, наконец, умерли, спортсменка Мария Бутырская поднялась на подмостки и вручила букет своему другу Николаю Цискаридзе. Многие высокие гости пожелали поступить аналогичным образом, но уже в стенах джаз-кафе "Цвет ночи", стены которого украсили фотографии работы Михаила Логвинова, запечатлевшие лучшие сценические работы звезды балета Цискаридзе.
       Началось все вполне чинно: продюсер мюзикла Катерина Гечмен-Вальдек вручила дебютанту скромные часы в металлическом корпусе с белым циферблатом, который украшала корона, а название марки Frank Muller заменила надпись "Николай Цискаридзе". Потом госпожа Гечмен-Вальдек о чем-то пошепталась с Борисом Тетеревым, было слышно только: "Что мы продаем? Да не вопрос". А потом произошло то, чего никто не ожидал. На сцену заведения выскочил господин Тетерев и, обводя взглядом Александра Гафина, Марка Кауфмана, Михаила Зельмана, Михаила Брона, Павла Буре и остальных, сообщил: "Я единственный из всех вас умею делать деньги и сейчас докажу это!" Господин Тетерев объявил о начале аукциона. На кон была выставлена выпущенная в единственном экземпляре книга в кожаном переплете с логотипом мюзикла "Ромео и Джульетта", с гравюрами, изображающими артистов мюзикла, и оригинальным шекспировским текстом пьесы. "Эту книгу несколько часов листал Цискаридзе,— пояснил ценность издания господин Тетерев,— стартовая цена — тысяча рублей! Кауфман, тебе я предлагаю ее всего за 15 тысяч". "Я по-английски не читаю",— парировал Марк Кауфман. В ответ господин Тетерев принялся читать наизусть "Ромео и Джульетту" в русском переводе. "Хорошо, Боря, 20 тысяч, только не читай",— закричал уязвленный производитель алкогольной продукции. Тут подал голос Валерий Сюткин, до этого молча потягивавший сигару: "22 тысячи и 'Bessa me' в моем исполнении!"
       — 25 тысяч — или я начинаю читать,— пригрозил Борис Тетерев.
       — Боря, милый, 26 тысяч — и продолжай читать! — ответил Михаил Зельман.
       — Это "Гараж",— простонал Эльдар Рязанов, задыхаясь от смеха.
       — Анзор, а ты где? — воззвал предприимчивый Тетерев к господину Аксентьеву-Кикалишвили.
       — Сколько нужно, скажи толком! — радостно отозвался тот.
       — 100 тысяч! Но с тебя долларов!
       — Куда заносить? Вообще скажи, сколько действительно нужно, и давайте купим эту книгу Коле!
       Все без исключения были за. Но тут встал вопрос, кто же будет за это платить. Повисла пауза. Тогда Борис Тетерев вновь взял инициативу в свои руки:
       — 40 тысяч — раз! 40 тысяч — два! 40 тысяч — три! Продано!!! — подытожил он, расплатился и вручил книгу Николаю Цискаридзе.
       Аукцион занял примерно полтора часа праздничного времени. Его финала так и не дождалась чета Укупников, довольно быстро покинул вечеринку и Алимжан Тохтахунов, который отправился помогать Иосифу Кобзону в подготовке к концерту.
       Отдышавшись, Борис Тетерев сообщил корреспонденту Ъ, что на мюзикл он прилетел из Нью-Йорка: "Только и успел из багажа пиджак вытащить. А сейчас был абсолютный экспромт!" В это долго не могли поверить профессиональные артисты, долго интересовавшиеся, что за конферансье вел аукцион.
       Развеселившийся Николай Цискаридзе попросил исполнить для него песню "Бэль". Радовать дебютанта мюзикла взялись артисты Александр Посталенко и Александр Маракулин, которым помогал Александр Гафин, пристроившийся за перкуссией. Каждый участник трио позволил себе поимпровизировать. Так, господин Посталенко пропел: "О, Цискаридзе, я посмел тебя желать", артист Маракулин вывел: "Грузинка дерзкая мою сгубила жизнь", а господин Гафин просто выстукивал что-то отвлеченное с самым довольным видом. Господин Цискаридзе в роли "грузинки" тем временем зажигательно изображал Эсмеральду.
       Вечер продолжился массовыми плясками и почти хоровым пением. С явным нежеланием покидала праздник в половине второго ночи Екатерина Андреева: "Не уйду сейчас, буду завтра утром на работе невозможной. Но так не хочется!" Чуть позже разошлись и все остальные.
ЕВА Ъ-МИЛОВА
Комментарии
Профиль пользователя