Коротко

Новости

Подробно

Художникам освободили помещение

на 26-й биеннале в Сан-Паулу

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

выставка современное искусство


       В субботу вечером открылась 26-я международная биеннале современного искусства в Сан-Паулу — одна из крупнейших и старейших в мире. 135 художников из 55 стран, в том числе из России, восприняли тему "Свободная территория" (Territorio Livre) буквально: делай что хочешь. Из Сан-Паулу — МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.
       В Бразилии очень любят современное искусство — на открытие биеннале пожаловал сам президент страны. Многотысячная толпа все три часа вернисажа не редела. Директор базельской ярмарки возглавлял многочисленную делегацию коллекционеров, и американские миллиардеры демократично толкались в очереди с местной богемой. Глядя на все это, легко было поверить в то, что биеннале может посетить и миллион человек, как рассчитывают организаторы.
       Биеннале в Сан-Паулу проходит под гигантской крышей павильона, выстроенного полвека назад бразильским архитектурным гением Оскаром Нимейером. Это один из лучших выставочных залов в мире — огромные волнообразные подиумы, пересекающие здание по диагонали, оставляют в центре простор для самых масштабных и монументальных произведений. Художники сполна используют эти возможности: только здесь можно увидеть сразу так много большого искусства — настенных росписей, способных удержать и городскую площадь, разнообразных скульптур-инсталляций размером с самолет. В этот раз самыми заметными и зрелищными оказались высоченный столб из светящихся разноцветных экранов, сплетенный из лозы динозавр в натуральную величину и чучело настоящего слона с прыгающим на него тигром. Композиция называется "Кошмар короля Георга V" и посвящена драме на охоте, случившейся с британским монархом в Индии в 1911 году. Как ни странно, экзотической темой заинтересовался китайский художник.
       Куратор биеннале немец Альфонс Хуг вообще неравнодушен к китайцам. В главной выставке биеннале, участников которой, в отличие от национальных представительств, выбирает куратор, их довольно много. Их работы, как правило, очень эффектны. Чего стоит, например, целый швейный цех, устроенный Ин Хуцзеном. Пара десятков рукодельниц за допотопными "зингерами" невзирая на зрителей что-то чинят, перешивают, латают, строчат. Рядом с этими живыми символами ручного труда — гигантская, в несколько человеческих ростов, тележка из супермаркета. Сразу становится ясно, чьими руками делается глобализация и откуда растут ноги у западного консюмеризма.
       Естественно, у бразильцев есть своя квота — тут понимают, как важно пропагандировать своих художников. Художница Розана Паласиан подошла к делу концептуально, ее произведением оказался взятый прямо с одной из сан-паульских площадей шарманщик с попугаем, вытаскивающим билетики на счастье. Логика понятна: зачем придумывать арт-объекты, когда они буквально ходят по улицам и просят кушать. Для таких работ уже давно придуман термин "социальная скульптура". В Бразилии, где огромное количество бомжей и бродяг, можно спрогнозировать настоящий расцвет этого жанра.
       Русские тоже остаются фаворитами немецкого куратора: Альфонс Хьюг поддерживает связи с Россией с тех пор, как возглавлял в Москве Гете-институт. На прошлую биеннале, посвященную мегаполисам, он пригласил целую команду московских художников. В этот раз ограничился одним, но весьма известным персонажем — Павлом Пепперштейном. Ему нет и сорока, но среди московской художественной молодежи он почитается как гуру психоделического искусства. В Сан-Паулу выставлено три его картины, которые сам автор называет политическими галлюцинациями. Это точное определение для странных образов — к знакомой по советским плакатам фигуре агитатора, изображенной на фоне развевающегося флага Евросоюза, присосалось неизвестное науке чудо-юдо со свастикой на боку; девочка с косичками утыкана, как булавками, опять же флагами разных стран. Мораль: политика и есть галлюцинация, нечто иррациональное, не поддающееся логике.
       В целом вся "свободная зона" производит то же впечатление галлюцинации куратора, собравшего художников по только ему понятному принципу. Многие работы интригуют, но выделить какие-то модные тренды и направления в этой коллективной грезе невозможно — каждый понимает свободу по-своему. Тут на видеоэкранах мучают золотую рыбку, заливая в аквариум кока-колу, там заставляют смотреть, как происходит операция обрезания, дальше предлагают в интерактивной инсталляции побыть в роли Гарри Каспарова, соревнующегося с компьютером, открыть в темной комнате двери к пробивающемуся в замочную скважину свету — чтобы обнаружить ту же темную комнату. Австрийцы подвешивают в воздухе автомобиль, который крутится вокруг своей оси. Китайцы строят монгольский чум с интернетом. Русские выстроили кинотеатр из поролона.
       Зрители входят в инсталляцию Cinema Сергея Шеховцова со стороны экрана и видят небольшой кинозал, в котором как будто идет сеанс — все подсвечено характерным синим светом. Со стороны выглядит забавно — поролоновые зрители и просто зрители уставились друг на друга. По бокам основной композиции еще две фигуры — писающий в углу парень и поправляющая туфлю девушка. Несмотря на предупреждения охранников каждый норовит их потрогать. Сам автор скромно дает комментарии: типа, весь мир кинотеатр. Куратор Виктор Мизиано ссылается на американский поп-арт и русско-советскую реалистическую школу в качестве источников вдохновения художника. И настаивает, что наконец-то в российском искусстве, как и в российской жизни, наступила эпоха стабилизации, и вот эту-то позитивную тенденцию и символизируют поролоновые люди Сергея Шеховцова.
       Для художника это дебют на интернациональной сцене. 34-летний парень из Сальска и в Москве стал известен относительно недавно, после нескольких выставок в галерее "Риджина", с которой он работает. Например, скульптура под названием "Гора Куршавель" попала в число хитов прошлого сезона благодаря популярной теме отдыха российских олигархов. В Сан-Паулу Сергей Шеховцов оказался почти случайно — куратор Альфонс Хуг увидел его инсталляцию на ярмарке в Мадриде и попросил галериста Владимира Овчаренко показать ее в русском павильоне. Остальное было делом техники: пригласить маститого куратора Виктора Мизиано и договориться с Министерством культуры — все-таки частной галерее неудобно выступать в национальном представительстве от своего имени. Тем более во второй раз — на прошлой биеннале в Сан-Паулу Россию представлял Сергей Братков, также художник галереи "Риджина". Две случайности — уже закономерность: хотя Владимр Овчаренко и настаивает, что участие в биеннале мало влияет на коммерческий успех художника, многие его коллеги с этим бы поспорили, да не смогли. Мало у какой галереи и мало у кого из наших молодых художников есть готовый качественный проект, который не стыдно показать на мировой выставке. Так что истории с художественными золушками еще долго будут закономерностью.
       
Комментарии
Профиль пользователя