Работа на износ

Механизация строительства и что из этого вышло

Альбом всплыл на антикварном рынке случайно: продавал шофер мусоровоза из Волгограда, чудом перехвативший его по пути на помойку прямо у себя во дворе. Снимки в нем – удивительные: огромные монстры-экскаваторы, полуразобранные грузовики и трактора, узкоколейка с вагонетками и много чего еще. Первая страница даже подписана: «Вахшстрой – строительство водозаборного сооружения из р. Вахш».

Техника не выдерживала жаркого климата и тяжелых условий эксплуатации на Вахшстрое. Автомобили и тракторы быстро вырабатывали ресурс, а затем скапливались на таких вот стоянках. Дальнейшая их судьба неизвестна

Техника не выдерживала жаркого климата и тяжелых условий эксплуатации на Вахшстрое. Автомобили и тракторы быстро вырабатывали ресурс, а затем скапливались на таких вот стоянках. Дальнейшая их судьба неизвестна

Фото: www.photo-war.com

Техника не выдерживала жаркого климата и тяжелых условий эксплуатации на Вахшстрое. Автомобили и тракторы быстро вырабатывали ресурс, а затем скапливались на таких вот стоянках. Дальнейшая их судьба неизвестна

Фото: www.photo-war.com

Вахшская долина – почти край земли, где Таджикистан граничит с Афганистаном. Идея ее орошения появилась в 1929 году, а уже в следующем вышло постановление Совета народных комиссаров СССР о начале работ – хлопок требовался стране не меньше, чем металл или уголь. Общая орошаемая площадь определялась в 94 465 га. В первую очередь планировали переключить староорошаемые земли на новый магистральный канал, а во вторую – заняться орошением рисовых земель и электромашинным орошением хлопковых, для чего требовалось построить гидроэлектростанцию. Стройка началась в январе 1931 года.

Историю Вахшстроя всегда преподносили как подвиг трудового народа, сумевшего превратить безжизненную пустыню в цветущую долину. И совсем редко вспоминали о проблемах, которые видно и по фотографиям из альбома, и по документам из фонда Совнаркома, хранящимся в Государственном архиве Российской Федерации.

Верблюжий транспорт

Проблемы начались почти сразу. Уже 2 октября 1931 года Совнарком СССР констатировал «совершенно неудовлетворительный ход Вахшского строительства» и невыполнение постановления сразу тремя наркоматами – земледелия, путей сообщения и снабжения, а также Высшим советом народного хозяйства, Союзтрансом и Цветметимпортом. Выпущенное по этому поводу новое постановление включало Вахшстрой в число всесоюзных ударных строительств, что гарантировало первостепенное снабжение оборудованием и стройматериалами.

К тому моменту срочно требовалось 20 экскаваторных драгеров, 100 вагонеток, 50 опрокидывающихся платформ, 100 тыс. шпал, 22 тонны болтов и 85 тонн костылей для узкоколейки, 1 тыс. метров транспортерных лент и 1,5 тыс. метров резиновых шлангов. Союзтранс обязали создать на Вахшстрое автогрузовую базу в составе 50 машин, а Сельхозснаб – отправить 200 грузовиков и 250 тракторов. Обязательства легли и на соседнюю республику: Совнаркому Казахской АССР приказали в течение октября предоставить для стройки 2,5 тыс. верблюдов – так называемый верблюжий транспорт.

Цудортранс, или Центральное управление шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта, к 1 ноября вообще должен был достроить дорогу Сталинабад – Курган-Тюбе, а к 15 ноября – закончить мост через реку Кафирниган и возвести временный мост через реку Вахш.

Недопустимое отношение

Ранее, 1 июня 1931 года, Союзтранс пытался избавиться от этого поручения и сообщал в Совнарком, что эти 50 машин Вахшстрою дать не может: «Грузовых машин имеется 91; из них на ходу 40, остальные в ремонте, который задерживается из-за отсутствия запасных частей и стали. 5 мая нами было сделано распоряжение Таджикской конторе направить Вахшстрою из ходового парка 30 машин, однако, как сообщает Таджикская контора, подавляющее количество ходовых машин забронировано за военным ведомством, обслуживая его оперативную работу, причем выбывшие из строя машины военвед возвращает, получая взамен ходовые». Из-за такого положения дел срывались все перевозки по трактам, подвоз хлеба и прием грузов с железнодорожных станций. Таджикскому Союзтрансу удалось передать Вахшстрою только 28 грузовиков – это были отремонтированные машины, полученные при расформировании какой-то местной организации.

Представительство Таджикской ССР нажимало на Совнарком с другой стороны и требовало эти 50 грузовиков любой ценой, сообщая, что «в вопросе Вахшского ирригационного строительства со стороны Союзтранса имеет место недопустимое отношение». Совнарком в итоге встал на сторону таджиков, но делу это не помогло. К 16 ноября никакую автобазу Союзтранс не организовал, а из 50 грузовиков планировал передать только 25, и то неизвестно когда.

Результат плохого руководства

К той же дате Вахшстрою не предоставили ни одной вагонетки, а из 50 платформ – только 43. Необходимых шпал отгрузили только четверть, а экскаваторные драгеры Наркомат путей сообщения вообще отказался выделять, мотивируя это их отсутствием. Плохо шли поставки запчастей к грузовикам «Форд» и тракторам «Катерпиллар» и СТЗ. И даже верблюжий транспорт так и не удалось довести до 2,5 тыс. голов, хотя и это число было недостаточным – изначально Вахшстрой просил пять тысяч. Снимки этих верблюдов, тянущих длинные повозки с бревнами, есть в альбоме.

«Стройка века» опять затянулась. 13 июля 1932 года Совнарком СССР издал очередное постановление, практически идентичное по вступительной формулировке прошлогоднему. Главной причиной провала назвали «неналаженность до сих пор транспорта», в первую очередь – железнодорожного. Но и по остальной технике тоже озвучили предложение: «Учитывая бесхозяйственное и хищническое использование механизмов и транспортных средств на стройке, предложить нач. Вахшстроя в 2-х месячный срок привести в порядок экскаваторный, тракторный и автомобильный парк, а также прочие мелкие землеройные снаряды, поставив на должную высоту их учет и ремонт».

Одним из обвиняемых был назван все тот же Союзтранс, а также Авторемснаб, оставивший Вахшстрой без запчастей. Ситуацию обязали исправить до 1 августа 1932 года.

Территория усеяна имуществом

Расследованием ситуации по Вахшстрою занимался заместитель председателя ОГПУ Иван Акулов, докладывавший председателю Совнаркома Вячеславу Молотову, что технико-экономического проекта Вахшстроя в законченном виде не существует, что план работ выполнен только на 60 процентов, что на строительство израсходовано уже 38 млн рублей, причем установить, куда именно, уже невозможно «из-за крайней запущенности отчетности».

Доклад Акулова рисует неприглядную картину: «Из 127 автомобилей – сорок на ходу, сорок разобраны на запчасти, остальные в ремонте. Из 20 тракторов „Клейтрак" – 2 годных, 7 в капитальном ремонте, 11 приведены в негодность. Из 193 тракторов „Интернационал" – 88 на ходу, остальные в ремонте /88 в капитальном/. Из 800 верблюдов – 400 пало в течение года; из 2600 лошадей – пало свыше 500, 520 лошадей совершенно непригодны к работе, остальные из-за отсутствия кормов истощены и к работе малопригодны. Вся территория строительства усеяна разного рода материальным имуществом /трактора, прицепки, тягачи, куски железа, тросы, старые покрышки и т.д./. Социально-бытовые условия для рабочих отвратительны: бараки текут, не отапливаются, отсутствует горячая вода, посуда, умывальники и т.п. Задолженность по зарплате на 1 января 1932 года достигла 1 600 000 рублей». Как раз все это иллюстрируют снимки из альбома.

Выездная сессия

Не обошлось и без поиска виновных. Заместитель наркома земледелия Рейнгольд отделался «постановкой на вид», а вот с другими поступили намного суровее. Верховный суд СССР возбудил дело по обвинению бывшего главного бухгалтера Шелаева, бывшего начальника сектора механизации Телегина, бывшего начальника снабжения Горшенко и бывшего заведующего базой Проценко «в бездействии и бесхозяйственности, приведших к невыполнению Вахшского ирригационного строительства». Дело слушалось на месте строительства, для чего организовали выездное заседание, стоившее казне 14 108 рублей. К слову, почти что отпускная стоимость трех грузовиков ГАЗ-АА. Но была в том заседании и социальная справедливость: одним из членов выездной сессии Верховного суда СССР стал коммунист и рабочий-ударник Вахшстроя товарищ Бакарбаев, которого партия направила судить бывшее начальство. Каким был приговор – неизвестно, но сроки всем троим, скорее всего, дали.

Впрочем, были и кое-какие послабления. 1 ноября 1932 года после настойчивых просьб Совнарком СССР своим постановлением все-таки освободил Союзтранс от организации автогрузовой базы и поставки 50 машин, а все заботы по транспорту Вахшстроя возложил на народный комиссариат земледелия и Авторемснаб. Полсотни необходимых на стройке грузовиков наркомату пришлось выискивать из собственных резервов.

Ходжентские и ферганские кулаки

Заметные подвижки начались только в 1934 году, когда к весне Вахшстрой ирригационно подготовил 6,5 тыс. га земли под засев египетского хлопчатника. Для этого решили переселить в Вахшскую долину 3,4 тыс. хозяйств и организовать хлопкосовхоз «Кумсангыр». Вербовать переселенцев предполагалось как из Таджикистана, так и из Узбекистана, а также из числа демобилизованных красноармейцев.

Тогда же между ведомствами началась настоящая драка за освобождающиеся 25 экскаваторов – все они требовались на других стройках в Средней Азии, но сначала четыре, а затем семь затребовал ГУЛАГ для канала Москва – Волга. Руководство Узбекской ССР настаивало на передаче всех экскаваторов на Чирчикстрой, где сооружалась гидроэлектростанция. В итоге их поштучно распределили по разным стройкам.

К весне 1935 года в Вахшскую долину переселилось 10 883 хозяйства, из них осело 8448. Такой уход из района объяснялся «недостаточно тщательным отбором переселенцев, выразившимся в вербовке значительного числа ходжентских и ферганских кулаков и спекулятивных элементов». Вполне в духе времени. В числе переселенцев были и «краткосрочники» из лагерей НКВД: всего приехало 1736 таких хозяйств, а осталось 1268. Потом на Вахшстрое появились и переселенцы со словом «спец» – раскулаченные крестьяне, насильно отправляемые из родных мест в ссылку в Среднюю Азию.

План по ликвидации

Тогда же, в 1935 году, составили и утвердили смету – 134 млн 470 тыс. рублей. И еще определили новую дату сдачи первой очереди – 1 апреля 1937 года. Срок, конечно же, был сорван, а бюджет превышен.

К 1937 году в Вахшской долине удалось оросить 48 тыс. га, из них 26 тыс. – под хлопок. К тому времени построили подающее воду головное сооружение и магистральный канал вместе с сетью орошения. Но не было ни нормальных жилых домов, ни школ, ни детских садов, ни больниц – вместо них преобладали сараи, палатки и землянки. В новообразованном поселке Вахшстрой отсутствовало даже радио. По итогам очередного – какого уже по счету? – разбирательства Совнарком поручил Наркомату земледелия разработать «план мероприятий по ликвидации вредительства на Вахшстрое».

Вахшскую ирригационную систему все же приняли 5 ноября 1939 года – с длинным списком замечаний правительственной комиссии и объемом дополнительных работ еще на 13,6 млн рублей. Вахшстрой с 1 января 1940 года был ликвидирован, а вся система орошения вместе с одноименным поселком передавалась от Наркомата земледелия на баланс Таджикской ССР. В 1966 году поселок Вахшстрой переименовали в просто Вахш и даже сделали центром Вахшского района вместо города Курган-Тюбе. Сейчас это и вовсе другое государство, а память о той стройке века у нас уже готовы выкинуть на помойку.

Иван Баранцев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...