Ползучая акклиматизация

Конференция ООН в Глазго уточнила экологические обещания

Завершившаяся в субботу вечером конференция ООН по климату в Глазго приняла финальный документ, где впервые в истории климатического переговорного процесса после Киотского протокола содержится призыв к постепенному сокращению сжигания угля без улавливания выбросов и субсидирования добычи ископаемого топлива. За две недели работы конференции участники также согласовали несколько глобальных деклараций о намерениях (в регулировании лесов, выбросов метана, угольной энергетики), развитые страны внесли ряд новых платежей в климатические фонды ООН для оплаты перехода развивающихся к низкоуглеродной экономике, а крупнейшие эмитенты назвали даты достижения углеродной нейтральности. Для РФ основной результат конференции — согласование правил реализации страной Парижского соглашения в редакции, включающей учет российских лесных проектов.

Спецпредставитель президента РФ по вопросам климата Руслан Эдельгериев (справа от его коллеги из США Джона Керри) назвал главным успехом COP26 согласование позитивной для России версии правил реализации Парижского соглашения

Спецпредставитель президента РФ по вопросам климата Руслан Эдельгериев (справа от его коллеги из США Джона Керри) назвал главным успехом COP26 согласование позитивной для России версии правил реализации Парижского соглашения

Фото: Reuters

Спецпредставитель президента РФ по вопросам климата Руслан Эдельгериев (справа от его коллеги из США Джона Керри) назвал главным успехом COP26 согласование позитивной для России версии правил реализации Парижского соглашения

Фото: Reuters

Работа климатического саммита ООН в Глазго (COP26) ожидаемо затянулась на сутки: в последние часы разногласия вызвали формулировки финального решения конференции по вопросам ограничения использования ископаемого топлива, каменного угля и субсидий, а также возможность учета в нынешней климатической политике сокращений выбросов СО2, сформированных еще во время Киотского протокола (по результатам реализации лесных или проектов по снижению выбросов в развивающихся странах). Последние часы работы COP26 в субботу днем скорее напоминали театр, чем политический процесс: климатические активисты вслух зачитывали текст первого тома Шестого оценочного доклада межправительственной группы экспертов по изменению климата, в котором обобщаются катастрофические изменения на планете, вызванные человеческой деятельностью. Климатический министр Тувалу (островного государства, теряющего свою территорию из-за последствий изменения климата) крайне эмоционально призывал делегатов утвердить более решительные формулировки ради выживания человечества. А специальный посланник президента США по вопросам климата Джон Керри лично убеждал делегатов Индии, Китая и других стран перестать блокировать процесс, вступая в дискуссии с ними посреди зала пленарных заседаний.

Однако итоговые формулировки Климатического пакта Глазго не обошлись без компромиссов (по мнению экологов, таких заявлений явно недостаточно для достижения целей ПС). В их числе — резолюция об отмене «неэффективного субсидирования ископаемого топлива» и постепенном сокращении сжигания угля без улавливания выбросов (вместо фиксации намерений полностью отказаться от него), хотя и в такой форме эти цели упомянуты в пакте ООН впервые со времени Киотского протокола. Ключевыми противниками более амбициозных формулировок выступали прежде всего Индия (климатический министр которой заявил, что стране надо еще справиться с вопросами экономического развития и ликвидации бедности) и Китай.

«Основное решение конференции осталось сбалансированным и позволяет считать, что углеводородные проекты и инвестиции останутся частью перехода к более чистой модели развития»,— заявил “Ъ” представитель Минэкономики в российской делегации.

Эксперты отмечают, что во многом договоренностей в Глазго удалось достичь благодаря важному двустороннему соглашению Китая и США (крупнейших в мире эмитентов парниковых газов) о совместных действиях по разным направлениям климатического сотрудничества — от снижения выбросов метана до развития возобновляемой энергетики, кооперации в области лесных программ и передачи технологий. Отметим, что предыдущее соглашение тех же двух крупнейших эмитентов в 2015 году также способствовало успешному заключению Парижского соглашения.

Для России основным достижением COP26, по словам советника президента РФ по климату Руслана Эдельгериева, стало согласование правил реализации страной Парижского соглашения (ПС) и детального «расписания» достижения национальных целей по снижению выбросов, а также правил работы рыночных и нерыночных механизмов торговли углеродными единицами и передачи результатов климатических проектов. «Особенно сложным было получить приемлемый для всех результат по правилам рыночных механизмов ПС, которых ждали шесть лет. В итоге мир получил новые инструменты для обмена углеродными единицами, на которые будет ориентироваться весь рынок. Для России было важно, чтобы эти механизмы были доступны для широкого круга проектов и форм сотрудничества. Например, удалось предусмотреть более длинные периоды выпуска единиц для лесных проектов (для обычных проектов — пять лет и два продления, для лесных — 15 лет плюс две возможности продления) — обычно им требуется больше времени»,— заявил “Ъ” представитель Минэкономики в российской делегации.

«Теперь предстоит гармонизация российских систем добровольной реализации климатических проектов и регионального квотирования выбросов (эксперимент в Сахалинской области) с международными механизмами»,— добавил Руслан Эдельгериев.

По словам главы программы «Климат и энергетика» WWF России Алексея Кокорина, в мире первые проекты по реализации Парижского соглашения начнутся уже в 2023 году (что коррелирует с планами России по созданию своей системы проектов) и, по нынешним оценкам, их объем может достичь $20 млрд в год. При этом «формируется система, где все в руках покупателя единиц снижения выбросов — например, компании, снижающей свой углеродный след. Она может выбрать любой проект сообразно своим приоритетам и при условии, что это разрешено в стране, где она базируется или куда продает продукцию. Само соглашение не определяет, какими должны быть эти разрешения и приоритеты компаний»,— отмечает эксперт.

Ангелина Давыдова, Глазго

В каждой избушке свое потепление

COP26 продемонстрировала, что в приоритете у государств-участников — климатические действия на своих территориях, проекты в других странах будут реализовываться либо в совместных программах международного развития, либо компаниями, намеренными компенсировать свой углеродный след за счет внешних проектов. Так, среди результатов конференции ООН в Глазго — фиксация целевых сроков достижения углеродной нейтральности большинством стран (включая всех крупных эмитентов). США, ЕС и Южная Корея намерены сделать это к 2050 году, РФ и Китай — до 2060 года, Индия — к 2070 году. Многие государства обновили краткосрочные цели по снижению выбросов парниковых газов — по подсчетам экспертов Climate Action Tracker, после их уточнения мир находится на траектории повышения глобальной температуры на 2,4°С к 2100 году (до саммита было 2,7°С, цель Парижского соглашения — 2°С и стремление к 1,5°С).

Также на саммите принят целый ряд «отраслевых» деклараций, в том числе декларация по лесам, к которой РФ присоединилась: государства берут на себя добровольные обязательства остановить процесс утраты лесов и деградации земель, а развитые страны обязуются выделить $13 млрд на «лесные» проекты развивающихся. В рамках инициативы по сворачиванию угольной энергетики государства объявили о сроках прекращения угольной генерации — от 2025 до 2040 года (РФ пока сроков не называет). Также в этом перечне — декларация по ограничению выбросов метана, которую уже подписали более 100 стран, ответственных за 70% таких выбросов. Они обязуются снизить выбросы этого газа на 30% к 2030 году от уровня 2020-го (к «метановой» декларации РФ пока также не присоединилась).

«В преддверии COP26 и на самом мероприятии состоялись консультации со спецпредставителем президента США по изменению климата Джоном Керри по вопросу присоединения России к "Глобальному обязательству по метану". По американской инициативе работа над этими проектами велась в форсированном формате, что ограничило возможности анализа направлений реализации обязательства. Присоединению к инициативе должна предшествовать кропотливая работа по изучению ее социально-экономических последствий и практической целесообразности. Также прорабатываются другие направления российско-американского сотрудничества по климату, включая спутниковый мониторинг выбросов парниковых газов»,— пояснил по итогам COP26 советник президента РФ по климату Руслан Эдельгериев.

Несмотря на то что принятые декларации являются добровольными и юридически не обязывающими, они помогают появиться важным конкретным направлениям работы по снижению выбросов и увеличению их поглощения в разных секторах, а также создают новые потоки финансирования для развивающихся стран, поясняет глава программы «Климат и энергетика» WWF России Алексей Кокорин. Глобально, впрочем, несмотря на объявления о новых вкладах в климатические фонды ООН Японии, США и ряда других стран, выйти на цель в $100 млрд в год пока не удалось, не был услышан и призыв развивающихся стран отдельно собрать средства на покрытие «потерь и ущерба» (от уже произошедших климатических изменений и тех, которые предотвратить невозможно). Принятое в Глазго решение призывает развитые страны лишь удвоить финансирование программ адаптации развивающихся к изменениям климата, а международные финансовые институты — увеличить в нем долю грантов (а не кредитов).

Ангелина Давыдова, Глазго

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...