Углю нужны решительные полимеры

РФ предлагают развивать угольную химию

России, которая с 2010 года нарастила экспорт угля более чем вдвое, на фоне глобальной экологической повестки может быть выгоднее перерабатывать его внутри страны в более маржинальную химическую продукцию, считают в Argus. Развитие углехимии может стать ответом на будущее сокращение спроса на уголь. Но, предупреждают эксперты, существенными рисками остаются высокие капзатраты и конкуренция с газохимией, где стоимость сырья остается фиксированной.

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

России стоит задуматься о развитии углехимии и переходить с экспорта угля на поставки за рубеж более дорогой продукции его переработки, считают эксперты Argus. Основным аргументом для такого перехода является прогноз устойчивого снижения спроса на уголь в Европе и странах Северо-Восточной Азии (Китай, Южная Корея и Япония), на которые приходится 75% российского экспорта угля. Это связано прежде всего с ужесточением экологических требований. Такая динамика станет большим вызовом для российских угольщиков, которые с 2010 года нарастили добычу на 35%, до ожидаемых в этом году 435–440 млн тонн, а экспорт — практически вдвое.

Переориентация с экспорта энергетического угля в пользу угольной химии возможна в силу того, что спрос на базовые полимеры, как ожидается, будет расти в ближайшие годы опережающими темпами. Так, Argus ожидает среднегодовой рост мирового спроса на окись пропилена на 5,5% до 2030 года, сам полипропилен — на 4,7%, в то время как потребление угля, исходя из разных сценариев, будет падать на 0,2–3,5% в год (см. график). Кроме того, сейчас при экспорте угля значительную часть доходности «съедают» транспортные издержки, которые выше, чем у других крупнейших экспортеров — Австралии и Индонезии. Так, при стоимости угля в сентябре на юге Китая $181 за тонну нетбэк производителей в Кузбассе составляет $110 за тонну, а на транспортные расходы при этом приходится 64% этой суммы.

В то же время аналогичные показатели для полиэтилена низкого давления составляют $1,1 тыс. и $811 за тонну, а доля транспортных расходов в нетбэке — только 36%. Сейчас, напоминают в Argus, РЖД субсидирует экспортные перевозки угля в направлении морских портов, но этого не потребуется для полимерной продукции, вывоз которой может быть выгодным для монополии.

Китай, крупнейший в мире потребитель угля, за последние десять лет нарастил мощности угольной химии на 36,5%, до 38 млн тонн, и имеет планы роста до 71 млн тонн к 2030 году. В 2020 году из угля была произведена треть выпущенного в КНР метанола (более 21 млн тонн в год), а также как минимум 11% этилена (3,1 млн тонн) и 13% пропилена (4,8 млн тонн). Также активно расширять переработку угля — до 100 млн тонн сырья в год — собирается к 2030 году Индия. При этом, отмечают в Argus, используемые в углехимии технологии подтвердили свою промышленную эффективность, а экономическая эффективность может быть сопоставима с традиционной нефтехимией при определенных предпосылках.

Так, главным вызовом при строительстве остаются высокие капзатраты.

CAPEX строительства углехимического производства мощностью 400 тыс. тонн полиэтилена низкого давления — $4,7 млрд, что в 2,7 раза выше, чем у традиционного завода на нафте. Зато впоследствии углехимический завод перерабатывает значительно более дешевое сырье — 2,6 млн тонн угля стоимостью $50 за тонну против 1,1 млн тонн нафты по $700 за тонну. Тем не менее, по расчетам Argus, даже при таких параметрах традиционная нефтехимия остается несколько выгоднее — внутренняя норма доходности (IRR) такого проекта составит 10% против 7% у углехимии.

В СУЭК, крупнейшем в РФ производителе энергетического угля, “Ъ” сообщили, что в состав компании входит исследовательский институт СибНИИуглеобогащение, который ведет проекты в области углехимии и «достиг неплохих результатов в этой сфере». Например, среди его разработок — мелочь коксовая (применяется в качестве сорбента в нефтепереработке и химической промышленности) и коксовый брикет (используется в производстве технического кремния, алюминия и ферросплавов). «В прошлом году за счет глубокой переработки угля мы запустили в производство бездымные топливные брикеты для экологического отопления частного сектора. Соответствующий пилотный проект был реализован в Красноярске»,— отмечают в компании. В СУЭК уверены, что компания всегда сможет усилить это направление переработки, но нужно «просчитывать результативность и экономическую отдачу». В других угольных компаниях не предоставили комментарий.

Нина Адамова из ЦЭП Газпромбанка считает, что помимо высокой капиталоемкости углехимические проекты в России страдают от конкуренции с газохимией в условиях, когда цены на газ внутри страны регулируются.

По ее мнению, такие проекты, учитывая насыщение внутреннего рынка, могут быть только экспортными и им потребуется масштабное субсидирование как минимум на первых этапах.

Ольга Мордюшенко, Евгений Зайнуллин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...