Коротко

Новости

Подробно

Разговор на частоту

Государство наводит порядок в радиоэфире

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

телекоммуникации



В России вступает в силу новый порядок распределения и использования радиочастот. Его принципиальная новизна состоит как минимум в том, что до сих пор законодательного порядка регулирования частот не существовало — он появился только в новой редакции закона "О связи". В ближайшее время правительство должно выпустить к закону ряд положений, и тогда правила игры прояснятся окончательно. Участники рынка между тем надеются, что государство, устанавливая плату за лицензии и частоты, учтет и их интересы.
       

Связь по конкурсу


       Радиочастоты нередко сравнивают с природными ресурсами. Их ликвидность гораздо более условна, чем у нефти и газа, поэтому блоками частот не принято мерить богатство человека или фирмы, имеющих в распоряжении запасы энергоносителей. Но к этой шкале вскоре могут прийти, поскольку информацию считают нефтью и золотом нового информационного общества. А в этом обществе основной объем информации, обычный телефонный звонок или список покупок в супермаркете, будет передаваться через эфир.
       Сжатые формулировки нового закона "О связи" не дают полного представления о цене вопроса, ответами на который они отчасти являются. Как государство будет делить эфир между желающими его занять? Закон дает общий принцип, но сколько будет стоить эфир и по каким признакам отбирать тех, кто будет его осваивать,— это сейчас решает правительство. Из бесед с отраслевыми чиновниками можно понять, что обычно применяемый в богатых странах принцип денежных аукционов, на которых государство продает частоты тому, кто больше заплатит, в России перенимать не спешат. Однако распределять лицензии на мобильную связь все равно будут на торгах, в ходе которых будут учитывать целый ряд факторов, которые опять-таки обозначит правительство. Эксперты рынка приблизительно представляют концепцию грядущего постановления.
       "Важно, какие факторы будут учитываться при выборе лицензиатов,— говорит аналитик из Альфа-банка Андрей Богданов.— Маловероятно, что предложенные за лицензию деньги будут решающим фактором. Опыт чисто денежных аукционов в европейских странах за лицензии на мобильную связь третьего поколения показывает, что для самих участников рынка и в конечном счете для государства это не лучший путь. В то же время, если не проводить чистый аукцион, всегда возникает вероятность необъективного судейства. Государство здесь должно обеспечивать соблюдение правил честной игры — если так и будет, то хорошо. Если говорить о частотах для уже действующих компаний мобильной связи, то аукционы за частоты сильно усложнили бы им жизнь. Про лицензии на третье поколение в России говорить еще рано — вначале нужно понять, сколько будет выдаваться лицензий и каких, и тогда только считать, сколько они могут стоить".
       

Военизированный эфир


       Другим значимым новшеством является правило работы Госкомиссии по радиочастотам — безусловно, влиятельного межведомственного органа, состав которого утверждает правительство. В законе написано: "Если в решении рассматриваемого комиссией вопроса представитель одного из указанных органов (формирующих межведомственную комиссию.— Ъ) имеет заинтересованность, которая может оказать влияние на объективность принятия решения, указанный представитель в голосовании не участвует". Аналитики расценивают это положение как сильный козырь в постоянных дискуссиях гражданских связистов с военными. Без права голоса "заинтересованным" силовикам будет сложнее навязывать свои позиции по ряду вопросов.
       В России сегодня для гражданских нужд используется менее 10% всего технологически освоенного частотного спектра. За последние 12 лет военных удалось потеснить лишь на какие-то проценты — они во многих случаях крайне неохотно расстаются с контролируемым эфиром (тем более что переход в иной диапазон связан со сменой оборудования и материальными затратами). Для подкрепления своих позиций гражданские связисты упомянули среди принципов использования частот в России и конверсию радиочастотного спектра.
       "Новый закон дает толчок в направлении решения по конверсии частот, но радикальных решений этого вопроса все равно пока нет,— констатирует аналитик ИК 'Тройка Диалог' Евгений Голосной.— Никто в полной мере не оценивал, сколько будет стоить перевод военного оборудования в другие диапазоны — это в любом случае будут миллиарды долларов. Конечно, военным хотелось бы, чтобы расчистку частотного спектра оплачивали сотовые операторы, поскольку у самих военных денег не хватает даже на современные виды вооружений, не говоря уже о новом оборудовании связи. Возможно, будет логичным, если государство установит четкие правила вплоть до расценок на конверсионное освоение частот операторами".
       

Дикорастущие компании


       На фоне успехов российских телекоммуникационных компаний и с учетом нынешних размеров их бизнеса трудно представить, что крупнейшие участники рынка выросли "вне закона", что для сотовых компаний не было подробных законодательных установок. Однако примерно так и было — до появления новой редакции закона "О связи", то есть, по сути, до сегодняшнего дня, радиочастотная сфера регулировалась "по ситуации", с учетом общеотраслевых интересов и мнений самих операторов.
       В начале 90-х годов, когда определялись пути развития российского рынка мобильной связи, у российских властей вообще не было представлений о политике в области частот. Эфир в основном контролировали военные и силовые структуры, никакого опыта применения его в целях гражданского бизнеса не существовало. Это делало рынок максимально либеральным и минимально регулируемым. На нем застолбили места все основные поставщики с их стандартами оборудования. И по сей день с панъевропейским стандартом GSM российский эфир делят американские сети стандарта AMPS и азиатские CDMA. По мере развития рынок расставил по местам и технологии, и производителей, но сливки сняли все желающие.
       Между тем государственное управление частотами традиционно подразумевает более сложную формулу, чем распоряжение теми же природными запасами. Регулятор вынужден делать выбор в два этапа. Сначала в пользу одной из технологий, что часто означает в пользу того или иного производителя (или их конгломерата). Стандарт беспроводной связи и соответствующее оборудование легализуются на территории государства, открывая рынок определенным поставщикам. Второй шаг выбора менее принципиален: кто в настоящий момент получит право эти частоты использовать.
       Весьма приблизительные законодательные указания по вопросам выбора технологии и оператора (на уровне "можно выдавать лицензию при наличии возможности") провоцировали большие конфликты. Операторы CDMA не один год сражались в судах с Минсвязи, после того как министерство отказало продлевать им лицензии — в европейской зоне, стандарты которой приняла Россия, занимаемые сетями CDMA частоты отведены под цифровое телевидение. В 1998 году владельцы "Вымпелкома" и МТС серьезно поссорились из-за того, что "Вымпелкому" в результате остроумной сделки с тогдашней госадминистрацией удалось получить частоты в диапазоне 900 МГц. Получив частоты, "Вымпелком" смог на равных конкурировать с МТС. Примечательно, что за ту полосу частот "Вымпелком" обязался выплатить $30 млн — деньги адресно предназначались для финансирования российского участия в строительстве международной орбитальной станции. По большому счету это был первый случай, когда оператора обязали заплатить за частоты. А так до 1998 года операторы вообще не платили за используемый эфир. В 1998 году на волне поиска дополнительных доходов в бюджет платить обязали отдельные компании, бизнес которых был на виду. С тех пор крупнейшие сотовые компании платят, но менее заметные фирмы частоты и сегодня используют бесплатно.
       Новый закон говорит, что теперь платить за использование частот должны все. Сколько конкретно, опять-таки должно определить правительство. "Было бы логично сделать тарифы на частоты относительно высокими, чтобы государство могло оплачивать этими средствами работы по расчистке спектра,— говорит Ольга Жилинская из 'Ренессанс Капитала'.— В развитых странах частоты выдаются оператору уже 'чистыми', там никаких работ делать не надо. А у нас практика такова, что оператор сам расчищает для себя частотный диапазон. То есть он в любом случае платит серьезные деньги за спектр. Было бы логично сделать так, чтобы операторы платили централизованно государству, которое бы и готовило бы для них спектр. Деньги, видимо, были бы примерно теми же, однако такой путь представляется более цивилизованным".
ИВАН Ъ-ЧЕБЕРКО

Комментарии
Профиль пользователя