Коротко


Подробно

Догнать и отогнать Америку

Новая стратегия России в ожидании нью-йоркской презентации

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

дипломатия



В конце минувшей недели министр иностранных дел России Сергей Лавров вылетел в Нью-Йорк на сессию Генассамблеи ООН. Как стало известно Ъ, нынешняя миссия главы российского МИДа далеко выходит за рамки рядового протокольного визита. Господину Лаврову поручено хотя бы частично переломить неблагоприятную для Москвы тенденцию безраздельного доминирования США в решении практически всех ключевых мировых проблем.
       

На террористов — всем миром


       Сергей Лавров пробудет в Нью-Йорке до 27 сентября и проведет полсотни двусторонних встреч и переговоров со своими зарубежными коллегами. А на 23 сентября запланировано выступление российского министра на пленарной сессии Генассамблеи ООН.
       По информации Ъ из околокремлевских источников, Сергей Лавров получил жесткое "план-задание" Кремля на нынешнюю поездку. Основная задача, которую ставит Москва на нынешней сессии,— укрепить роль ООН в противодействии международному терроризму, а значит, и в мире в целом.
       Появление этой задачи не случайно. Россия на протяжении уже длительного периода проигрывает геополитическую схватку своим американским партнерам, причем практически по всем ключевым направлениям. В последние годы она последовательно вступалась за Ирак, Иран, Сирию, Судан и КНДР. Однако Вашингтону, как правило, удавалось настоять на собственных вариантах в отношении этих стран (о борьбе между Россией и США на иранском и суданском "фронтах" см. стр. 10).
       Даже среди стран СНГ Москве удалось сохранить свое влияние лишь на узкую группу государств, лидеры которых оказались под жестким прессингом США и всерьез опасаются повторения у себя сценария грузинской "революции роз".
       Относительные успехи Москва может записать в свой актив разве что в Европе. Ей вроде бы удалось создать "клуб европейских друзей" в составе Германии, Франции и Италии, который на первый взгляд является противовесом американскому влиянию. Однако все эти страны остаются в первую очередь естественными союзниками американцев и не собираются жертвовать этим стратегическим союзничеством ради тактических выгод на российском направлении.
       На нынешней сессии Генассамблеи Москва намерена добиваться принятия резолюции о формировании под эгидой ООН "глобальной системы противодействия современным вызовам и угрозам". Смысл этой резолюции понятен: борьба с терроризмом не должна вестись исключительно под командованием Вашингтона, а США не должны использовать борьбу с терроризмом как средство для достижения своих геополитических целей.
       Об этом, по данным Ъ, собирается говорить в своем выступлении на нынешней сессии Генассамблеи Сергей Лавров. Правда, зная стилистику заявлений российского МИДа, можно с большой долей уверенности предположить, что Соединенные Штаты в этом контексте прямо названы не будут.
       Чтобы устранить эти и другие негативные моменты борьбы с терроризмом, глобальная антитеррористическая коалиция, по замыслу Москвы, должна быть реформирована. С этой целью, считают в Кремле, следует наладить взаимодействие созданного по инициативе СБ ООН Контртеррористического комитета (Россия его как раз сейчас и возглавляет) с антитеррористическими структурами Организации Договора коллективной безопасности, СНГ и ШОС. Тем самым Москва рассчитывает не только вывести эти структуры на мировую арену, но и подтолкнуть своих партеров по СНГ к более активному участию в антитеррористической борьбе под эгидой ООН, а не, скажем, через двустороннее взаимодействие с США.
       

Ты — мне, я — тебе


       Для усиления роли ООН в борьбе с терроризмом Россия рассчитывает использовать предстоящую реформу этой международной организации. И в частности, стремление целого ряда стран стать новыми постоянными членами Совбеза ООН. Логика Москвы в отношение кандидатов проста: мы поможем вам войти в Совбез, а вы поддержите нас там, где мы попросим.
       По информации Ъ, в Кремле уже практически определились с кандидатурой Германии — она, скорее всего, получит российскую поддержку. Япония также могла бы рассчитывать на позитивное отношение Москвы, но только в обмен на кардинальные подвижки в вопросе о северных территориях — разумеется, в нужном для Москвы направлении. Россия в принципе не возражает и против выделения мест постоянных членов в Совбезе ООН Бразилии и Индии.
       Впрочем, на нынешней сессии Генассамблеи Сергей Лавров вряд ли объявит во всеуслышание, кого Россия поддерживает как потенциального постоянного члена СБ ООН, а кого нет. Во-первых, торг, что называется, пока не завершен. А во-вторых, этот выигрышный во всех отношениях жест будет, скорее всего, оставлен для президента РФ. Зато почти наверняка глава российского МИДа огласит в Нью-Йорке мнение Москвы о том, что реформу Совбеза ООН следует проводить без ущерба для интересов нынешней пятерки постоянных членов — то есть при сохранении за ними права вето.
       Для достижения той же цели (повышения роли ООН в решении глобальных проблем) Россия хотела бы использовать и иракский кризис, которому на нынешней сессии Генассамблеи будет уделено большое внимание. Нынешний механизм урегулирования этого кризиса Москву явно не устраивает, и она хотела бы внести в него существенные корректировки.
       Аргументы для этого у России есть. Американцы окончательно завязли в Ираке. Возглавляемые США международные силы всегда будут выглядеть в глазах иракцев оккупантами, а любое иракское правительство, сформированное в нынешних условиях, неизбежно получит ярлык коллаборационистов. Все это будет подпитывать перманентную партизанскую войну со стороны иракцев. Поэтому выход надо искать в диалоге с разумными силами, в том числе и среди представителей вооруженной иракской оппозиции — их, по мнению Москвы, можно было бы пригласить на международную конференцию по Ираку под эгидой пятерки постоянных членов СБ ООН и с участием соседних с Ираком стран. Идею проведения такой конференции как раз и выдвинула недавно Россия.
       При обсуждении на нынешней сессии других кризисных ситуаций в мире (в Афганистане, на Ближнем Востоке, на Балканах) основной упор Россия также намерена сделать на максимальное подведение существующих схем урегулирования этих кризисов под формат Совбеза ООН.
       

Незримая Чечня


       В Нью-Йорке будет присутствовать и чеченская тема. Правда, российская делегация по уже сформировавшейся традиции постарается сделать так, чтобы ее присутствие было незримо. Другими словами, Москва рассчитывает достичь поставленных целей по чеченской проблематике, не упоминая при этом (во всяком случае явно) про саму Чечню.
       Главная задача Москвы в этом плане сегодня — убедить международное сообщество в том, что бесланская трагедия является проявлением некоего глобального заговора международного терроризма против России (как, впрочем, и против всех других стран) и ее нельзя рассматривать как прямое следствие чеченской политики Кремля. Исходя из этого, Сергей Лавров в своем выступлении на сессии Генассамблеи, по информации Ъ, подвергнет жесткой критике "двойные стандарты" в политике некоторых государств в деле противодействия терроризму. При этом слово "Чечня" российский министр не произнесет ни разу.
       Впрочем, господину Лаврову, видимо, все же придется говорить в Нью-Йорке о Чечне. На его запланированной встрече с Колином Пауэллом госсекретарь наверняка повторит озвученный недавно представителем американского госдепа Ричардом Баучером тезис о полезности контактов российских властей с "умеренными чеченскими сепаратистами". А российский министр со своей стороны наверняка настоятельно предложит США прекратить любые контакты с представителями Аслана Масхадова и потребует от американских властей выдать его представителя Ильяса Ахмадова. В строгом соответствии с планом-заданием Кремля.
ОЛЕГ Ъ-ЗОРИН
       

Комментарии
Профиль пользователя