Коротко

Новости

Подробно

Интервью

"Что-то надо делать с Калининградской свободной зоной"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

Антон Суриков
исполнительный директор Ассоциации операторов российского рынка мяса птицы
       "Что-то надо делать с Калининградской свободной зоной"
       — На каких условиях квотирования в будущем году будет настаивать ваша ассоциация?
       — Квотирование — очень полезная и нужная мера, весьма своевременно предпринятая правительством для защиты интересов отечественного товаропроизводителя и стабилизации рынка. Мы настаиваем на его сохранении и при этом предлагаем его усовершенствовать. В частности, мы за повышение роли отраслевых союзов и ассоциаций, объединяющих участников рынка, за расширение функций консультативного совета по мониторингу импорта мяса птицы, свинины и говядины, образованного совместным приказом МЭРТа и Минсельхоза. Также мы настаиваем на принятии более эффективных мер по борьбе с контрабандой. Сегодня доля контрабанды на рынке мяса птицы составляет до 20%, особенно в южных регионах. Что-то надо делать и с черной дырой, в которую превратилась так называемая Калининградская свободная зона.
       — Как должна выглядеть сама квота?
       — Было бы целесообразно разделить квоту на мясо птицы, получаемую компаниями пропорционально их доле в рынке, на обваленное и необваленное мясо либо на мясо для промпереработки и мясо для свободной реализации. Как показала практика, отсутствие такого разделения в этом году себя не оправдало, привело к ухудшению ситуации на рынке и вызвало дефицит сырья для мясокомбинатов.
       — Но мясопереработчики настаивают на сокращении квоты в полтора раза и выводе мяса для промпереработки из-под квоты...
       — Во-первых, по правилам ВТО, куда мы так стремимся, можно увеличивать квоты, но никак не сокращать их. Во-вторых, появление на рынке ничем не ограниченного количества дешевого фарша моментально обвалит цены на свинину и говядину. Это будет очень болезненный удар по российскому животноводству, для поддержки которого и вводилось квотирование. Наконец, под видом мяса для промпереработки будут завозить мясо для свободной реализации, что сделает квотирование вообще бессмысленным. По перечисленным причинам наша ассоциация и "Росптицесоюз" (а мы этот вопрос с ним подробно обсуждали) не поддерживаем это предложение наших коллег из Мясного союза, хотя и разделяем их озабоченность по поводу дефицита сырья.
       — Как вы относитесь к страновому делению квот?
       — Мы уже привыкли к страновым квотам, хотя, конечно, было бы лучше, если бы их не было. С другой стороны, мы понимаем, что у наших переговорщиков по ВТО есть на этот счет жесткие обязательства перед США и Евросоюзом. Поэтому настаивать на отмене странового принципа, на мой взгляд, малоперспективно.
       — Вам не кажется, что доли США и ЕС завышены?
       — Да, по курице они завышены на 15-20%, прежде всего за счет Бразилии. Недавно мы вновь обратили на это внимание руководства департамента МЭРТа, занимающегося переговорами по ВТО. Однако, как я уже говорил, эти доли являются предметом межправительственных договоренностей и, как мне кажется, вряд ли будут скорректированы.
       — А процедура распределения квот? Она ведь не является предметом межправительственных договоренностей и может стать предметом обсуждения участников рынка и чиновников?
       — Мы бы предпочли использовать в качестве расчетной базы при распределении квот на мясо птицы на 2005 год три предшествующих года. Участвовать же в распределении должны только реальные импортеры, то есть те, кто получил лицензии и завозил мясо птицы с момента начала квотирования.
       — Вам не кажется, что тем самым вы монополизируете рынок мяса птицы? Сверхквотные поставки запрещены, аукционы отсутствуют, лицензии выдаются только импортерам, работавшим в прошлом году да еще имеющим трехлетнюю "историю" на рынке. Если я захочу импортировать мясо птицы, я просто не смогу выйти на рынок...
       — Да, пока не сможете. В постановлении правительства о квотах четко сказано, что эта временная мера, которая вводится по результатам антидемпингового расследования для поддержки отечественного производителя. Это очень сложный рынок, который постепенно становится цивилизованным. Посмотрите, как мы с помощью квотирования его подчистили! Не осталось ни одной фирмы-однодневки. А ведь еще полтора года назад их было около 800 только по курице. Они не платили налоги, не соблюдали ветеринарные и санитарные требования. В конце концов, есть абстрактные догмы, а есть экономические реалии.
       — Но, с другой стороны, сейчас поставки мяса птицы контролируют всего несколько компаний, которые входят в вашу ассоциацию. Появление новых игроков исключено?
       — В нашу ассоциацию входит около 60 фирм, а вообще импортом мяса птицы в стране занимаются более 100 компаний. Поэтому монополии нет. Кстати, посмотрите, что произошло на рынке свинины и говядины. Там в прошлом году появился новый игрок с мощными лоббистскими возможностями. В результате нормативная база и, как следствие, правила игры там менее стабильны и прогнозируемы. Так что небольшое количество профессиональных операторов — это не так уж и плохо.
       — Говоря о новом игроке, вы имеете в виду "Газрезерв"?
       — Да. Кстати, у нас с "Газрезервом" наладилось конструктивное взаимодействие.
       — Некоторые эксперты говорят о необходимости перехода к плоской импортной пошлине на мясо птицы...
       — Мы против. Сейчас, пока наш птицепром еще не встал на ноги, это преждевременно. Рынок будет тут же завален дешевым мясом, которое повезут все кому не лень без соблюдения санитарных и ветеринарных норм. Кстати, повезут даже не из США, а из стран третьего мира. Вновь станут процветать фирмы-однодневки, таможенные брокеры. А отечественное птицеводство опять окажется в тяжелом положении.
Интервью взял ДМИТРИЙ Ъ-ДОБРОВ

Комментарии
Профиль пользователя