Коротко

Новости

Подробно

Игры с купюрами

Они не уступают в этом плане даже американским атлетам, которых всегда было пр

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 24


За олимпийские достижения принято награждать спортсменов денежными премиями и в других странах. Как выяснилось, российские спортсмены теперь получают не меньшее материальное поощрение, чем большинство их зарубежных коллег.

Они не уступают в этом плане даже американским атлетам, которых всегда было принято считать самыми богатыми в мире. Национальный олимпийский комитет США (USOC) установил для своих афинских медалистов такие премии: $25 тыс. за золото, $15 тыс. за серебро и $10 тыс. за бронзу. А олимпийский чемпион из России получил, если сложить премии от государства и компании "Нафта-Москва", вчетверо с лишним (а борцы — вшестеро) больше, чем добившийся аналогичного успеха американец.


       Тут, правда, необходимо уточнение. Бонусы от Национального олимпийского комитета у спортсмена из США (в отличие от большинства спортсменов из России) составляют отнюдь не главную часть его доходов. Некоторым наиболее ярко проявившим себя на Олимпиаде полагаются спонсорские контракты, заключаемые сразу после Игр,— например, с компанией Wheaties. После Афин на коробках с ее сухими завтраками появится, допустим, лицо гимнастки Карли Паттерсон, а на ее счете появится неафишируемая, но, надо полагать, довольно крупная сумма.
       Пловец Майкл Фелпс вообще мог стать благодаря этой Олимпиаде богаче на целый $1 млн. Рекордное вознаграждение предусмотрела компания Speedo на тот случай, если бы Фелпсу удалось повторить феноменальный рекорд Марка Спитца 1972 года и стать в Афинах обладателем семи золотых наград. До рекорда и миллиона Фелпсу в итоге не хватило одного золота...
       Кроме того, многие американские спортсмены и без олимпийских премий получают вполне солидные деньги — по профессиональным контрактам или в качестве специальных стипендий в университетах, где тренируются. И нет, скажем, ничего удивительного в том, что члены баскетбольной Dream Team сразу отказались от премиальных за афинскую бронзу, попросив перечислить все в фонд развития детского баскетбола в США.
       Примерно такие же расценки (€25 тыс. за золото и от €10 тыс. до €20 тыс. за медали иного достоинства) существуют во всех ведущих европейских странах — Франции, Германии, Италии, Великобритании, где спортсмены тоже не страдают от недостатка финансирования.
       У китайцев золото формально стоит еще меньше — около $24 тыс. в пересчете на американскую валюту: эту сумму выплачивает каждому чемпиону Национальный олимпийский комитет. Однако в действительности герои спорта из Китая получают, конечно, гораздо больше.
       Отдельные премии им выплачивают правительства родных провинций. И премии солидные. Так, штангистке Чжан Гуочжен досталось от провинции Юннань как первой в ее истории чемпионке Олимпиады $180 тыс.
       Поощряют китайских спортсменов и частные компании. Выигравший бег на 110 м с барьерами Лю Сан заслужил от Nike $400 тыс. В общем, некоторые китайские олимпийцы живут совсем неплохо.
       Олимпийцы из Южной Кореи, правда, еще лучше. Местный олимпийский комитет оценивает денежную ценность медалей относительно скромно — в $15 тыс., $8 тыс. и $5 тыс. соответственно за золото, серебро и бронзу. Зато федерации по видам спорта платят чемпионам щедро — от $50 тыс. до $100 тыс. за золотую награду. При этом победителю Олимпиады гарантируется пожизненная премия в размере 100 млн вон в год ($85 тыс.) от государства.
       Хорошо развитые в спортивном плане соседи России от нее чуть-чуть отстают. Украинский национальный олимпийский комитет, возглавляемый премьер-министром страны Виктором Януковичем, предусмотрел следующие премиальные: $100 тыс. за золото, $70 тыс. за серебро и $50 тыс. за бронзу. Чемпионам из Белоруссии Александр Лукашенко, который руководит НОК страны, гарантировал по $60 тыс.
       В области премирования своих граждан-олимпийцев отличился Иран. Дзюдоист из этой страны Араш Миресмали считался одним из претендентов на награды в весовой категории до 66 кг. Но жребий распорядился так, что на предварительном этапе его соперником стал Эхуд Вакс из Израиля — страны, с которой Иран не поддерживает никаких отношений. И Миресмали отказался от участия в схватке, пожертвовав, таким образом, во имя национальных интересов личными, то есть медальными.
       Несмотря на то что в призеры Олимпиады борец, понятно, не попал, Национальный олимпийский комитет Ирана решил, что он достоин такой же премии, как выигравшие в Афинах золото штангист Хоссейн Резазаде и таеквондист Хади Саеи Бонехкохаль,— $125 тыс. Впрочем, когда у вас всего два чемпиона на всю сборную, такая щедрость не должна поражать.
АЛЕКСЕЙ Ъ-ДОСПЕХОВ

Комментарии
Профиль пользователя