Коротко


Подробно

Осетинская милиция разыскивает провокаторов

Но никак не может найти


Осетинские милиционеры убеждены, что трагедия в Беслане была лишь первым этапом в тщательно спланированной лидерами террористов широкомасштабной диверсионной акции. Ее задачей-минимум было разжигание старого осетино-ингушского конфликта, задачей-максимум — война на всем Северном Кавказе. И пока все идет по плану. Из Владикавказа — СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН.
       Участники расследования теракта уверены: банде Полковника (его личность, кстати, точно пока так и не установлена) с самого начала отводилась роль пушечного мяса в масштабной акции, организованной Шамилем Басаевым. Оказавшиеся в заложниках дети были обречены, поскольку школу захватили не переговорщики, как это было в случае с "Норд-Остом", а смертники. Хотя сами смертники могли и не догадываться о своей роли.
       "У них задача была — отвлечь федералов от Чечни, вынудив их работать на два фронта",— почти дословно эту фразу повторяли мне чуть не все местные силовики, с которыми пришлось пообщаться. Их требования о выводе войск из Чечни, освобождении боевиков, арестованных за нападение на Ингушетию, были заведомо невыполнимы и выдвигались лишь для того, чтобы привлечь побольше внимания к своей акции, а заодно оттянуть время. Да и некоторые заложники утверждают, что когда Полковник говорил с кем-то по телефону, то произнес такую фразу: "Мы свою часть выполнили, теперь ваша очередь". Но развязка наступила раньше, чем предполагали бандиты.
       На проходящих по всей республике собраниях, митингах, похоронных процессиях работают пропагандисты (оперативники считают их басаевскими агентами, но претензий им сейчас предъявить нельзя), призывающие народ к мести. Люди во всем винят ингушей, власти и президента Северной Осетии Александра Дзасохова. Общественный вердикт уже вынесен: "Он — не мужчина". На Кавказе это равносильно приговору. Но это эмоции, а вот к республиканской милиции у людей накопилось много конкретных вопросов.
       Стало, например, известно, что в день налета на школу вся республиканская милиция несла службу по усиленному варианту: без отпусков, выходных и праздников. Поводом для этого стала телеграмма, полученная из МВД России еще 18 августа и разосланная всем начальникам райотделов. В ней говорилось, что, по оперативным данным, чеченские боевики планируют совершить в Северной Осетии масштабную акцию, аналогичную той, что была проведена Басаевым в Буденновске. Объектом атаки может стать некое госучреждение с большим количеством людей, но более точными сведениями относительно времени и места теракта милицейские источники не располагали.
       Бесланские милиционеры, как и все остальные, приняли все необходимые меры: усилили охрану райадминистрации, РОВД, вокзала. Под особый контроль были взяты больницы, на автотрассах и перекрестках выставлены дополнительные посты. Не забыли и про школы — перед каждой из них выставили наряд из двух-трех милиционеров. Чем все это кончилось, известно.
       Теперь уже точно известно, что в ночь накануне захвата Полковник и его боевики собрались на южной окраине Сунженского леса в окрестностях сел Хурикау, Инарки, Кседах и Сагопши. Эта территория, от которой до Беслана полчаса езды, расположена возле административной границы между Северной Осетией и Ингушетией и считается нейтральной: юридически принадлежит Северной Осетии, но живут там в основном ингуши. Поэтому милиционеры обеих республик предпочитают в Сунженском лесу не показываться. Из Хурикау в Беслан ведут две автодороги. Основная — через поселок Батакаюрт, она жестко контролируется как с осетинской, так и с ингушской стороны; и старая грунтовка через маленькое село Раздзог и прилегающие сады. Транспортный поток по грунтовке, как утверждают жители Беслана, зачастую превышает тот, что идет по основной дороге, но ездят там лишь те, кто избегает встречи с милиционерами. В первую очередь водители "левых" бензовозов. На Раздзогской дороге нет стационарных блокпостов, но постоянно дежурят так называемые дикие милицейские бригады. Их главная задача — получать с контрабандистов "таможенную пошлину".
       Достоверными сведениями о том, что террористы именно так и откупались, следствие не располагает. Однако все бесланские водители убеждены, что проехать через Сунженский лес и Раздзог забесплатно, тем более с таким, как у Полковника, грузом, невозможно.
       Впрочем, жители Осетии недовольны не только милиционерами, но и чекистами. При этом родственники заложников, ни на минуту не отходившие от захваченной школы, убеждены, что бойцы федерального антитеррористического центра ФСБ, прилетевшие из Москвы,— настоящие герои. "Штурм действительно не планировался,— рассказывают очевидцы событий.— Когда прогремел первый взрыв, вылетели двери спортзала и побежали дети, бойцы 'Альфы' и 'Вымпела' то ли тренировались, то ли получали какой-то инструктаж на дальних подступах. И вот они без всякой команды бросились к школе. Атаковать вот так, в лоб, было бесполезно. Это все понимали. Но ребятам удалось хотя бы на несколько секунд прикрыть огневые точки своими телами. Они — мужчины. Каждый из погибших спецназовцев спас, наверное, не один десяток детей".
       А вот к руководству республиканского УФСБ есть серьезные претензии. Причем не только у гражданских, но и у милиции. "Через несколько минут после захвата весь без исключения личный состав районной милиции был возле школы,— рассказал Ъ один из сотрудников бесланского угрозыска.— Люди примчались мгновенно, без всякой команды, бросив все служебные и личные дела. Один из наших, кстати, даже успел застрелить из пистолета террориста. Еще утром 1 сентября мы готовы были взять школу штурмом. Но в последний момент откуда-то сверху поступила команда: ничего не предпринимать, ждать ФСБ. Пока ждали, террористы успели распаковать свой арсенал и заминировать все здание. Когда приехали чекисты, дети были уже обречены. Так и получилось: большинство погибли не от пуль, а от взрывов и начавшегося пожара".
       Сейчас осетины убеждены, что их предали власти всех уровней. Осталось найти конкретных виновников и отомстить. Осетинские оперативники считают, что завершающий этап широкомасштабной диверсии, организованной лидерами исламских экстремистов, уже близок. Потерявшие своих близких люди вот-вот готовы взяться за оружие. И мстить они собираются в первую очередь своим соседям-ингушам.
       Антиингушские настроения разжигаются в республике планомерно и профессионально. "Вы слышали байку о том, что взрывчатку и оружие в школу завезли еще летом ингуши-шабашники? — рассказал Ъ один из оперативников (он тоже работает в толпе, пытаясь вычислить провокаторов).— Сегодня уже точно установлено, что все оружие и взрывчатку террористы привезли с собой, а полы они вскрывали для того, чтобы осмотреть подвальную часть здания, через которую теоретически мог ворваться спецназ. Однако история про пособников-шабашников пересказывается на разные лады до сих пор".
       Кроме того, в Беслане до сих пор убеждены, что террористов добровольно привез из Хурикау "продажный ингушский милиционер" Усман Гуражев. И это несмотря на то, что чекисты проверили участкового вдоль и поперек и только после этого отпустили за непричастностью.
       Активно обсуждается и массовое бегство североосетинских ингушей, якобы происходившее накануне захвата школы. "Они бежали отсюда, оставляя своих женщин, детей и стариков. Знали, что детей мы трогать не будем,— вспоминает таксист-частник Алан.— Я один только в Хурикау четыре рейса тогда сделал". По мнению Алана, все бесланские ингуши знали о готовящемся теракте, но ни один из них не захотел предупредить соседей.
       О том, что кто-то из ингушских переселенцев убежал на родину перед терактом, в милиции не знают. "После того как все случилось, многие ингуши действительно решили на время покинуть нашу республику,— объяснили в бесланском РОВД.— Но так бы поступил на их месте любой осторожный человек. Ведь после такого жуткого теракта действительно можно угодить под горячую руку по национальному признаку".
       "Мы ищем провокаторов, которые фактически призывают народ к войне, распространяя крайне опасные в такой ситуации слухи,— объяснил мой собеседник,— но пока безрезультатно. Ведь выйти на первоисточник той или иной дезы практически невозможно, никто же не признается, что выдумал историю об очередном зверстве сам и специально запустил ее в массы. А время уходит, обстановка накаляется с каждым днем".

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение