Коротко


Подробно

Кто виноват?

ФОТО: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ
       Александр Дзасохов, президент Северной Осетии. Прежде чем называть виноватых, я бы обсудил причины и последствия теракта в Совбезе. Очевидно, что источниками терроризма являются сепаратизм и национализм. За Уралом ведь нет терроризма. Надо искать и пресекать его пособническую базу, тех, кто поставляет им самое современное оружие, выявлять все каналы и коррупционные связи.

       Геннадий Захаров, бывший начальник центра спецназначения Службы безопасности президента. Махровая безответственность, начиная с президента и кончая Квашниным. За что Трошев, Казанцев, Шаманов получили награды Героев? А где хваленая ФСБ? Ведь боевики где-то готовились, приобретали оружие, где-то его хранили. А если ФСБ нет, то голова Патрушева давно должна висеть на колу.
       
       Муса Умаров, член Совета федерации. Террористы и организаторы этой акции, винить силовые структуры неправильно. Это преступление невозможно было предвидеть и предугадать. По большому счету все мы виноваты.
       
       Марина Козырева, заложница. Большинство заложников уверенно называют милицию. Тем более что все это произошло в ста метрах от райотдела внутренних дел. И сейчас правоохранительные органы просто обязаны пресечь возможное обострение межнациональных отношений.
       
       Лариса Кусраева, жительница Беслана. Мы сами и виноваты. Коррумпированность общества достигла невиданного размаха. В этой ситуации легче всего все свалить на милиционеров. Но ведь виноваты не только они.
       
       Игорь Родионов, депутат Госдумы, бывший министр обороны. Те, кто развалил великий СССР. Надо привлекать к ответственности Горбачева, Ельцина, Яковлева и других, Путину нужно уходить в отставку. Нельзя с террором бороться древними способами, исключать переговоры. И не надо идти на поводу у американцев. У нас свой терроризм, доморощенный. А еще виноваты непрофессиональные военные.
       
       Леонид Ивашов, вице-президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник. Очень велика вина должностных лиц, которые отвечают за безопасность в стране. Это результат того, что мы создали абсолютно антисистемную вертикаль власти. Нет координации действий даже между силовиками. Мы не знаем, кто отвечал за операцию в Беслане, не видели четких, спланированных действий.
       
       Казбек Агнаев, депутат парламента Северной Осетии. Все понемногу, а больше всех — ФСБ. Я не поверю, что у них нет разведки, которая об этом не предупреждала. А ведь эта трагедия может и кровную месть со стороны осетин вызвать.
       
       Сослан Джигкаев, водитель маршрутного такси во Владикавказе. Каждому понятно, кто виноват. Все условия им создали, как будто не было 1992 года. Все же знают, что уже 31 августа ни одного ингуша не было в городе. А нас называют провокаторами. И когда мы возьмем оружие и пойдем на Назрань, федералы нас же первыми и убьют.
       
       Владимир Пехтин, зампред Госдумы. Вопрос бессмысленный — ну кто виноват, что террористы объявили России и миру войну и мы не победили? Простых рецептов борьбы с террором не нашли более чем за полтора века. Чтобы победить в этой войне, надо максимально укрепить спецслужбы. Сегодня у нас есть для этого возможности.
       
       Тамерлан Цомаев, лидер коммунистов Северной Осетии. Коррумпированный режим, который правит бал в Северной Осетии. Если у них еще осталась хоть капля совести - у президента, у министра внутренних дел, у прокурора - они должны пустить себе в лоб по пуле. Или просто достойно уйти в отставку, попросив у людей прощения.
       
       Лев Пономарев, лидер движения "За права человека". Очевидные виновники — террористы, но огромная вина на федеральной власти. Федералы допускают аналогичный террор в Чечне. Власти не смогут прекратить террор, не вступив в переговоры с политическим крылом сепаратистов во главе с Масхадовым, который осудил действия террористов.
       
       Сергей Фридинский, заместитель генпрокурора РФ. Сейчас рано про это говорить — расследование выявит новые факты и имена преступников. И по результатам проводимого расследования картина будет меняться. Помимо прочего, мы сейчас проверяем и уровень взаимодействия силовых структур, задействованных в операции по освобождению заложников.
       
       Геннадий Зюганов, лидер КПРФ. Беспомощная федеральная власть и безответственные силовые ведомства. Президент пять лет назад обещал избавление от ужасов терроризма. Хаос в спецслужбах наблюдал весь мир. Реальная борьба с терроризмом подменяется пропагандистской мишурой, митингами, которые направлены не на обеспечение безопасности, а на поддержку обанкротившейся власти.
       
       Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека в России. В убийстве детей виноваты те, кто захватил школу. А главные виновники — те, кто отдавал им приказы. Другое дело, что правоохранительные органы работают очень некачественно. Об этом уже сказал президент. Из-за разгильдяйства и продажности гибнут невинные люди.
       
       Валерий Окулов, гендиректор компании "Аэрофлот". Не знаю. Я своей задачей вижу не искать виновных, а принимать меры по недопущению терактов.
       
       Игорь Провкин, член Совета федерации. Силовики, правоохранительные органы, спецслужбы. Ни в одной стране тридцать вооруженных до зубов бандитов не могут пройти в школу. Где агентурная работа? Похоже, только в кино.
       
       Владимир Крючков, бывший председатель КГБ СССР. Это очень сложный вопрос, но винить наш спецназ я не стал бы. Бойцы сделали все возможное. Но масштабы прежних терактов были гораздо меньше.
       
       Григорий Томчин, глава Всероссийской ассоциации приватизированных и частных предприятий. Общество, неправильно поставившее задачу силовым ведомствам. У них есть задача обеспечить безопасность государства, а не людей. Нужно перестроить армию. Она настроена на ведение войны как в XX веке, а в XXI веке идет война с терроризмом.
       
       Айрат Хайруллин, депутат Госдумы. Наша халатность и доброта — мы быстро забываем зло.
       
       Анатолий Шкирко, председатель правления Всероссийского союза инвалидов силовых структур, в 1995 году командующий группировкой федеральных войск в Чечне. Заключение должна сделать межведомственная комиссия под руководством президента. Я уверен, что терроризм больше финансируется из России, чем с Запада. И корни его — в Чечне.
       
       Эдуард Лимонов, писатель. Часть вины лежит на президенте и правительстве. У террористов были требования, но власть отказалась от переговоров, потому что террористы говорили про независимость Чечни. Ну почему не дать им независимость? Когда отдавали Крым и Казахстан, о целостности государства никто не думал. И странно слышать, что все сваливают на спецслужбы.
       
       Гарри Каспаров, председатель "Комитета-2008". Верховная власть, которая ничем не ограничена. Неважно, как называть руководителя — генсек, царь, президент,— он выстроил такую вертикаль власти, что вся власть у него. Остальные органы просто декорации — ведь нельзя президента, как в Америке, вызвать на независимую парламентскую комиссию и потребовать отчета. Раз он создал такую систему, то и должен нести полную ответственность.
       
       Борис Громов, губернатор Московской области. Надо принимать меры для предотвращения терактов, не время искать виновных. Хотя и это надо делать соответствующим органам. Но главное — нужно резкое усиление антитеррористической деятельности. В Подмосковье под особый контроль берутся социальные учреждения и стройки. Обсуждаем вопрос о возрождении добровольных народных дружин.
       
       Артур Чилингаров, зампред Госдумы. К правоохранительным органам есть много вопросов, но нужно разбираться. Слишком много там было неожиданностей: захват, взрывы, обстрел, штурм... Разбираться надо. Возможно, надо создать парламентскую комиссию.
       
       Владимир Васильев, председатель комитета Госдумы по безопасности. Таких много. Я виноват, что не прописаны соответствующие законы. МВД — что не перекрыли дороги. Каждый виноват на своем участке. Кризисная система управления не соответствует нормам, о чем и сказал президент. И нельзя отправлять сразу всех в отставку: людей, которые могут решать специфические вопросы, очень мало.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД*
       Вы не боитесь отпускать детей в школу?
       Анатолий Карпов, многократный чемпион мира по шахматам. Я не верю в теракты в школе. Это значит себя похоронить: мировое сообщество такого не простит.
       
       Александр Музыкантский, министр правительства Москвы. А потом что, на метро не ездить? Усилить бдительность стоит, планируем ввести постоянные посты ГУВД в школах или заключим договор об охране школ.
       
       Любовь Кезина, глава комитета образования Москвы. Никакой опасности для школьников нет. Во всех школах есть охрана, введен режим усиленной бдительности, и даже на прилегающих территориях дети под присмотром.
       
       Малик Сайдуллаев, гендиректор концерна "Милан". Боюсь, потому что они чеченцы. Я отправил их за границу: не хочу, чтобы они жили и учились в стране, где детей преследуют только за то, что они чеченцы. И никогда чеченский народ не взрывал и не будет взрывать жилые дома, а тем более школы.
       
       Ирина Хакамада, вице-спикер Госдумы. Конечно, боюсь. Но не из-за того, что где-то что-то взрывается, а из-за невнятности происходящего. У нас любят замалчивать информацию, да еще никогда не ловят виновных.
       
       Николай Еременко, актер. Я бы ни одного ребенка в школу не пустил. Дело даже не в том, что моя дочь за 10 минут до взрыва проходила по переходу на Пушкинской. Все гораздо серьезнее. Нас методично и основательно "долбят", развлекаясь нашей беззащитностью. И я боюсь, что следующей мишенью выберут школы и детские сады.
       
       Петр Положевец, главный редактор "Учительской газеты". Не боюсь: к счастью, школы пока не взрывали. Правда, ни один министр образования не даст гарантии, что не взорвут.
       *Должности указаны на момент опроса.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

Социальные сети

обсуждение