Банкиров берут под защиту

Возможность их привлечения к субсидиарной ответственности ограничили

Верховный суд РФ (ВС) защитил топ-менеджеров и владельцев обанкротившихся банков от повального привлечения к субсидиарной ответственности. Влияние ответчика и негативные последствия для кредитной организации должны быть «существенными», а предварительное одобрение кредитов профильными отделами может снять претензии с подписавшего сделки руководителя, признала экономколлегия. По мнению юристов, ВС хочет сбалансировать избыточно прокредиторскую практику, и теперь Агентству по страхованию вкладов (АСВ) будет сложнее доказать вину банкиров. Но смягчение несет и риски злоупотреблений со стороны последних.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

ВС вынес решение, ограничивающее возможности привлечения банкиров к субсидиарной ответственности по долгам их кредитной организации. В рамках длящегося более пяти лет банкротства банка «Балтика» (признан банкротом в феврале 2016 года) АСВ (конкурсный управляющий) требовало привлечь к субсидиарной ответственности на 11 млрд руб. пять топ-менеджеров. Претензии были типичными: убыточные сделки и формирование безнадежной задолженности.

В частности, ответчиков обвиняли в выдаче «техническим компаниям» почти 3 млрд руб. без ликвидного обеспечения, обмене прав требования в размере 190 млн руб. на векселя банка и затем внесении их в уставный капитал компании, которая не вела деятельности. Первая инстанция привлекла к «субсидиарке» двоих, но апелляция и кассация добавили еще троих, в том числе члена совета директоров Галину Роговец и члена правления Олега Клепикова, признав их виновными в убыточных для банка сделках.

Галина Роговец и Олег Клепиков обжаловали эти решения в ВС, настаивая, что из судебных актов неясно, в чем состоит их вина. Так, Галина Роговец утверждала, что не выдавала вменяемые ей в вину кредиты, а Олег Клепиков заявил, что по согласованным им займам долг был частично возвращен, векселя же вносились в «пустую» компанию после его ухода из банка.

Дело передали в экономколлегию ВС, которая отменила решения о привлечении двух банкиров к субсидиарной ответственности, жестко раскритиковав аргументы АСВ и их оценку нижестоящими судами.

Так, коллегия подчеркнула, что нужно учитывать существенность как самой фигуры ответчика и его влияния, так и негативных последствий его действий относительно масштабов деятельности банка.

Особенность банков в том, что «они осуществляют достаточно крупную по масштабам деятельность на финансовом рынке, что обусловливает необходимость наличия в их штате значительного количества сотрудников», при этом их работа «строго и детально урегулирована», отметил ВС. К «субсидиарке» же могут быть привлечены лица, «действия которых непосредственно привели к банкротству».

Следует также выяснить, был ли топ-менеджер инициатором и потенциальным выгодоприобретателем. Причем «сама по себе убыточность сделки не может служить безусловным подтверждением наличия основания для привлечения к субсидиарной ответственности», признала коллегия. Кроме того, действия по заключению сделки предполагаются разумными и добросовестными, если соблюдены корпоративные правила одобрения, а ее невыгодность не была очевидна, подчеркнул ВС.

В отношении спорных заемщиков «Балтики» проводилась проверка, оценивалось финансовое состояние, есть профессиональные суждения и сведения об обеспечении.

Доказательств того, что ответчики подписали кредитные договоры вопреки заключениям или без одобрения профильных комитетов, нет, как и доказательств их связи с заемщиками.

При этом фактическим бенефициаром банка, контролировавшим основные операции, был Василий Косолапов, который и согласовывал убыточные сделки, а причастность к ним Олега Клепикова и Галины Роговец «не установлена», заключил ВС.

Юристы считают, что ВС пытается развернуть сложившуюся в пользу АСВ практику повального привлечения банкиров к субсидиарной ответственности. Партнер «Пепеляев групп» Юлия Литовцева называет решение по «Балтике» «взвешенным и соответствующим истинному назначению такого жесткого инструмента, как субсидиарная ответственность».

«Последняя практика ВС — это черная полоса для АСВ»,—соглашается советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук. Она отмечает, что ВС развивает критерии для «субсидиарки», названные в июне 2020 года в деле «Теплоучета», но на практике до сих пор суды крайне редко соглашались их учесть. Теперь АСВ будет сложнее доказывать вину ответчиков, уверена госпожа Литовцева, так как придется анализировать отклонение их действий от корпоративных стандартов и обосновывать наличие критериев, определенных ВС.

Заведующий бюро адвокатов «Де-юре» Никита Филиппов считает интересным то, что суд выделил в качестве особенностей банков «не только детальную регламентацию каждого действия и их корпоративный характер, но и многоэтапную процедуру согласования решений».

Адвокат КА «Делькредере» Егор Ковалев полагает, что решение ВС позволит точнее «дифференцировать управленцев несостоятельной кредитной организации на добросовестных и нет». Он добавляет, что не всегда все члены коллегиального органа управления, одобрившие какую-то сделку, одинаково ответственны за ее последствия. «В нормально функционирующем банке органы управления принимают решения о сделках на основании заключений разноплановых специалистов и предварительных решений компетентных органов», отмечает господин Ковалев. Ранее суды зачастую исходили из того, что топ-менеджеры должны все перепроверять и нести ответственность за действия профильных отделов, поясняет Юлия Михальчук.

Госпожа Литовцева полагает, что применение позиции ВС значительно сократит число привлекаемых к «субсидиарке» банкиров. При этом она не видит больших рисков того, что недобросовестные лица останутся безнаказанными, так как у АСВ остается «множество инструментов и презумпций, а главное — широчайший доступ к документации должника».

Однако господин Филиппов видит в смягчении практики риски того, что топ-менеджеры банков начнут «прикрывать убыточные сделки формальными заключениями подчиненных, чтобы избежать субсидиарной ответственности». Рядовых сотрудников и менеджеров среднего звена нельзя привлечь к «субсидиарке», добавляет Юлия Михальчук, но можно, например, взыскать с них причиненный вред.

Екатерина Волкова, Анна Занина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...