«Коммерсантъ-История» №10 (131)

Что делает власть бессильной

Фото: Геннадий Копосов / Фотоархив журнала «Огонёк»

Фото: Геннадий Копосов / Фотоархив журнала «Огонёк»

Знаете ли вы, что всегда более всего ослабляет действующую власть?

Нет, не только несуразная пропаганда своих надуманных достижений. Да и враги престола внешние и внутренние, как правило, играют значительную, но не решающую роль. Куда важнее для любого правителя ясное понимание реальных пределов своих возможностей.

Возьмем, к примеру, первого российского императора. Власть Петра I, как обычно считается, была беспредельной и пользовался он ею так, как считал нужным. Три века назад, 26 ноября 1718 года*, он решил переложить все тяготы содержания армии на подданных, введя новый налог. А чтобы определить его размеры для каждого плательщика, счел необходимым провести то, что теперь называется переписью населения. Причем и о том, и о другом без обиняков объявил подданным. Уклонистам царь-реформатор грозил самыми суровыми карами. Но затем на протяжении немалого срока не мог добиться исполнения своей воли. О том, почему,— наш текст «От старого до самого последнего младенца».

Екатерина II всегда действовала гораздо тоньше, но и она много лет не могла отучить свою опору — русское дворянство — от пагубного и разорительного увлечения азартными играми, принявшего характер эпидемии. Однако потом решение все-таки было найдено, и благодаря ему реальный поручик Ржевский попал в учебники права и экономики. Как — в нашем материале «Не была еще в таком ужасном употреблении».

А Николай I при всей мощи своей власти не мог изменить традиций малой и кочующей части своих подданных. Позднее и советские руководители считали, что им по силам привести к общепринятому в стране образу жизни народ с иным менталитетом. Насколько сильно они заблуждались — текст «Формируемые из Цыган роты именовать Исправительными».

Непонимание Александром III особенностей натуры своих подданных едва не привело к тому, что истинным хозяином России чуть было не стал скромный подполковник спецслужб. Об этом — статья «В силу совершенно исключительных полномочий».

Абсолютно превратное представление о своих возможностях имел Николай II, что в итоге стоило ему власти и жизни. Так, идя на обострение отношений с Японией, он не понял, что против России выступает не только «островная империя», но и мощные силы других стран, включая научные. О том, к чему это привело,— «Газовая война — это война будущего».

Уверенность советских вождей в том, что они могут без особого труда управлять социально близкими элементами советского общества, привела к разгулу в СССР злостного хулиганства, бороться с которым пришлось вполне старорежимными способами. Все детали — в статье нашей постоянной рубрики «Забытый быт» «Скитающийся без занятий иногородний элемент».

Об этих и других случаях переоценки властителей своих возможностей — этот выпуск ежемесячника «Коммерсантъ-История».

Евгений Жирнов, руководитель историко-архивной службы ИД «Коммерсантъ»


Содержание

«От старого до самого последнего младенца» / Как всероссийски уклонялись от переписи

«Не была еще в таком ужасном употреблении» / Как реальный поручик Ржевский попал в учебники экономики и права

«В силу совершенно исключительных полномочий» / Как подполковник спецслужб готовился к захвату власти в России

«Газовая война — это война будущего» / Кто был инициатором применения самого устрашающего оружия

«Скитающийся без занятий иногородний элемент» / Какие идеи царского времени помогали бороться с разнузданностью в СССР

«В БАМе ничего нельзя — и все можно» / Какие особенности руководства тормозили строительство магистрали

«Формируемые из Цыган роты именовать Исправительными» / Как пытались изменить поведение кочующего народа

*Все даты до 1 февраля 1918 года даются по старому стилю.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...