Коротко

Новости

Подробно

Последствия сухой голодовки

Боевые действия переместились в больницы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

эвакуация



После штурма бесланской школы дети и взрослые, остававшиеся в заложниках больше двух суток, в каретах скорой помощи и частных машинах были направлены в больницы Ессентуков, Пятигорска, Ставрополя, Моздока, Алагира, Дигары и Владикавказа. Врачи говорят, что дети даже не плакали — после "сухой голодовки", к которой их принудили боевики, у них просто не было слез.
       Основную массу раненых приняла бесланская районная больница, тяжелораненых начали отправлять во Владикавказ. В бесланской городской больнице о госпитализированных заложниках говорят с трудом: "Раненые голые дети. Шок и обезвоживание". В городскую клинику после штурма поместили больше двухсот детей, многих извлекали из-под завалов здания. Раненых подбирали скорые, весь последний день дежурившие у школы. Как минимум по сотне детей приняла каждая из больниц Владикавказа.
       В детской республиканской больнице во Владикавказе к приему, как выяснилось, готовились загодя. "В день захвата мы получили распоряжение осетинского минздрава на всякий случай освободить больницу, насколько это возможно,— рассказывает сотрудница администрации Эльмар Мурашева.— Мы выписали всех легких пациентов, отменили плановые операции, очистили койки". По словам госпожи Мурашевой, бригады анестезиологов и хирургов все время чередовались в Беслане. "Наш главврач Урузмаг Джанаев все эти ночи провел в больнице, мы ждали, когда к нам начнут поступать дети, поэтому не отлучались ни на минуту",— продолжает Эльмар. Через полтора часа после штурма в больницу привезли 140 детей, а дежурные в приемной говорили, что скорые все прибывают: "Вы не представляете себе, какой сумасшедший дом в хирургии, а еще соматика и ожоговое отделение". Состояние всех эвакуированных детей — тяжелое, у большинства — переломы конечностей, ожоги и ранения.
       В республиканскую клиническую больницу Владикавказа кареты скорой помощи прибывали каждые три-четыре минуты. Очередная машина влетает на площадку перед приемным отделением. Тут же ее окружают медики. Мужчина лет 35 в камуфляжных брюках утопает в крови. "Седьмая бригада! Седьмая бригада!!!" — кричит хирург-реаниматолог. Вскоре на дверях больницы вывешивают первый список доставленных из Беслана. Люди, пытающиеся найти в нем родных, начинают плакать. Списки обновляются каждые 15-20 минут. "Четверо в реанимации, троим уже делаются операции,— сообщает корреспонденту Ъ главврач Борис Дигуров.— У всех сильное нервное потрясение, они почти ничего не говорят, из обрывков слов только понятно, что особенно жестоко террористы обращались с мужчинами-заложниками".
       На другом конце Владикавказа у клинической больницы — многотысячная толпа. Люди изучают списки раненых. "Они устаревшие,— поясняет мужчина лет пятидесяти.— Сейчас та женщина начнет зачитывать новые списки". В списках много людей без фамилий. Это значит, что раненые доставлены без сознания. За их жизнь борются реаниматологи. Завотделением травматологии рассказал корреспонденту Ъ, что раненые лежат во всех отделениях, у них ожоги, огнестрельные и осколочные ранения: "Кроме взрыва, они почти ничего не помнят, дети часто повторяют слово 'ужас', а одна женщина прошептала: 'Я в аду побывала'".
       Собравшиеся у больницы обсуждают известие о том, что среди госпитализированных есть террорист. Ни один из хирургов не хочет даже говорить об этом. "Ну хоть скажите, выживет ли он?" — спрашивает корреспондент Ъ. "К суду обязательно выживет, а там — кто его знает",— хирург заходит в палату, которая охраняется вооруженными милиционерами.
       "Они почти не разговаривают,— рассказывают врачи хирургического отделения республиканской детской больницы.— Очень напуганы. Так над ними издевались — им не до рассказов". В больнице Беслана тоже говорят, что дети непривычно тихие: "Дети постарше рассказывали, что им там запрещали шуметь, даже перешептываться". Несколько суток без воды и пищи — боевики называли это сухой голодовкой. "Разное рассказывают — что террористы заставляли детей пить мочу, а некоторые пили ее по собственной воле, такая жажда",— продолжают врачи. "В одной из палат сидел пятилетний мальчик, грязный, как поросенок, и смотрел на крошки от печенья на тумбочке,— говорит медсестра.— Я принесла ему еще печенья, так вы бы видели, с какой скоростью он его сжевал".
       Большинство детей выбегали из школы босиком, в одних трусиках. "Не знаем, то ли жарко было очень, то ли их заставляли раздеваться,— рассказывает дежурный врач бесланской клиники.— Представляете, бежит такая голенькая девочка и кричит :'Мамочка! Где же моя мамочка?' А мама не откликается". Врачи владикавказских клиник объясняют, что у заложников не было при себе документов, так что многие родственники спешно эвакуированных не могут найти своих родных.
ВАДИМ Ъ-ТОХСЫРОВ, Владикавказ; ЮЛИЯ Ъ-ТАРАТУТА, ОКСАНА Ъ-АЛЕКСЕЕВА

Комментарии
Профиль пользователя