Коротко

Новости

Подробно

Школа выживания

Cотни детей оказались в заложниках

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

террор



Вчера продолжилась террористическая атака в России. После взрывов остановки, двух самолетов и теракта у метро "Рижская" отряд боевиков захватил в североосетинском городе Беслане школу. В заложниках оказались около 500 человек — дети, их родители и учителя. Террористы выдвинули заведомо невыполнимые требования: освободить арестованных за терроризм в Ингушетии и вывести войска из Чечни. Два года назад при захвате "Норд-Оста" ФСБ, оказавшись в аналогичной ситуации, использовала газ, умертвила всех террористов, в результате той операции погибли 129 заложников. Тянуть с силовым разрешением ситуации в Беслане власти, очевидно, не будут. Развяка могла произойти еще до выхода этого номера Ъ в свет.
       

"Русские, русские, идите сюда, не бойтесь"


       Роза Дудиева пришла в школу #1 не только как представитель местного отдела народного образования, но и как бабушка — она провожала в школу свою старшую внучку Милану. Она должна была пойти в первый класс. Вместе с бабушкой Милану в школу провожали ее мама и младшая сестра.
       — После линейки дочь с детьми зашла в здание школы, а я задержалась во дворе поговорить с учителями,— рассказывает Роза.— В этот момент во двор въехал тентованный военный грузовик, из которого выскочили люди в камуфляже и масках. Были видны только их глаза и бороды. Стреляя, они рассекли надвое собравшуюся во дворе толпу. Тех, кто оказался ближе к школе, боевики загнали внутрь здания, остальные, в том числе и я, успели спрятаться за невысоким забором. Мы выглядывали, пытаясь выяснить, что с нашими детьми, но подойти ближе не решались. Боевики, оставшиеся караулить у входа, на чистом русском языке кричали нам: "Русские, русские, идите сюда, не бойтесь". Один из них пытался даже подманить школьников шоколадкой.
       Как потом выяснилось, террористы приехали в Беслан со стороны селения Хурикау. В село они пришли пешком из леса, который тянется до самой границы с Малгобекским районом Ингушетии. Возле Хурикау они захватили в заложники местного участкового Султана Гураджева, который утром поехал в Ингушетию, чтобы отремонтировать машину родственника. А потом захватили ГАЗ-66 одного из местных жителей. Майору Гураджеву каким-то образом удалось сбежать от террористов. Именно с его слов стало известно общее количество боевиков: 18 человек, из которых две женщины-шахидки, кроме того, у них было две собаки. Животных террористы, очевидно, взяли с собой в качестве живых газоанализаторов. Известно, что собака гораздо быстрее человека почувствует отравляющий или снотворный газ.
       Майор из разговоров боевиков понял, что они состоят в так называемом ингушском джамаате. Боевики из этого джамаата под руководством Шамиля Басаева, Доку Умарова и Магомеда Евлоева 22 июня захватили Назрань и Карабулак, убив там 98 человек.
       — Мы стояли спиной к улице и не заметили, как подъехала машина,— рассказал ученик 10-го класса Заур Дзафаров, которому удалось вырваться из школы.— Увидели только, как из нее начали выпрыгивать люди, а впереди шли мужчины в масках. За ними бородатые в камуфляже и две женщины в черной одежде. Они бросали какие-то гранаты (судя по всему, шумовые, потому что жертв от взрывов практически не было), стали стрелять и окружать нас. Я схватил маленькую сестру и побежал в сторону деревьев. В нас никто не стрелял. Боевики только кричали, чтобы мы вернулись.
Гражданское население Северной Осетии уже взяло в руки оружие

Гражданское население Северной Осетии уже взяло в руки оружие

Фото: ДМИТРИЙ АЗАРОВ, Коммерсантъ

       Во время захвата заложников боевики убили двух человек. Вначале сообщалось, что эти двое — милиционеры, охранявшие школу. Потом появились данные, что жертвы из гражданского населения, а милиционеров боевики разоружили и взяли в заложники. Ранили еще 13 человек — в основном это были мужчины, которые пытались помешать бандитам или просто в момент захвата проходили по улице.
       — На моих глазах они убили только одного человека,— рассказывает очевидец Руслан Бороев.— Какому-то парню выстрелили прямо в голову, он до сих пор в школьном дворе лежит. Потом, загнав заложников в школу, несколько боевиков начали выгружать из машины какие-то большие ящики.
       В них были гранаты, самодельные бомбы, а также противопехотные мины МОН-50 и МОН-100. Согнав заложников в спортзал школы, боевики заминировали здание. Самые мощные фугасы они установили в спортзале, где находится более 500 человек, из которых более половины — дети.
       

"Отпустите хотя бы ради своего Аллаха!"


       Когда к зданию школы подъехали первые милицейские наряды, из окон и с крыши здания был открыт огонь.
       — Стреляли из автоматов, пулемета и подствольного гранатомета,— рассказывает Руслан, работающий в местном РОВД.— Били не прицельно — это был заградительный огонь. Мы не смогли даже забрать трупы со двора. Стрелять в ответ мы не могли: в окна рядом с собой боевики выставили детей.
       После того как выстрелы стихли, милиционеры и сотрудники прокуратуры попытались вступить с захватчиками в переговоры. Сначала им просто кричали, потом подогнали машину с громкоговорителем:
       — Мы хотим, чтобы вы вышли на связь, вступили в переговоры. Вас никто не собирается штурмовать, сообщите ваши требования,— неслось по всей округе.
       Террористы молчали. Потом выпустили из школы мальчика, который передал силовикам записку: "За каждого раненого нашего впредь получите 20 трупов, за убитого — 50 (один из нападавших во время захвата был убит, несколько ранены.—Ъ)". В записке был указан и номер мобильного телефона, по которому можно было связаться с захватчиками, но он оказался заблокированным. Все три городских телефона школы — у директора, завуча и в учительской — не отвечали. Потом террористы отпустили еще мальчика. В записке, которую он принес, было написано: "Ждите".
       К захваченной школе пошли первые добровольцы. Ими стали муфтий и православный священник. Священнослужителей уже на подступах к школе встретили автоматными очередями, и им пришлось вернуться.
       Представители гражданской власти не стали повторять ошибок своих предшественников. К захваченному зданию они не пошли, а отправили туда двоих милиционеров. Они подошли к школе с поднятыми вверх руками, в которых были рации, положили "Моторолы" на крыльцо перед закрытой дверью и быстро отошли. Через несколько минут рации забрал вышедший из школы автоматчик в камуфляже. От возможных выстрелов снайперов он прикрывался ребенком, которого держал на руках.
       После того как рации, настроенные на милицейскую волну, оказались у террористов, с ними пытались говорить милицейские и гражданские начальники различных уровней.
       "Отпустите детей, сволочи! Отпустите хотя бы ради своего Аллаха!" — кричал захватчикам в рацию человек в штатском, укрывшийся за школьным забором. В ответ сквозь треск и помехи кто-то говорил, что вначале нужно "освободить братьев, захваченных в Ингушетии". Речь шла об участниках бандитского рейда на республику, совершенного 22 июня. После этих событий было арестовано 22 чеченца и 8 ингушей. Поскольку в Ингушетии нет своего СИЗО, их отправили в изолятор Владикавказа. Шел разговор и об освобождении других преступников — боевиков, участвовавших в нападении на Грозный 21 августа. Говорили захватчики и о выводе войск из Чечни. Узнав, что никто из силовиков не может выполнить их требования, бандиты отказались от дальнейших переговоров, сообщив, что разговаривать теперь будут только с доктором Рошалем. Боевики прекрасно понимали, что врач тем более не может выполнить их требований. Но тем не менее вызвали именно его. Некоторые сыщики решили, что таким образом преступники просто пытаются, как и при захвате "Норд-Оста", выиграть время и оттянуть возможный штурм. Доктора вызвали из Москвы.
       

"Если пустят газ, как в 'Норд-Осте', живые останутся?"


       Вокруг захваченной школы два оцепления. Одно, милицейское и войсковое, охраняет подходы к самому зданию с террористами и заложниками, а также штаб, расположенный в горадминистрации. В штабе — глава МВД Рашид Нургалиев, директор ФСБ Николай Патрушев, республиканское и районное начальство. Второй кордон установили уже сами горожане. Одетые в черные рубашки угрюмые мужчины вооружены охотничьим и, кажется, автоматическим оружием.
       — Мы тут все вышли, потому что власти не располагают достаточными средствами, чтобы спасти наших детей,— объясняет один из ополченцев, Инал, отправляя нас к зданию ДК, возле которого стоят безоружные родственники заложников.
       — У меня в школе сестра Роза,— рассказывает Зинаида Тедзоева.— Уже несколько часов не могу до нее дозвониться. Дети, которые сбежали из школы, рассказали, что боевики отобрали у всех мобильники. Но я надеюсь дозвониться.
       — Как вы думаете, если пустят газ, как в "Норд-Осте", живые останутся? — неожиданно спрашивает она.
       Рядом с толпой БТР с омоновцами. Когда фотокор его снимает, один из милиционеров зло говорит: "Ты эти фотки Путину пошли и спасибо ему передай от Северной Осетии".
       — За что? — спрашиваем мы.
       — За Чечню.
       У горбольницы Беслана не протолкнуться. Собравшиеся люди изучают два списка — с госпитализированными и пострадавшими, которым оказали амбулаторную помощь и отпустили.
       Замглавврача больницы Валерий Баскаев рассказывает:
       — В 9.30 к нам поступили первые раненые. В основном это люди, которые проезжали мимо школы или вообще находились за ней. Жители расположенных рядом домов. Они были ранены выстрелами из окон школы. 13 раненых к нам поступило, 5 уже отпустили домой, 7 госпитализированы. Двое в очень тяжелом состоянии. Один с проникающим ранением в брюшную полость, у второго ранение головы.
       Мимо проносят носилки. Из штаба поступил приказ на всякий случай подготовить 30 носилок для эвакуации и столько же мест для раненых.
       В больнице говорят, что уже подготовлены списки освобожденных и захваченных людей. Возвращаемся к месту, где собрались их родственники.
       Какая-то женщина в камуфляже по бумажке зачитывает имена и фамилии людей. При каждом имени толпа, словно с облегчением, выдыхает.
       — Мне сказали, что моя сестренка убежала,— говорит Казбек.— Когда к зданию школы подъехал БТР с омоновцами, они начали стрелять по нему. Ребята этим воспользовались и спрятались в котельной. Она прямо у спортзала. Потом кто-то из военных сумел подобраться и выбить в котельной окно и выпустил ребят. Сестра была среди них, я точно знаю, только в списках освобожденных ее нет и домой она то же не вернулась.
       Перекличка, проведенная среди родственников, показала, что в захваченном здании находятся как минимум 300 заложников, примерно половина из которых дети. При этом сами родственники рассказывают, что, по их данным, пленников как минимум вдвое больше. "На перекличку пришли не все,— сказал Казбек.— А еще ходят слухи, что боевики взяли людей из соседних пятиэтажек". Действительно, поздно вечером было объявлено, что захвачено в общей сложности около 500 заложников.
       Уже поздно вечером в штаб приехал доктор Рошаль и при его участии, как рассчитывали в ФСБ, с террористами наконец должны были начаться переговоры по существу. Однако доктору по рации удалось лишь договориться о том, чтобы заложникам передали 1,5 тыс. бутылок "Святого источника" и пепси-колы, а также несколько ящиков с лавашом. Террористы, впрочем, пообещали доктору, что будут нормально обращаться с детьми. В десятом часу вечера стороны обсуждали форму проведения предстоящих переговоров: ФСБ предложила, чтобы они велись по радиосвязи, боевики же настаивают на том, чтобы Леонид Рошаль пришел к ним. Однако около 23.00 переговоры были прерваны: террористы объявили, что им в первую очередь нужен президент Ингушетии Мурат Зязиков, и до тех пока он не явится, вести переговоры они не будут.
ОЛЬГА Ъ-АЛЛЕНОВА, ЗАУР Ъ-ФАРНИЕВ, СЕРГЕЙ Ъ-КОНОВАЛОВ, Беслан; СЕРГЕЙ Ъ-МАШКИН
       
Комментарии
Профиль пользователя