Коротко

Новости

Подробно

Вне игры с Андреем Колесниковым

Медаль в первом чтении

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

велосипедный спорт



Специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ рассказывает о том, почему велосипедистка Ольга Слюсарева выиграла групповую гонку по очкам.
       Ольга Слюсарева не просто нервничала перед стартом, на самом деле она была в отчаянии. Она понимала, что у нее не получится выиграть эту гонку.
       Своему мужу она повторяла одно и то же:
       — Мне везло до сих пор. Просто очень везло. Больше мне не повезет.
       — Ну как же тебе может столько везти?! — пытался он привести ее в чувство.
       Она ему подробно рассказывала, как одна ее соперница просто упала перед самым финишем, и Ольга ее не то что догнала и перегнала, а просто объехала. В этом и состояла ее заслуга, а больше ни в чем. И не надо ее ни в чем убеждать. Она все сама хорошо про себя знает.
       Миша, ее муж, хорошо это понимал. Он ничего не мог с этим сделать. Эта история повторялась постоянно.
       Проблема была в том, что она совершенно искренне так считала. Девушка, выигравшая несколько чемпионатов мира подряд, полностью убедила себя в том, что ее преследует цепь случайностей — роковых, можно сказать.
       — Вы же Свету Гранковскую знаете? — спросила она меня.
       Ну откуда я знаю Свету Гранковскую?
       — Жаль,— сказала Ольга Слюсарева.
       — А то бы я что-то понял? — предположил я.
       — Не исключено,— загадочно ответила она.
       В этот момент я, конечно, очень пожалел, что не знаю Свету Гранковскую.
       — Ну ладно,— сказала Ольга,— давайте с вами поговорим серьезно. Смотрите, что получается. Вы верите, что мысли могут материализоваться?
       — Допустим,— осторожно ответил я.
       — Допустим или материализуются? — строго спросила она.
       — Материализуются,— покорно сказал я.
       Мне очень хотелось знать продолжение.
       — И вот эти мысли: "ты сильная, ты сможешь все, ты должна заставить себя поверить".
       — И часто они приходят вам в голову?
       — В том-то и дело, что вообще не приходят. Но есть такая книга,— терпеливо продолжила Ольга,— написал американец Уэйн Дайер, так прямо и называется "Поверь в себя". Вот я ее и читала.
       — И что, поверили? — с изумлением спросил я.
       — Нет,— честно ответила она.— Там надо было еще и подчеркивать все слова, которые, как тебе кажется, могут помочь тебе поверить в себя.
       — А после того как стали подчеркивать, поверили?
       — Конечно,— подтвердила девушка.— Хотя, конечно, есть проблемы: срок действия не очень долгий. Прочитаешь эту книгу, подчеркнешь, а потом проходит немного времени и опять начинается неверие.
       — Ну так надо было прямо перед стартом перечитать и подчеркнуть все, что требуется!
       — Так я и сделала,— призналась она.— Часа за два до старта перечитала, подчеркнула...
       — Там уже, наверное, строчка подчеркнута,— пришло мне в голову.
       Она пожала плечами. Я понял, что еще не все.
       — То есть перед стартом в Афинах с верой в себя все было в порядке?
       — Да, я хорошо поехала.
       — А что же потом произошло?
       — Начались проблемы.
       — Вера стала уходить? Не хватило на всю гонку?
       — Я стала не о том думать. Начала думать, что проиграю и что будет, когда проиграю. Я об этом обычно только в межсезонье обычно думаю: насчет того, что делать, когда уйду из спорта и т. д. Я, правда, повторяла себе все время, что нельзя же постоянно думать о проигрыше...
       — И, конечно, думали только об этом?
       — Думала. И все, я дрогнула. Это неверие в себя на меня навалилось. Четверка ушла в отрыв.
       Она стала тогда думать о том, как догнать отрыв, но соперницы уходили все дальше.
       — На шоссе в этом смысле легче: иногда думаешь, что пусть уж скорее уйдут в отрыв так, чтобы я не могла их догнать и даже увидеть. Иногда так и уходят. Какая-то доля секунды — и все, облегчение! Ей-богу, легче. Но тут все время их видишь...
       И в это мгновение своей жизни Ольга Слюсарева все-таки не растерялась и снова стала вспоминать фразы из книги "Поверь в себя". Она надеялась, что они материализуются, и не без оснований. Так и вышло. И она стала догонять отрыв, который уже всем казался безнадежным. Обычно такие вещи называются спортивным подвигом.
       — Сара Улмер (олимпийская чемпионка в гонке преследования.—Ъ) тоже от меня убежала. И вот я в какой-то момент догнала ее! И услышала, как она дышит! Ей было очень плохо. Ужасно! Так дышать! Я не позлорадствовала, нет!
       Ольга Слюсарева, наверное, просто подумала, что Сара Улмер, похоже, не читала книги "Поверь в себя", а то бы дышала по-другому.
       Она догнала отрыв, потом начала финишировать. Она выиграла.
       — Ольга, а вы в Бога верите?
       — Верю,— неожиданно горячо ответила она.— Действительно верю. А почему вы спрашиваете?
       — Ну, может, необязательно читать книгу "Поверь в себя", может, вера даст уверенность в себе. Ну бывает же.
       Надо сказать, что я и сам произносил эти слова недостаточно уверенно.
       Она помогла мне:
       — Тут не так все просто. Тут разнобой получается. Если я в себя не верю, то, боюсь, у Бога ничего не получится: у него нет других рук, кроме моих. В этом вся проблема и весь смысл. Я могла бы надеяться на Бога и была бы шестая сегодня.
       На этом хорошо было бы закончить эту историю, но тут она застенчиво сказала:
       — Еще мне одна книга про фэн-шуй нравится: там столько всего, чтобы вселить уверенность в спортсмена! Это же все китайские такие дела.
       Я хоть понял, зачем пишутся, а главное — покупаются все эти книги.
       Мы немного поговорили про китайцев. Я думал, что хоть в велоспорте они нашим спортсменам не помеха. Нет, и тут побаиваются китайцев и пекинской Олимпиады. Конечно, именно китайцы истины, изложенные в таких американских книжках в занимательной форме, впитывают, хотят они этого или нет, в форме материнского молока. Остается еще только хорошенько потренироваться. И время у них есть.
       — А при чем тут Света Гранковская? — спросил я.
       Меня, конечно, мучил этот вопрос.
       — Это наш спринтер. Да просто это она мне книгу "Поверь в себя" дала. Ей самой она что-то последнее время помогать перестала.
       Оставался только один вопрос. Я, честно говоря, думал, задавать его или нет: все-таки олимпийская чемпионка, все-таки успех, все-таки пик карьеры и лучшее мгновение жизни. А вдруг она от этого вопроса расстроится? Я не хотел портить ей праздник.
       Но я уже ничего не мог с собой сделать. Я хотел задать этот вопрос.
       — Ольга, вы сейчас, вот именно в этот момент уверены в себе? — спросил я.— Вы выиграли эту Олимпиаду, догнали тех, кто ушел в отрыв, когда догнать было уже нельзя, просто невозможно, вывезли эту гонку на себе. Вы теперь-то уверены, что это именно вы выиграли, а не они проиграли?
       — Чего-то они, мексиканка и еще одна, в какой-то момент как-то притормозили. Кто-то из них ошибку сделал: могло ведь мне и не хватить трех последних финишей,— озабоченно пробормотала Ольга Слюсарева.

Комментарии
Профиль пользователя