«Я по-прежнему люблю "большой барабанный саунд"»

Участник группы Queen Роджер Тейлор о своем новом альбоме

Барабанщик Queen Роджер Тейлор выпустил шестой сольный альбом «Outsider» и рассказал Борису Барабанову о новых песнях, о своем отношении к фильму «Богемская рапсодия» и о том, в чьем исполнении песни Queen сейчас звучат лучше всего.

Фото: Invision / AP

Фото: Invision / AP

— Роджер, расскажите, пожалуйста, как вы сочиняете песни? За фортепиано? С гитарой? Может быть, с барабанными палочками в руках?

— Точно не с барабанными палочками. За барабанами много не сочинишь. Иногда все начинается с какой-то поэтической строчки, которая приходит в голову. Чаще всего я сочиняю за фортепиано. Более роковые песни — с гитарой.

— Когда появляется новая песня, как вы решаете: показать ее коллегам по Queen или оставить для сольного альбома?

— В разное время это было по-разному. Queen уже очень долгое время не записывали новой музыки. Мы сфокусированы на концертных турне, нам нравится эта работа. Времени на новые записи нет, а в багаже у нас очень много готового материала. Так что если я сочиняю, то, скорее всего, для себя.

— Я переслушивал сегодня ваши сольные альбомы и обнаружил, что ваша песня «I Cry For You» — это своего рода «режиссерская версия» «Radio Ga Ga» Queen. Не было ли у вас когда-нибудь желания выпустить альбом с вашими песнями, которые стали популярны в исполнении Queen, но в том виде, в котором вы их задумывали?

— Я помню, что написал «I Cry For You» сидя за синтезатором, там были такие арпеджированные аккорды, и да, в какой-то степени она была предшественником «Radio Ga Ga». Однако, я думаю, люди хотят слышать эти песни в том виде, в котором мы сделали их в группе. Нам повезло, в Queen было четыре сильнейших автора, мы отлично работали вчетвером, так что планов сделать альбом «альтернативных версий» песен Queen у меня нет.

— Я знаю, что вы считаете свой новый альбом «Outsider» «осенним», но в нем есть, например, песня «More Kicks», которая выглядит как вызов самому себе: «Смогу ли я в свои 72 года написать простой адреналиновый рок-н-ролл?»

— Мне кажется, написать ее мне помогли мои корни. У этой песни прямолинейная роковая структура, может быть, с элементами хард-рока и даже хеви. Чем ближе к концу песни, тем больше она мне доставляет удовольствия, и классно, что у нее такая длинная мощная кода. К счастью, я могу играть на всех инструментах, и в «More Kicks» записал все, включая соло на фортепиано. Единственный, кто еще был в студии,— джазовый саксофонист Стив Хэмилтон.

— На вашем новом альбоме есть песня под названием «Gangsters Are Running This World» («Гангстеры правят этим миром»). Кто, с вашей точки зрения, большие гангстеры — политические лидеры или цифровые гиганты, которые тоже указывают нам, что хорошо, а что плохо?

— Хороший вопрос, хотя я не был готов к разговору такого рода. Эти цифровые монстры — они ведь даже налогов не платят. Для начала мы должны заставить их платить налоги. И вы правы, у них слишком много власти. Мир сейчас полон не слишком чистоплотных людей, в руках которых очень мощные инструменты контроля. Может быть, поэтому многие страны «правеют». Мы переживаем не лучшие времена. Как индивидуум я могу это сказать. Но в Queen мы всегда воздерживались от политических заявлений и не касались политики в текстах песен. Четыре человека — четыре индивидуальности.

— Мы в России не очень хорошо осведомлены о британских детских песенках 1960-х, а ваш новый трек «The Clapping Song», как я понимаю, как раз одна из них?

— Это песня 1965 года примерно. Она стала известна в исполнении американской соул-певицы Ширли Эллис. Это такая песня, под которую в Англии девочки танцевали на детских площадках. Мне нравится заложенное в ней настроение, и мне захотелось записать ее просто для удовольствия. Но она очень приставучая, как любой детский стишок.

— Судя по альбому «Outsider», в каком стиле бы вы ни писали, вы все равно старались, чтобы в песне было «прикосновение Queen» — элементы типичного для группы многоголосия, стиль игры на барабанах и так далее.

— Это просто часть моего стиля. Эти вокальные гармонии неотделимы от нас, музыкантов Queen, и я думаю, члены The Beatles могли бы сказать то же самое. Они были виртуозами в том, что касается владения голосами. Да, и я по-прежнему люблю «большой барабанный саунд». Меня никто не заставляет так играть, но если это хорошо для песни, я играю так, что звук узнается сразу.

— Прошло уже три года после того, как на экраны вышел фильм «Богемская рапсодия». Помню, какие бурные дискуссии он вызвал. Похожи ли артисты на своих прототипов? Правильно ли сняли концерт Queen на стадионе Уэмбли? Так ли все было вообще? Сейчас страсти улеглись, и я хочу вас спросить: вам нравится фильм?

— Я очень доволен им. Просто надо понимать, что это не документальное кино. Не все, что вы видите на экране, точно воспроизводит то, как все было на самом деле. Есть художественные допущения. Какие-то события, возможно, шли не в том порядке, в котором они изображены. Но это развлекательный жанр, а не хроника. Как развлечение «Богемская рапсодия» полностью удалась. И, что важнее, самые главные вещи в фильме изображены правдиво. Возможно, мы могли подойти к этому фильму с более экстремальных позиций. Но мы хотели получить самую большую аудиторию, какую только возможно.

— Вы сами выбирали актера на роль Роджера Тейлора?

— Нет, этим занималась съемочная группа. Я считаю, что выбор актеров на роли музыкантов был правильным. У нас было право вето на кастинг, но мы им не воспользовались. Рами Малек справился фантастически. Мне только не нравятся мои наряды в фильме. Я бы такого не надел.

— Фильм снимался десять лет. Вам никогда не хотелось просто все остановить и отменить?

— На протяжении долгого времени дело не двигалось дальше встреч и обсуждений. Мы пережили, я думаю, 17 вариантов сценария. И в конце концов я решил, что со всем этим должен справляться Грэм Кинг — главный продюсер фильма, а также менеджер Queen Джим Бич. Это было мучение — найти правильного режиссера, решить конфликтную ситуацию с участием Саши Барона Коэна, которого в конце концов заменили на Рами Малека. Но мы выстояли, и можете себе представить, как я был рад, когда фильм в итоге понравился публике.

— Я бы хотел поговорить с вами о многочисленных подражателях Queen, обо всех этих кавер-группах, имперсонаторах, оркестрах из разных версий мюзикла «We Will Rock You», которые ездят по миру. Кто из них действительно достоин внимания?

— Есть только одна официальная кавер-группа — Queen Extravaganza. Она заслуживает внимания, и я это говорю потому, что сам занимался развитием этого проекта. В прочих случаях это, скорее всего, просто маскарад, костюмированная пантомима. Когда я думал о кавер-группе, мне было важно, чтобы у нее был достойный уровень исполнения, а то, как выглядят музыканты,— дело второстепенное. Queen Extravaganza не похожи на нас внешне, но очень круто звучат.

— Я удивлен, что вы не упомянули Марка Мартела.

— Он участвовал в представлениях Queen Extravaganza, и я, конечно, должен его упомянуть. Когда я обнаружил Марка Мартела в YouTube, я не мог поверить своим ушам, настолько его голос был похож на голос Фредди Меркьюри. Это было нечто сверхъестественное. Я помню, как мы записывали голос Марка на студии Abbey Road для фильма «Богемская рапсодия». Представьте себе: у нас было две версии одной и той же песни, одна с голосом Фредди, другая — записанная Марком. И даже я не мог определить без подсказки, где кто. Это какая-то биологическая аномалия, я думаю. Не могут быть два голоса настолько идентичны.

— Уверен, в контексте появления «виртуальных ABBA» вас часто спрашивают о возможности выступлений Queen с «цифровым Фредди Меркьюри».

— Я пока не могу себе этого представить. И я не могу судить о том, что получилось у ABBA, пока сам не увижу это. Я только могу пожелать им успеха. Мы с Queen пробовали использовать некий вариант исполнения песен с «двухмерным» Фредди. Но ничего подобного ABBA нам не предлагали. Если вы хотите увидеть Queen, посмотрите фильм «Богемская рапсодия» на большом экране, с хорошим звуком.

— Насколько я знаю, на выступлениях Queen с Адамом Ламбертом в качестве вокалиста вы тоже не ставите крест. Но можно ли ожидать появления новых песен в этом составе?

— Я был бы рад. Но это должно быть что-то очень крутое. Что-то, что не потеряется на фоне нашего великого прошлого. Адам — лучший из сегодняшних певцов. Мы записали с ним одну песню в Нэшвилле, но она пока еще в работе. Наверное, в ближайшее время ничего нового от Queen ждать не стоит.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...