Эрдоганная зона

Какая тема на переговорах с Владимиром Путиным в Сочи оказалась самой чувствительной для президента Турции

29 сентября президент России Владимир Путин в Сочи, завершая самоизоляцию, встретился с президентом Турции Реджепом Эрдоганом и, прощаясь, рассказал ему подробности этой изоляции, которые, считает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, произвели на турецкого президента сильное впечатление.

Президенты России и Турции договариваются даже без обеда

Президенты России и Турции договариваются даже без обеда

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Президенты России и Турции договариваются даже без обеда

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Реджеп Тайип Эрдоган стал первым гостем Владимира Путина после двухнедельной изоляции последнего. Турецкий президент перед встречей, по информации “Ъ”, сдал тест на COVID-19, и Владимир Путин ответил ему такой же добротой. Меняются тестами как верительными грамотами.

— Эпидемия,— сказал российский президент коллеге,— не позволяла нам увидеться лично на протяжении полутора лет.

Как будто она наконец-то закончилась.

Более того, Владимир Путин вышел к Реджепу Тайипу Эрдогану на крыльцо сочинской резиденции прямо из самоизоляции, на которую он обрек себя после того, как, по его же словам, общался с одним из заболевших фактически весь день.

Судя по всему, просто очень повезло.

Не всем так везет.

Ну или «Спутник V» показал в этом случае магическую силу.

Потому что не всегда показывает.

— Переговоры,— сказал господин Путин коллеге,— идут иногда непросто, но с окончательным позитивным результатом. Наши ведомства научились находить компромиссы, выгодные для обеих сторон.

То есть прямой угрозы турецким помидорам со стороны российских овощей пока нет.

Говоря про газ, которым так озабочена сейчас вся Европа, российский президент похвалил обе переговаривающиеся стороны:

— В полном объеме запущен и работает «Турецкий поток» — газопроводная система в Турцию и транзит в южноевропейские страны. В этой связи не могу еще раз вас не поблагодарить за неизменно последовательную позицию по строительству этой газопроводной системы, которая отвечает интересам турецкого народа и России,— произнес Владимир Путин.— И сейчас, когда мы наблюдаем достаточно сложные, турбулентные процессы на европейском газовом рынке, Турция чувствует себя абсолютно уверенно и стабильно.

Ее пример и должен быть другим наукой, давал понять господин Путин. Ну как можно не понимать таких простых вещей?

Главная, по предположениям СМИ, тема переговоров, то есть ситуация в Сирии, не удостоилась сейчас особенного внимания господина Путина:

— На международной арене мы сотрудничаем достаточно успешно, имею в виду и Сирию, и наши контакты по согласованию позиций по Ливии.

Тема Сирии, по информации “Ъ”, не заняла все время и на самих переговорах.

— Дорогой друг, как мы раньше и планировали с вами, я очень рад снова встретиться с вами лицом к лицу,— сообщил президент Турции.— Действительно, пандемия COVID разлучила многих друзей. Число умерших от COVID превышает 4,5 млн человек в мире. Несмотря на все меры, которые мы принимаем, наша борьба с пандемией продолжается в трудных условиях.

Просто о ней научились не думать. Стали забывать. Потому что сил нет никаких уже помнить.

А напрасно, как всякий раз выясняется.

Реджеп Тайип Эрдоган благодарил Владимира Путина за помощь в ликвидации пожаров:

— Прежде всего, конечно, у меня есть благодарность к вам, хочу это выразить, это связано с пожарами в нашей стране. От имени народа и от имени моей страны благодарю вас. К сожалению, в ходе этой борьбы с пожарами героически погибли ваши сотрудники, а также наши сотрудники погибли в ходе этой борьбы… Друг познается в беде, как говорится.

Видимо, это и называется «кровными узами».

— Я также хочу отметить, я посетил «Аккую», где строится атомная электростанция: строительство идет по плану. Мне доложили, что в определенное (видимо, графиком.— А. К.) время строительство атомной электростанции завершится. Считаю, что в следующем году мы сможем открыть первый блок этой атомной электростанции,— добавил господин Эрдоган.

Он таким образом подчеркивал, может, сам не желая того, что ведет себя просто образцово. И в истории с «Турецким потоком» не было никаких задержек, и теперь в Турции энергетическая стабильность и покой. И АЭС вот-вот будет достроена. Не то что в Чехии… Ну что ж, хлебнут…

— Есть известные лица, которые в ходе Генеральной ассамблеи ООН особенно задавали некоторые вопросы,— вдруг проговорил Реджеп Тайип Эрдоган.— Мы необходимые ответы им дали, потому что есть шаги, которые мы уже осуществили, завершили, и нет обратного пути в этом плане.

Он не пояснял больше ничего по этому поводу, но очевидно, что имел в виду поставки новой партии (зенитных ракетных систем.— “Ъ”) С-400. И вот об этом коллеги говорили дольше, чем даже о ситуации в Идлибе.

Переговоры продолжались около трех часов. Господин Эрдоган торопился, так что, по сведениям “Ъ”, обошлось даже без обеда. Да, его даже не покормили в Бочаровом Ручье. К тому же и господин Путин готовился еще к одному большому совещанию — по развитию космической отрасли. А там все неплохо.

Ведь, похоже, уже ничто не помешает России стать первой страной, которая снимет в космосе игровой фильм. Это даже не укладывается в голове. Ведь Голливуд не переживет. Как это может быть? Почему опять русские? Ведь хотя бы это в космосе должны были первыми сделать те, кто делает кино на Земле. И нет, опять эти?!

На такие вопросы ни у кого в Соединенных Штатах не будет удовлетворительных ответов. Потому что это вопросы только к самим себе. А врать себе бессмысленно.

Про подготовку к новому историческому полету было заслушано в этот день и в Бочаровом Ручье. С особым удовлетворением. Мстительным, конечно.

Между тем на крыльце Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган вдруг вернулись к теме, которая, без сомнения, беспокоит сейчас Владимира Путина больше всех остальных.

— У меня реально эксперимент практически получился,— вдруг заинтересовал Владимир Путин коллегу,— на себе провел! 55 человек вокруг меня заболели, потому что поздно ревакцинировались. Адъютант, с которым я целый день проработал… с утра до вечера… Заболел… А у меня титры высокие… И меня… слава богу, пронесло.

Он засмеялся.

Во всем этом чувствовался некоторый азарт.

— Сколько у вас были антитела? — транслировал переводчик вопрос президента Турции.

Владимир Путин поморщился:

— Я не помню. Где-то… Они по-разному считают…

Он помнил, что высокие были.

— Где-то 15… 16… Каких-то там единиц…— добавил президент России.

Реджеп Эрдоган среагировал неожиданно пристрастно:

— 15… 16… Это у вас все-таки низкий уровень!..

— Не-не. Высокий,— заверил его российский президент.— Они как-то по-разному это считают…

Тут он понял, наверное, что аргументов больше нет, и выставил главный, которым руководствовался и сам:

— Ну, специалисты сказали, что у меня высокий.

— Моя антитела были больше тыщи ста! — перевел турецкий переводчик новый безжалостный комментарий своего шефа.

— Но это по разным подсчетам,— стоял на своем подсчете господин Путин.

Действительно, все зависит от того, какое значение и в какой системе считают позитивным. Если 0,99, например, то цифра 15 и в самом деле немаленькая. Если позитивное значение в расчетах начинается с цифры 10, то и 1,5 тыс.— не запредельное число антител.

Но если они и мерились сейчас антителами, а надо понимать, что именно это сейчас происходило на крыльце резиденции Бочаров Ручей, то у Реджепа Тайипа Эрдогана все равно было больше.

Другое дело, что, по мнению врачей, это не имеет принципиального значения. Если антитела выходят на определенный уровень (тем более на клеточный), а он был достигнут, то дальше можно расслабиться.

— Но у меня был высокий! — упорствовал тем не менее президент России.

Он нашел еще один аргумент:

— Вот видите, несмотря на то что я с инфицированным человеком целый день провел вместе, не заболел!

Он засмеялся.

И вообще, он намерен был выйти победителем из этой внезапной схватки на крыльце:

— Так что в следующий раз будете (то есть они до сих пор на «вы».— А. К.) ревакцинироваться — во-первых, своевременно, а во-вторых — «Спутником» лучше!

И он опять засмеялся.

— Я это уже сделал,— кивнул турецкий президент.— Pfizer/BioNTech. Третью дозу.

Все ясно, да?

Обоим следовало уже остановиться. Но это все было ведь продолжением переговоров. Последнее слово господин Путин намерен был оставить все равно за собой:

— Тогда в следующий раз надо!

Тут уж господин Эрдоган промолчал. В каком-то смысле великодушно.

Ибо дальнейшие его слова граничили бы с цитокиновым штормом.

Теперь они наконец попрощались.

То есть Pfizer/BioNTech — их. Зато С-400 — наши.

Андрей Колесников

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...