Вор должен сидеть в законе

Суд вернул статус Огоньку

К восьми годам трем месяцам и пятнадцати суткам заключения в колонии строгого режима приговорил в понедельник Московский областной суд неоднократно судимого Александра Окунева (Огонек), признанного виновным в преступлении, предусмотренном ст. 210.1 УК,— занятие высшего положения в преступной иерархии. Сам подсудимый категорически отрицал свой воровской статус, обратившись к главе МВД Владимиру Колокольцеву с соответствующим письмом.

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ  /  купить фото

На оглашение приговора Александру Окуневу в Мособлсуде ушло около двух часов. Все это время подсудимый спокойно простоял в «аквариуме», не проронив ни слова.

Накануне в прениях прокурор попросил признать его виновным по ст. 210.1 УК, запросив для подсудимого десять лет (максимальный срок — 15 лет) строгого режима. Мотивируя данное требование, гособвинитель утверждал, что Александр Окунев, носивший до начала 90-х годов фамилию Бриксман, еще в марте 1994 году был «коронован» в воры в законе во Владимирском централе за «безупречную» с точки зрения криминального мира репутацию.

И хотя в обвинительном заключении не указывалось, кто именно «короновал» Александра Окунева, есть сведения, что к этому были причастны такие авторитетные «законники», как Александр Северов (Саша Северный), и также ныне покойные Тимур Габуния (Тимур Ванский) и Реваз Цицишвили (Цыцка).

Впрочем, в новом статусе Огонек пробыл недолго. По некоторым данным, в конце 90-х годов Александр Окунев был раскоронован из-за конфликта с другими влиятельными ворами.

Якобы он пытался выяснить обстоятельства пропажи в Белоруссии в декабре 1997 года бывшего сокамерника — Владимира Клеща, причем обвиняя в этом не правоохранителей республики, а криминального авторитета из Волгограда. Претензии на сходке подтвердить не удалось, после чего Огонек утратил титул вора в законе.

Это событие осталось за рамками процесса, зато сам факт коронации Огонька в 1994 году суду подтвердили оперативники УМВД по Московской области, а также двое сидельцев каширского СИЗО. Причем последние не утверждали, что присутствовали на мероприятии, а заявляли, что слышали о нем от сокамерников. Оперативники, на коронации не присутствовавшие, также ссылались на показания других заключенных. В свою очередь, надзиратели утверждали, что Александр Окунев заявил им о статусе вора в законе сразу по прибытии в изолятор. Хотя впоследствии не подтверждал его, даже не стал ставить в известность о нем сокамерников. Зато обратился к главе МВД Владимиру Колокольцеву с письмом, в котором сообщал, что вором в законе не является и ни в какой криминальной организации не состоит.

В свою очередь, адвокат подсудимого Тамара Цаболова сообщила “Ъ”, что под следствие по ст. 210.1 УК ее клиент попал в сентябре 2019 года, когда отбывал десятимесячный срок за незаконное хранение наркотиков. «Обвинение ему было предъявлено за две недели до выхода из СИЗО,— пояснила “Ъ” госпожа Цаболова.— Видимо, подмосковные следователи никак не могли простить Александру (Окуневу.— “Ъ”) того, что не посадили его на долгий срок. И как только весной 2019 года были приняты новые поправки к Уголовному кодексу, предусматривающие ответственность за занятие высшего положения в преступной иерархии, ему это обвинение и вменили».

Александр Окунев категорически отверг свою вину, хотя за последние 15 лет, оказываясь за решеткой за различные преступления, авторитетный сиделец всякий раз ее признавал.

За это он получал сроки в особом порядке, что позволяло ему выйти по УДО. По мнению защиты, подобная позиция противоречила так называемым воровским правилам. «Также вор не имеет права создавать семью,— уточнила госпожа Цаболова,— но мой клиент официально женат с 2001 года, и у него есть дети и внуки».

«В ходе процесса мы просили обвинение представить реальные доказательства обладания Окуневым статуса вора,— поясняла “Ъ” адвокат.— Но таких фактов не оказалось. При этом суд не стал допрашивать Александра Северова, якобы короновавшего подзащитного в 1994 году, хотя еще на следствии мы заявляли соответствующее ходатайство».

Видимо не веря в оправдание, Александр Окунев объявил в этом году трехмесячную голодовку. «Александр держал ее с апреля по июль, но мне удалось уговорить его прекратить истощать себя, поэтому он выжил»,— отметила адвокат.

С учетом срока, не отбытого за наркотики, суд назначил Огоньку восемь лет три месяца и пятнадцать дней строгого режима, ограничив его после отбытия наказания в свободе еще на полтора года.

Алексей Соковнин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...