Учетно-выездная кампания

Государство хочет знать, зачем российские ученые ездят за рубеж

Сотрудники научных организаций и вузов, подведомственных Минобрнауки, должны будут сообщать в ведомство о любых зарубежных поездках, которые планируются в рамках договоров, контрактов и грантов с иностранными организациями. Отчитываться придется и о сотрудничестве с российскими компаниями, где среди владельцев есть иностранцы. Такие требования “Ъ” обнаружил в проекте «Правил учета договоров о международном научно-техническом сотрудничестве», подготовленном Минобрнауки. Ведомство не пояснило, для чего хочет получать подобную информацию. Ученые недовольны из-за увеличения объемов отчетности, но считают, что «могло быть и хуже».

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Минобрнауки намерено изменить «Правила учета договоров о международно-техническом сотрудничестве». Первая версия этих правил была принята еще в 1997 году Министерством науки и технологии. Согласно документу, все «государственные научные организации и учреждения» должны были сообщать министерству про каждый «договор о международном научно-техническом сотрудничестве гражданского назначения». Для этого была разработана специальная «учетная карта» — там нужно перечислить краткую аннотацию договора, контракта, гранта «и иных соглашений»; сведения о российских и иностранных участниках; «краткое описание ожидаемых результатов для российской стороны» и так далее. Заполненную карту необходимо было отправить в министерский Научно-технический институт межотраслевой информации (НТИМИ, создан в 1981 году для «выявления тенденций и прогнозирования развития мирового рынка науки и техники»).

В конце 2000 года Министерство науки и технологии было переименовано в Министерство промышленности, науки и технологий. Тогда же были приняты новые правила — впрочем, правки касались нескольких второстепенных формулировок.

Теперь Минобрнауки хочет кардинально изменить документ.

Во-первых, отчитываться придется не только научным организациям, но и вузам (подведомственным Минобрнауки). Здесь же в правилах появилось уточнение — «осуществляющим научные исследования за счет средств федерального бюджета».

Во-вторых, учету будут подлежать не только «международные» договоры. Министерство захотело также получать информацию о соглашениях с российскими «научными и образовательными организациями с долей в уставном капитале иностранных граждан и иностранных организаций».

Серьезные изменения появились и в бланке «карты учета».

Теперь НИИ или вуз должны будут перечислить в отчете «лиц, имеющих допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, участвующих в выполнении договора». Там же надо рассказать про «планируемые в рамках договора выезды за рубеж, в том числе лиц, допущенных к государственной тайне».

Наконец, в тексте правил появилось предупреждение, которого раньше не было: «За непредставление или несвоевременное представление информации о выполняемых договорах предусматривается персональная (дисциплинарная) ответственность руководителя организации».

В Минобрнауки не ответили на запрос “Ъ” о причинах изменения правил учета. Советник директора НТИМИ Татьяна Вихлянова подтвердила “Ъ”, что институт много лет собирает и анализирует статистику международных научных договоров. «Мы делаем срезы — по Центральному округу, по Уральскому округу и так далее. Что в таком-то округе у нас столько-то договоров с иностранными организациями. Потом предоставляем эту информацию в министерство по запросу,— пояснила госпожа Вихлянова.— Просто чтобы знать, какие есть договоры. Никаких репрессивных мер по итогам нашей работы никогда не было». По ее словам, институт хранит карты учета за все годы — «пока не было случая, чтобы их кто-то поднимал».

Вице-президент РАН Алексей Хохлов обращает внимание, что в проекте приказа речь идет только о формальном учете, а не о получении разрешения. «Когда обсуждался законопроект о просветительской деятельности, то были опасения, что он сильно затормозит международное сотрудничество. Что перед заключением договора надо будет посылать его на экспертизу в министерство и долго ждать его согласования,— напоминает господин Хохлов.— Поэтому могло быть и хуже. А учетные карточки всегда можно заполнить — это дополнительная бумага, но не фатально». С ним соглашается директор Института физики высоких давлений академик Вадим Бражкин:

«Нет никаких разрешительных мер, речь идет только об учете. Однако важно, что будет дальше НТИМИ делать с этой информацией».

“Ъ” попытался узнать мнение вузов о новых правилах министерства. Однако в МАИ, МИРЭА, МИСиС, РГУ нефти и газа имени Губкина, МФТИ и МИФИ не ответили на запрос. В МГТУ имени Баумана не переживают по поводу инициативы. Проректор по международным связям Михаил Кузнецов рассказал “Ъ”, что многие университеты самостоятельно ведут схожий учет договоров с иностранными партнерами. В НИУ МЭИ добавили, что делают «для внутреннего контроля». При этом господин Кузнецов указывает, что объем документооборота неизбежно увеличится из-за требования отчитываться о договорах с российскими компаниями, где в учредителях имеются иностранные граждане либо иностранные компании.

«Сейчас, увы, во всем мире растут напряжение и подозрительность между странами. Но до такой глупости еще никто не додумался,— возмущается химик, профессор РАН Артем Оганов.— Паранойя по поводу иностранных поездок ученых до добра не доведет ни тех, кто попадает под эту паранойю, ни тех, кто ее раздувает. Я понимаю, что они боятся шпионажа или утечки мозгов, но для этого есть другие методы». По мнению профессора Оганова, ученые должны заниматься наукой, а не «отчитываться перед министерством о каждом своем шаге».

Анна Васильева, Александр Черных

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...