Коротко

Новости

Подробно

Танцоры разговорного жанра

"Ма" Акрама Хана в Эдинбурге

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

фестиваль театр



В Эдинбурге в рамках международного театрального фестиваля состоялась премьера новой работы молодого британского хореографа Акрама Хана "Ma", в которой он продолжил свои опыты по скрещиванию contemporary dance с традиционным индийским танцем катак. Из Эдинбурга — МАРИНА Ъ-ШИМАДИНА.
       Эдинбургский международный фестиваль не может похвастаться длинным списком крупных драматических спектаклей (беспрецедентный по масштабам параллельный Фриндж — это совсем другой фестиваль). Но зато может предложить зрителям все возможные сценические жанры — от оперы и балета до классической музыки и contemporary dance. Что касается современного танца, ни у кого не возникало сомнений, что главным событием этой части фестиваля станет премьера нового спектакля Акрама Хана. Этот молодой британский хореограф, чьи родители эмигрировали в Лондон из Бангладеш,— любимец английской публики и критики. В свои 30 лет он обладатель множества наград, в 2003-м и 2004-м названный лучшим хореографом года, и создатель собственной интернациональной труппы.
       Будучи еще почти тинейджером, этот "золотой мальчик" успел поработать с Рави Шанкаром, поколесить по миру как участник "Махабхараты" Питера Брука и сняться в нескольких телевизионных фильмах. Но фундаментом его нынешнего успеха стали занятия традиционным индийским танцем катак, на которые его гоняла мама, чтобы ребенок не оторвался от национальных корней. Готовя сына к карьере юриста или дантиста, она и не предполагала, что танец станет его делом жизни. Но как-то раз, увидев выступление труппы DV8 Physical Theatre, Акрам Хан заболел современным танцем: "Я был поражен, как ребенок, впервые увидевший Lego,— вспоминает хореограф,— и уже не мог думать ни о чем другом". И молодой танцовщик выбрал самый естественный и правильный путь: он решил принести в contemporary dance то, что знал и умел лучше всего — катак.
       Этот древний индийский танец, известный на Востоке еще 2000 лет назад, базируется на диалоге между танцовщиками и музыкантами, которые, импровизируя, подстрекают друга друга увеличивать темп и сложность движений до головокружительной быстроты и изощренности. В своих первых еще студенческих сольных номерах Акрам Хан показал, что владеет этой техникой в совершенстве. Но настоящий успех пришел к нему в 2002 году со спектаклем "Kaash", поставленным для своей только что созданной труппы. Причудливая смесь индийских мотивов и современного танца привела критиков в восторг. Судя по всему, новая работа хореографа удостоится не менее лестных отзывов.
       В "Ма" на сцене помимо восьми танцоров из разных стран находится не менее пестрая команда музыкантов: британский виолончелист, индийский перкуссионист, играющий на барабане mridangam, и пакистанский вокалист. Тягучие, медитативные напевы то и дело сменяются пулеметной скороговоркой, а заканчивается спектакль и вовсе неожиданно — джазовой композицией "What a wonderful world". Сопровождаемый такой музыкой танец столь же непредсказуем. От картинной монументальной статики артисты мгновенно переходят к стремительным вращениям, прыжкам и кувыркам, словно в них вселился какой-то бес и не дает ни секунды стоять на месте. На фоне ярко-зеленого светящегося задника темные силуэты танцоров составляют загадочные узоры, возникающие и исчезающие мгновенно, будто вспышки молний.
       Но катак — это не просто танец, в его основе всегда лежит какая-то история, чаще всего о Кришне или других богах, и артисты время от времени останавливаются, чтобы словами пересказать ее зрителям. В "Ма" Акрам Хан не отступает и от этой традиции. Он может внезапно прервать танец и рассказать публике о своем детстве. Например, о том, как взрослым вечно было некогда отвечать на его глупые вопросы и он прикладывал ухо к земле, которая в Индии также считается божеством, в надежде, что, может быть, она даст ответы. Земля молчала, но настойчивый мальчик до сих пор продолжает задавать ей свои вопросы. Слово "Ма" в хинди имеет два значения: мать и земля. Для нового спектакля хореографа второе значение существеннее: его танцоры то и дело припадают к сцене, будто стремятся слиться с землею, перекатываются и скользят по ней, а иногда застывают, стоя на голове, будто какие-то растения. И в этой неудобной позе, перебивая и поправляя друг друга, принимаются рассказывать притчу о бесплодной женщине, которой бог послал три саженца, ставших для нее детьми.
       Хореограф не стремится модернизировать катак и сделать его доступным для современных танцовщиков. Чтобы овладеть этим стилем, нужно отдать несколько лет жизни. Он пытается донести до своей мультинациональной труппы лишь суть этого древнего искусства. В результате и получается самый что ни на есть современный танец — за этот фокус и любят Акрама Хана.

Комментарии
Профиль пользователя