Судебная подсистема

«Газпром» и «Ростех» воссоздали свои арбитражные учреждения

Как выяснил “Ъ”, спустя четыре года после завершения третейской реформы под эгидой «Газпрома» и «Ростеха» вновь созданы отраслевые третейские суды — для энергетики и промышленности. Разрешения выданы двум профильным НКО, которые возглавляют представители компаний. Кэптивные третейские суды позволяют быстро и конфиденциально рассматривать споры, например, между дочерними структурами. Но юристы полагают, что появление этих учреждений противоречит самой идее реформы.

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ  /  купить фото

“Ъ” обнаружил на сайте Минюста депонированные правила двух третейских судов (ТС) — при Союзе машиностроителей России (СоюзМаш, в него входит «Ростех») и при Национальном институте развития арбитража в топливно-энергетическом комплексе (НИРА ТЭК; учрежден «Газпромом»). В министерстве уточнили, что союзу выданы рекомендации 18 мая, институту — 5 августа. На сайтах обеих организаций говорится, что на основании рекомендаций они получили разрешения и уже работают.

Третейское разбирательство имеет преимущества перед процедурой в государственном суде: спор рассматривается конфиденциально, обычно быстро, стороны могут выбрать арбитров, заседания разрешено проводить онлайн. Еще пять лет назад в РФ было множество ТС, в том числе при «Газпроме», «Росатоме» и «Ростехе». В основном эти суды рассматривали споры между их дочерними предприятиями, но они были вынуждены прекратить работу из-за нового закона об арбитраже.

В 2016–2017 годах Минюст провел третейскую реформу, призванную расчистить и упорядочить этот институт, избавившись от мошеннических и «карманных» ТС. В результате почти все существовавшие на тот момент суды упразднили, а закон позволил создавать постоянно действующие арбитражные учреждения (ПДАУ; новое название ТС) лишь при НКО и с одобрения государства.

НКО нужно получить рекомендацию совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, а затем — разрешение на получение функций ПДАУ (с марта 2019 года их выдает Минюст). Без ограничений продолжили работу только Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ. Прочие заявители подверглись жесткому отбору — было известно лишь о трех российских НКО, получивших право создать ПДАУ: это Российский институт современного арбитража (РИСА, туда передал споры «Росатом»), РСПП и Спортивная арбитражная палата (в части спортивных споров).

До сих пор попытки создать после реформы новые арбитражные центры для нужд «Газпрома» и «Ростеха» были безуспешны. НИРА ТЭК учрежден в апреле, в июне ООО «Газпром капитал» внесло в компанию 50 млн руб. Институт занимает в Санкт-Петербурге помещения, в которых раньше располагался ТС при «Газпроме». Возглавляет НИРА ТЭК Сергей Бармин из юридического департамента «Газпрома», а председателем ПДАУ стал главный редактор журнала «Третейский суд» Глеб Севастьянов. На сайте НИРА ТЭК говорится, что институт создан для «содействия разрешению споров и урегулированию правовых конфликтов в сфере энергетики и других отраслях экономики». ТС прямо не называется преемником суда «Газпрома», но там признают, что новое ПДАУ «опирается на его позитивную практику» и «продолжает его традиции».

Для промышленного ТС не пришлось создавать новое НКО: СоюзМаш создан в 2007 году по инициативе главы «Ростеха» (тогда «Рособоронэкспорта») Сергея Чемезова. Но первую заявку СоюзМаша на учреждение ПДАУ совет при Минюсте отклонил в июне 2019 года. В ноябре 2019-го заместитель главы комитета по финансовому рынку Антон Гетта, поддержанный другими депутатами, внес законопроект, предлагающий создать специальный арбитраж для споров между промышленными предприятиями при НКО, учредителем которой выступит «Ростех» (см. “Ъ” от 4 декабря 2019 года). Но документ не дошел даже до первого чтения. После одобрения повторной заявки СоюзМаша депутаты отозвали поправки. ПДАУ располагается по адресу союза в Москве и, по собственным данным, рассматривает споры в промышленности. Возглавил ТС завкафедрой управления и экономики МГЮА Александр Губин.

В правилах новых арбитражных центров говорится, что они «независимы от органов управления и работников» НИРА ТЭК и СоюзМаша во всем, что касается администрирования арбитража и разрешения споров. При этом первое ПДАУ планирует заниматься как внутренним, так и международным коммерческим арбитражем (с участием зарубежных компаний), второе же заявляет о рассмотрении только внутрироссийских споров.

В Ростехе “Ъ” сообщили, что арбитражные оговорки в договорах делаются и первые дела в ТС уже рассматриваются: «Возможность обращения в ТС появилась не только у компаний "Ростеха", но и у других предприятий промышленности, входящих в СоюзМаш — их более 7 тыс. по стране». В «Газпроме» на запрос не ответили.

Управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай убежден, что появление ПДАУ противоречит целям реформы: «Я не считаю, что все корпоративные суды нужно было упразднить, можно было вычистить только мошенников, оставив достойные, включая ТС "Газпрома". Но Минюст заявлял, что мы боремся с судами при компаниях, где судятся они сами, поэтому одобрение новых ПДАУ, по сути, при госкорпорациях не соответствует целям реформы, а правоприменение не должно быть для избранных». Упразднение «карманных» судов было приоритетом реформы, соглашается специальный советник КА Pen & Paper Сергей Гландин, но важна не столько принадлежность ТС к большим корпорациям, сколько порядок разрешения споров, а «Минюст тщательно проверяет заявки НКО с целью недопущения произвола в их деятельности». Конфликт интересов возможен, но все будет зависеть от самих арбитров, полагают юристы. В целом господин Гландин считает, что «рисков для "подсуживания" корпорациям сейчас не так много», а в случае нарушения принципа беспристрастности третейское решение можно оспорить.

По мнению Юлия Тая, новые ТС составят конкуренцию в первую очередь государственным судам, куда ушло большинство споров «Ростеха» и «Газпрома» после реформы. Сергей Гландин полагает, что дочерним структурам компаний будет рекомендовано включать в договоры типовую арбитражную оговорку на передачу споров в профильные ПДАУ и последние составят конкуренцию немногим работающим после реформы ТС общего профиля. Ответственный администратор Российского арбитражного центра при РИСА Юлия Муллина не видит угрозы для учреждения: «Возникновение новых ПДАУ — это не вопрос конкуренции, мы не продаем товары или услуги. Стороны сами сделают выбор в пользу того института, которому больше доверяют, поэтому не думаю, что количество рассматриваемых нами споров снизится».

Господин Гландин считает, что суд при НИРА ТЭК может соперничать за проведение судебных процессов даже с признанными иностранными арбитражными центрами, если продемонстрирует объективное третейское разбирательство. Но Юлий Тай сомневается в таких перспективах: «Иностранные контрагенты не доверяют российским судам, тем более только что созданным институциям».

Анна Занина, Татьяна Дятел

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...