Коротко


Подробно

И все-таки они вертятся

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 18


И все-таки они вертятся
Фото: АНТОН СМИРНОВ  
       В ближайшие месяцы в России вступят в действие новые технические регламенты по безопасности аттракционов, установленных в городских парках. В результате может статься, что 70% аттракционов их владельцам придется заменить. А свои позиции на рынке усилит один из разработчиков новых регламентов — крупнейший российский производитель аттракционов компания "КБ 'Мир'".

Митинские пришельцы
       Гендиректор КБ "Мир", крупнейшего российского производителя аттракционов, Владимир Гнездилов очень много думает. При этом бизнес в размышлениях Гнездилова, как кажется, занимает не главное место. Между тем его гигантские колеса обозрения и "русские горки" заняли прочные позиции на мировом рынке.
       Владимир Алексеевич радушно встретил меня на собственном предприятии в Митине.
       — Конечно же, нас создали пришельцы. Я изучал Библию, читал апокрифы. Все сошлось. У Еноха написано, что на Землю прибыли 200 ангелов, и после этого человек получил черты творца, то есть способность к творчеству. А помните четырех погибших пришельцев в 47-м? Еще одно доказательство...
       Мы направлялись в сварочный цех. Очень хотелось курить. Курить, как выяснилось, на территории завода запрещалось.
       — Я сам курил три года,— мягко увещевал меня Гнездилов.— Потом посчитал, сколько теряю. Потери по интеллекту, времени и здоровью составляли 15-20%. И я бросил.
       
Приоритет разведчика
Владимир Гнездилов (справа) обрушился на рынок развлечений всей мощью военно-промышленного потенциала бывшего космического разведчика
Космогонические искания и забота о человеке настигли Владимира Гнездилова в ранней молодости. Он был студентом аэрокосмического факультета МАИ, командиром стройотряда и зампредом профкома института. Под угрозой исключения бился с ректором за студенческие интересы. Бился также с сотрудниками спецслужб за свободу творчества.
       — Меня приглашали много раз — звали работать в закрытых учреждениях. Но такой труд неэффективен. Социалистическое производство вообще неэффективно. Впрочем, и западная модель имеет изъяны — там царит культ денег, а человеческие ценности не вписываются в законы рынка.
       Западную модель Гнездилов знает не понаслышке. После диплома он пошел работать на космическое предприятие и за несколько лет дослужился до главного конструктора. Продукт своего секретного труда Гнездилов любовно называет "изделие" и утверждает, что равного ему по многим параметрам американцы не создали до сих пор. Тем не менее, как только позволили обстоятельства, Гнездилов расстался с "изделием" и 15 июля 1988 года открыл собственный кооператив (это было шестое зарегистрированное частное предприятие в Московской области), а еще получил кредит у Жилсоцбанка. Кооператив "КБ 'Мир'" занялся производством аттракционов.
       — У меня уже было двое детей. И были заграничные поездки. Я видел, как счастливы дети в европейских Диснейлендах, и для своих хотел того же.
       На рынок эмьюзмента КБ "Мир" внедрился всей мощью своего военно-промышленного потенциала. Вместе с другими бывшими покорителями космоса Гнездилов стал разрабатывать модели динамического поведения самых сложных, с мертвыми петлями, катальных гор, самых больших колес обозрения и самых устрашающих башен падения с магнитным торможением.
       — По части катальных гор за русскими вообще приоритет,— говорит Гнездилов.— Первая была построена в 1757 году в Ораниенбауме механиком Нартовым по приказу императрицы Елизаветы. Приоритет терять не нужно, его нужно сохранять. Мы вот даже хотим эту гору в Санкт-Петербурге восстановить, ищем поддержки губернатора Матвиенко.
       КБ "Мир" свою первую катальную гору сделал не на продажу, из дешевой стали, чтобы на ней изучить допустимость перегрузок для человека. Следующие две уже продали в Новосибирск и Таджикистан. Через несколько лет к 850-летию Москвы поставили 70-метровое колесо обозрения на ВВЦ. В 1993 году обзавелись собственным производством (выкупили акции одного из оборонных предприятий в Митине), чуть позже — собственным парком развлечений. Мэр Геленджика уговорил Гнездилова сделать парк, и он вложил в "Адмирала Врунгеля" в центре города $10 млн, однако платежеспособный спрос оказался куда как ниже описанного восторженным мэром, и вместо планируемых трех лет окупаемость проекта отодвинулась на семь.
       В связи с низкой рентабельностью аттракционного бизнеса в России у КБ "Мир" покупателей мало. 90% отечественных парков укомплектованы старыми советскими или подержанными западными аттракционами, на новые же денег у одних нет, другие жалеют.
       
Гонка развлечений
Башни свободного падения от КБ "Мир" стоят существенно дешевле своих западных аналогов
— Наши сварщики — лучшие в России. Победители трех конкурсов "Лучший сварщик в России",— хвастается Гнездилов.
       Мы добрались до сварочного цеха. Пятеро лучших в России сварщиков посреди большого темного помещения сосредоточенно варили гигантскую гору, которой через месяц предстояло отбыть в частный парк на юге Франции.
       — Мы все время ищем таланты, ставим руку, посылаем сварщиков учиться за границу. Тут же пять миллиметров отклонения — и все, катастрофа!
       Продажа горы на юг Франции — это уже для КБ "Мир" будни. Прорываться на западный рынок предприятие начало на шестой год своего существования. Для начала получили международный сертификат качества и освоили искусство презентаций. Участвовали в выставках, тонко демпинговали — и довольно скоро добились первого контракта. Первым зарубежным клиентом стал детский парк в Коста-Рике, купивший большую катальную гору за $400 тыс. Потом был King Fanad Park в Даммаме, Саудовская Аравия — там появилась катальная гора "Кобра" с двумя мертвыми петлями. Сегодня по всему миру крутится и грохочет несколько десятков аттракционов от Гнездилова (в деньгах 80% производства КБ "Мир" идет на экспорт, в штуках — примерно половина). 90-метровое колесо обозрения стоит в итальянском парке Мирабиландия, катальная гора "Бешеный поезд" — в парке Сент-Поль под Парижем, башня падения "Марс" — на ярмарке Фейр де Трон в самом Париже. Лучшие сварщики — это, конечно, не единственное преимущество Гнездилова на мировом рынке. Своих конкурентов — швейцарские Intamin и Bolidger & Mabilliard — россияне бьют дешевизной. Например, аттракцион "Кобра" от КБ "Мир" стоит $1 млн, его западные аналоги — не менее $2 млн.
       Оборот предприятия последние три года стабильно вертится вокруг показателя $15 млн. Это, конечно, против западных коллег копейки (оборот того же Intamin — более $100 млн). Но контракты на Западе даются сложно, и лучший способ нарастить производство — активнее осваивать российский рынок. А тут есть некоторые сложности, которые Гнездилов, конечно же, преодолеет.
       
Закон и творчество
В скором времени аттракционов в России останется мало, зато они будут самые безопасные в мире
Как могло случиться, что почти в 600 российских парках стоят аттракционы, давно отслужившие свой срок? Что в апреле этого года в Лианозовском парке на ходу отвалилась движущаяся часть карусели "Сюрприз", пострадали 15 человек, одну девушку увезли "со скальпированной раной лица" и никого за это не наказали? Что даже в ЦПКиО имени Горького и на ВВЦ, где каждая семья оставляет в кассах аттракционов в среднем по $30 и рентабельность существенно выше, чем в санаторном Геленджике, закупается в лучшем случае сильно бэушная импортная техника? А еще ведь есть перевозные чешские луна-парки, которые зачастую вовсе не имеют технической документации и на которых аварии случаются чаще всего. Кстати, за последние десять лет в России зафиксировано 23 случая смерти на аттракционах, а травмы никто и не считал.
       Все от несовершенства законодательства. Два года назад был принят закон "О техническом урегулировании в РФ". К нему должны были быть разработаны технические регламенты по разным видам потенциально опасной продукции, однако этого до сих пор не сделано. В результате ответственность за несчастные случаи лежит только в плоскости уголовного права — а значит, ее всегда легко спихнуть на какого-нибудь монтера, страхования же от несчастных случаев на аттракционах не предусмотрено вовсе. Создав и возглавив Российскую ассоциацию парков и производителей аттракционов (РАППА), Владимир Гнездилов предался законотворчеству.
       — По согласованию с Госстандартом мы участвуем в разработке новых регламентов,— говорит Владимир Алексеевич.— Надеюсь, к концу года они будут разработаны и уйдут в правительство и Госдуму на утверждение. Могу сказать, что это будут очень добротные регламенты — гармонизированные с европейскими стандартами, но жестче и европейских, и американских. Даже нам придется подтянуться, хотя у нас и сейчас вопросы безопасности по ряду позиций проработаны лучше, чем у западных конкурентов.
       Большинству других участников рынка, судя по всему, тянуться будет уже бесполезно. Оставшиеся в живых российские заводы аттракционов еле дышат — на Ейский завод или завод "Панда" жалуются за недостаточную прочность металла, а российская классика "Вихрь" (летающие на цепях кресла), "Орбита" (такая же карусель, но не цепная) и "Сюрприз" (центрифуга с подъемом на 45°, та самая, которая развалилась в апреле) давно уже зарекомендовали себя рекордсменами по травматичности и поломкам.
       
Нерусский стандарт
       В результате введения новых регламентов владельцам аттракционов придется крепко задуматься о том, как обновлять технику. Так, например, согласно европейским и нашим будущим правилам, в машинках на аттракционах типа "Автодром" должны быть смягчены все элементы, о которые может удариться катающийся. Лично я — за смягчение, потому что недавно один мой знакомый ребенок расквасил нос, катаясь задорого на дешевом автомобильчике в луна-парке ЦПКиО в Санкт-Петербурге. Однако дело это довольно затратное. Например, машинки от несертифицированных итальянских производителей (таковых весьма много, и работают они только со странами, в которых не введены стандарты техники,— с Бразилией, Аргентиной, Россией и т. д.) стоят €2,5 тыс. А от сертифицированных Fabri или Zamperla — порядка €6 тыс.
       То же относится практически ко всем многоместным аттракционам: подержанные импортные стоят $35-50 тыс., новые, имеющие международный сертификат,— от $200 тыс. до $2 млн. Среди производителей сертифицированных наибольшие шансы увеличить долю на российском рынке имеет КБ "Мир".
       Хотя, конечно, известно, чем компенсируется жесткость российских законов. Понятно, что в полном объеме следовать "добротным регламентам" не удастся в любом случае, однако соблюдаемость регламентов будет в значительной степени зависеть и от того, кому поручат надзор за рынком аттракционов. Борьба здесь идет между муниципальными органами и федеральными. На прошлой неделе первый заместитель мэра в правительстве Москвы, руководитель комплекса городского хозяйства Петр Аксенов заявил, что московское правительство готовит постановление о передаче контроля за аттракционами Государственной инспекции Москвы по надзору за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники (Мосгостехнадзор). А в Госстандарте считают (и Гнездилов согласен), что контроль следует поручить одной из федеральных структур, и готовят соответствующее постановление правительства РФ.
       
Философия аттракциона
       — Вот в чем, вы думаете, смысл предпринимательства? — горячо спрашивает меня Гнездилов уже за воротами КБ "Мир" (наконец-то можно курить!).— Думаете, в том, чтобы для людей производить что-то? Я тоже так думаю. А вторая статья Гражданского кодекса призывает прежде всего прибыль из всего извлекать. И рвать в клочки конкурентов. По моим подсчетам, за последние годы наукоемкое производство сократилось на 8-10%.
       Я вспомнила о безвестном Ейском заводе, который будет порван в клочки новыми регламентами, и тут же о девушке со скальпированной раной лица, продукцией Ейского завода обеспеченной. Порвать нужно, конечно, и, конечно, в клочки, ничего тут зазорного нет. Да вроде и не стыдится Гнездилов этого своего намерения, просто привычка к подсчетам и космогоническое мышление берут свое.
       — Главная наука человечества — философия. А частное проявление философии — это мечта. Вот я человек философии по сути своей. Поэтому для меня мечта большинства бизнесменов съесть ближнего своего трансформируется в идею спасти этого ближнего.
ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА
       

Комментарии
Профиль пользователя