Коротко

Новости

Подробно

Гости съезжались на крышу

Открылся самый публичный в Афинах Bosco-дом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

олимпийские игрища



В ночь с четверга на пятницу в Bosco-доме в Афинах состоялось всероссийское торжество, посвященное открытию Олимпиады. Были все наши, и в том числе специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.
       Bosco-дом находится в центре Афин. С крыши этого трехэтажного особняка, где работает Bosco-таверна, открывается необходимый вид на Акрополь. Такое ощущение, что на три недели арендован не столько сам дом, сколько именно этот вид. На крышах соседних домов, во всяком случае, ничего толкового не происходит. Акрополь, специально подсвеченный (так профессионально, по моим наблюдениям, был со всех сторон подсвечен только московский Манеж на время пожара) и расположенный словно на уровне груди, так что не надо поднимать голову, чтобы его увидеть (между ним и Bosco-домом впадина в четыре сотни метров), просто ставит в тупик своей ветхой руинной красотой и доступностью для разглядывания. Стены Акрополя тоже напоминают стены московского Манежа. И даже приходит в голову мысль, что не надо, может, ничего с ним в Москве делать. Лучше, чем сейчас, боюсь, все равно не будет. Ведь пригласят какого-то знаменитого реставратора, мы знаем какого, он распишет стены... Нет, лучше уж не думать об этом.
       Так вот. Первые гости в Bosco-доме появились в начале десятого вечера. Это были, как нетрудно предположить, спортивные журналисты, аккредитованные на Олимпиаде. Эти славные парни еще не успели поработать, так как Олимпиада еще не началась, но уже, конечно, устали (с дороги, по крайней мере) и нуждались в серьезном отдыхе. Что ж, пришли, как говорится, куда надо. Журналистов фотографировали, аккредитовывали, хотели они этого или нет, при Bosco-доме и выводили на улицу, в сквер, где в обычное время практически круглосуточно работают сразу несколько кафе. На этот раз все кафе были сняты для вчерашнего русского мероприятия.
       За журналистами в дверях Bosco-дома появился заместитель председателя Всероссийской государственной телерадиокомпании, бывший начальник управления программ содействия ФСБ РФ генерал-лейтенант в отставке Александр Зданович. Он выбрал столик, слабо укрытый от посторонних глаз чахлыми кустиками лавровых листьев, и, сразу скажу, просидел за этим столиком, никого стараясь не отягощать своим присутствием, в одиночестве весь вечер. К нему, конечно, довольно часто подходили другие гости и присаживались поговорить, но никто надолго не задерживался. Господин Зданович, судя по его уравновешенному и даже расслабленному виду, был удовлетворен, а скорее всего, благодарен им за это.
       Вслед за ним появился еще один серьезный человек — Шамиль Тарпищев, главный тренер сборной России по теннису. Удивительное благодушие овладевает такими людьми вдали от Родины. Все им нравится, всем они довольны, всему улыбаются. Шамиль Тарпищев подробно рассказывал про все, о чем его просили. У его девушек начинаются старты. Их шансы господин Тарпищев оценивает с умеренным оптимизмом. Из его уст, как ласточки надежды нашей, вылетают такие знакомые, практически родные (особенно для фирмы Samsung) имена: Елена Дементьева и остальные... Впрочем, не все так хорошо, как может показаться. Если кто-то из наших девушек победит, хлопот же потом, по признанию господина Тарпищева, не оберешься:
       — Выигрывают девушки, попадают в элиту мирового тенниса — и замуж выходят! — рассказал он.— А куда им, согласитесь, деваться? За ними нет стены из других девушек, вот в чем все дело.
       Действительно, ситуация у наших девушек, а значит, и у нас, их яростных поклонников, практически, получается, безвыходная. Кажется, что в наших общих интересах, чтобы они все вылетели в первом круге олимпийского турнира. Гора, как говорится, с плеч.
       Отдельный разговор о теннисистке Марии Шараповой. У этой девушки, чемпионки Wimbledon, не прошедшей на Олимпиаду по рейтингу, особенная проблема:
       — Выросла за восемь месяцев на двенадцать сантиметров,— озабоченно сказал Шамиль Тарпищев.— Хорошо, может, даже, что она на Олимпиаду не поехала. Надо дать ей окрепнуть. Все-таки слишком быстро растет.
       Да, подрастает молодежь! За восемь месяцев на двенадцать сантиметров! Остается только позавидовать. А то сколько себя помнишь, только крепнешь — и все.
       В конце разговора Шамиль Тарпищев сообщил важную техническую подробность: в Афинах, по наблюдениям специалистов, большая влажность.
       — Ноги будет парить до самого колена,— сказал он.
       Впрочем, и в этой неприятности можно, если захотеть, найти плюсы. А что если бы парило до самого живота?
       Пока Шамиль Тарпищев внизу рассказывал, не жалея красок, о проблемах, с которыми придется столкнуться женскому теннису как в ближайшие дни, так и в ближайшие годы, на крышу, в Bosco-таверну, уже забрался председатель Национального олимпийского комитета Леонид Тягачев. Там он в перерыве между греческим салатом и сложносочиненным мясным блюдом с удовольствием дал интервью бывшему телеведущему Леониду Парфенову, который теперь снимает документальные фильмы (в Афинах — про Олимпиаду) — и уж не для другого ли бывшего телеведущего, Савика Шустера (очень кстати теперь отвечает за теледокументалистику на НТВ, к спорту относится в целом положительно)? Господин Тягачев подтверждал господину Парфенову, что считает себя одним из руководителей ведущей отечественной индустрии в международном разделении труда, и рассказывал, что сборная намерена завоевать не меньше 30 медалей, а на самом деле, если честно, то больше.
       Когда с тем же вопросом ("Сколько планируется медалей?") я рванулся еще к одному отечественному ньюсмейкеру (не стану называть его фамилии из уважения к родине в целом), он демонстративно раздраженно поморщился:
       — Я вообще-то сюда поесть пришел.
       Удивительным по искренности было это признание. Мог ведь человек и не говорить, что жалко стало полутора десятков евро за ужин в любом кафе (готовят везде прилично).
       Господин Тягачев ответил и на вопрос, который уже несколько дней мучил лично меня: действительно ли, как сообщили информационные агентства со ссылкой на источники в окружении господина Тягачева, ему во время чемпионата Европы по футболу звонил президент страны и просил футболистов не жевать жвачку, когда исполняется государственный гимн России?
       Леонид Тягачев категорически опроверг эти слухи. Просто категорически. Зато подтвердил, что он сам, безо всякой подсказки сверху действительно звонил председателю Федерации футбола господину Колоскову точно с такой идеей.
       — Вместо того, чтобы жевать, лучше бы спели куплет из гимна России! — воскликнул Леонид Тягачев.
       С ним согласились и жевать уже перестали, но петь еще не начали.
       В это самое время у адвоката Павла Астахова и его десятилетнего сына состоялась приятная встреча с одним человеком у выхода из туалета на третьем этаже Bosco-дома. Мальчик очень хотел писать и демонстративно нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Но дверь была заперта. Когда отец и сын хотели уже мчаться искать другое заведение, она наконец гостеприимно распахнулась и к господам Астаховым вышел управляющий делами президента России Владимир Кожин. Он виновато потупил взгляд и прошел наверх, пробормотав извинения. Мальчик отнесся к происшедшему философски, чего не скажешь о его папе. Тот испытал некоторое воодушевление.
       На крышу поднялся и глава Федерального агентства по физкультуре, спорту и туризму Вячеслав Фетисов с супругой. На вопрос, в командировку он сюда или как болельщик (все-таки свои прямые должностные обязанности здесь исполняет господин Тягачев), господин Фетисов честно сказал, что в командировку. На традиционный вопрос о количестве запланированных золотых медалей ответил довольно резко: "Да я по себе знаю: посчитал заранее победу — проиграл". (Если эта теза справедлива, сборной России рассчитывать на этой Олимпиаде не на что.)
       Осмотревшись на крыше, бросив взгляд на Акрополь и оглядев столики с сервировкой и белоснежными скатертями, господин Фетисов повернулся к начальнику группы компаний Bosco di Ciliegi господину Куснировичу и, пожав плечами, внес сильнейшее рационализаторское предложение:
       — Можно здесь гамак повесить.
       Тем временем внизу на улице гости под руководством учителя танцев Гедиминаса Таранды активно и практически до упаду разучивали национальные греческие танцы. Русский вечер продолжался несколько часов и затянулся куда дольше запланированного — в том числе потому, что гости долго не могли разъехаться, так как тесные афинские улочки вокруг особняка были заставлены машинами.
       В решении проблемы были задействованы масштабные человеческие ресурсы. Так, гигант отечественного джаза Игорь Бутман практически в одиночку поднял и перенес на несколько метров жемчужину (прежде всего по размерам) немецкого машиностроения автомобиль Smart, в результате чего проезд был окончательно забаррикадирован. Чтобы поставить жемчужину обратно, ему уже потребовалась помощь другого гиганта — президента группы компаний "Тройка Диалог" Рубена Варданяна.
       Все перемазались.
       Продолжение олимпийской темы на стр. 15 и 16.

Комментарии
Профиль пользователя