Коротко

Новости

Подробно

События и люди московского сезона

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14


Обозреватель Ъ РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ подводит итоги.

Спектакль. Лучший спектакль сезона так и не был поставлен. Ступени итоговых "пьедесталов почета" вообще оказались в этом году переломаны, и каждый волен называть что угодно, не заботясь об общественном мнении. Так что остерегайтесь театральных рейтингов! И тем не менее. Лидирующая тройка, по версии обозревателя Ъ, такова (в алфавитном порядке): "Илиада. Песнь двадцать третья" Анатолия Васильева, "Мещане" Кирилла Серебренникова, "Ричард III" Юрия Бутусова с Константином Райкиным в заглавной роли. Следующая порция — "Лестничная клетка" Юрия Погребничко, "Когда я умирала" Миндаугаса Карбаускиса, "Осада" Евгения Гришковца.


       Драматург. Сколько бы ни кипятились деятельные современные авторы, это вновь Антон Павлович Чехов (см. материал на этой же странице). Один из этих авторов высказался по телевидению в том смысле, что пьесы Чехова может поставить любой дурак, и сие утверждение вполне может претендовать на звание глупости сезона.
       Театр. Ну, натурально, МХАТ имени все того же Чехова (плюс де-факто слившаяся с ним "Табакерка"). Олег Табаков не снижал производительность труда, пускал всякое лыко в строку, охотился на стороне, жонглировал планами, добиваясь нужных результатов и от всеядного профессионала Юрия Еремина, и от вдумчивого читателя классики Сергея Женовача, и от шумного затейника Кирилла Серебренникова. А еще есть Новая сцена и Малая сцена... В результате МХАТ добился ненужного, но удивительного результата — оказался театром на любой вкус.
       Успех сезона. Режиссер и художник Дмитрий Черняков, впервые в истории современного русского театра получивший "Золотые маски" за работу в опере и за драматический театр одновременно. После оглушительного успеха в Москве его новосибирского "Двойного непостоянства" режиссер получил приглашения, кажется, от большинства неспящих столичных театров. Интересно, что руководители наших драмтеатров дальше своего носа не видят: опера "Похождения повесы" уже больше года идет в Большом театре, и в ней талант режиссера виден ничуть не меньше, чем в постановке по пьесе Мариво.
       Режиссер. Кирилл Серебренников, довыпустивший не слишком удачного "Демона" и тем самым сделавший попытку вернуть Олега Меньшикова в режиссерские руки. Он же громыхнул "Мещанами" во МХАТе и отрепетировал в том же театре "Изображая жертву" братьев Пресняковых — спектакль, который, очевидно, станет первым по счету событием будущего сезона.
       Мужская роль. Константин Райкин — Ричард III вне конкуренции. Собственно говоря, у нас есть сейчас два актера, любую роль которых можно заранее анонсировать как событие для русского театра. Второй — Евгений Миронов, продолжавший гениально играть Лопахина в "Вишневом саде". Есть еще один уникальный актер, но его талант особого рода — превращать в фон для себя любую пьесу и любого режиссера. Олег Табаков в "Последней жертве" и "Дяде Ване" так подкручивает под себя Островского с Чеховым, что зритель и опомниться не успевает.
       Женская роль. Алла Покровская — Акулина Ивановна в "Мещанах". Успех тем более приятный, что неожиданный: госпожа Покровская давно и плодотворно работает на педагогическом поприще, вроде бы забросив актерское ремесло. Успех тем более приятный, что поучительный: никто не сможет теперь утверждать, что молодые режиссеры не умеют работать со зрелыми актерами традиционной школы. Еще как могут! Вот вам психологический реализм и гротеск, душевность и жесткая форма, сила традиции и современный дух в одной роли.
       Персона. Олег Табаков и Лев Додин — на фоне МХАТа имени Чехова и Малого драматического театра — Театра Европы. Два мира, две разные театральные идеологии, две разные системы координат, два пути развития театра. Словом, две правды, потому что оба театра востребованы зрителями.
       Скандал. Со скандалами как-то не задалось, хотя скандальчики случались. Вот разве что Андрей Жолдак своими гастрольными спектаклями спровоцировал критиков на проявление бессильного гнева, да и только. А зрителям что ни покажи, все съедят. Прав был современный классик, настоящих буйных мало.
       Отставка. Бессменный директор фестиваля "Золотая маска" и инициатор многих театральных проектов Эдуард Бояков устроил растянувшийся на несколько месяцев фестиваль в честь юбилея премии, после чего уступил свой пост Марии Ревякиной и уехал в Африку. Правда, обещал когда-нибудь вернуться.
       Вне номинаций. "Илиада. Песнь двадцать третья" Анатолия Васильева в "Школе драматического искусства". Самое длинное зрелище сезона (есть спектакли, заканчивающиеся позже, но этот идет без перерыва три часа), самое странное, самое далекое от сегодняшнего мира, самое гордое и, возможно, самое поучительное. Если через двадцать минут после начала вы уверены, что не доживете до конца, то за пять минут до конца с сожалением понимаете, что этот возвышающий обман скоро закончится и завтра придется идти в обычный театр.

Комментарии
Профиль пользователя