Коротко

Новости

Подробно

"Вчера была попытка начать войну"

— С грузинской стороны есть не то что пострадавшие, у нас трое убитых и одинн

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10


Так заявил корреспонденту Ъ ОЛЬГЕ Ъ-АЛЛЕНОВОЙ госминистр Грузии по урегулированию конфликтов, сопредседатель смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузино-осетинского конфликта ГЕОРГИЙ ХАИНДРАВА.

— Правда, что во время перестрелки, которая произошла в зоне конфликта минувшей ночью, с грузинской стороны есть пострадавшие?


       — С грузинской стороны есть не то что пострадавшие, у нас трое убитых и одиннадцать раненых. Разбиты грузинские деревни, разрушена школа, больница, мирное население пострадало. Вчера была организована попытка начать войну. Мы стояли на грани вооруженного конфликта. Просто приказ президента Грузии остановить эти действия дал возможность как-то стабилизировать ситуацию, но ситуация очень напряжена.
       — Осетинская сторона уверяет, что первыми начали стрелять грузинские формирования. Что все-таки произошло?
       — Первыми, вторыми — это уже не имеет никакого значения. Это что за аргументы? Кто сейчас может узнать, кто стал стрелять первым? Давайте по результатам это обсуждать: три человека убиты, одиннадцать ранены. А кто начал стрелять, пусть решает общественность и ваши читатели. И не по тому, кто что заявляет, а по тому, что мы имеем в результате.
       — Но с осетинской стороны тоже 28 человек ранены. Во всяком случае, об этом заявляют официальные лица...
       — 28 раненых?!
       — Да, они в больнице. Сегодня об этом мне заявил сопредседатель СКК Борис Чочиев.
       — Но мы вам можем предоставить кадры похорон наших погибших. И показать наших раненых в больнице. Я еще раз повторяю: время заявлений прошло. Сейчас время фактов. И заявлять можно все что угодно, мы эти заявления слышим уже месяц, что грузинская сторона — агрессор, но, однако, если посмотреть, то и раненые с грузинской стороны, и убитые с грузинской стороны, и разрушения с грузинской стороны. А заявления с другой стороны продолжаются, потому что эти заявления имеют, так сказать, ход в российских массмедиа. А наши заявления вы не слышите, потому что все время идет одностороннее обвинение грузинской стороны. Но результаты показывают абсолютно другое.
       — Вы можете все-таки сказать, что произошло минувшей ночью на территории Южной Осетии?
       — Южная Осетия — это Грузия. Это территория Грузии.
       — Я имела в виду зону конфликта.
       — Что происходит? Сепаратистский режим во главе с Кокойты старается втянуть народ в вооруженный конфликт для того, чтобы хоть как-то продлить свое существование, на милитаристских и националистических лозунгах постараться остаться у власти, которую он уже стал терять после того, как началась гуманитарная экономическая и реабилитационная программа в этом регионе. Программа реализуется с помощью Евросоюза, с помощью международных организаций и по инициативе грузинского правительства. В ответ мы получили то, что видим сегодня. Начиная от средневекового факта, когда 39 грузинских полицейских были поставлены на колени и над ними издевались в центре Цхинвали — на глазах у всей российской общественности, кстати. И кончая минувшей ночью, когда есть убитые, раненые и разрушения. Вот что там делается. И зачем это делается, тоже абсолютно ясно.
       — Российские миротворцы утверждают, что в зону конфликта вошли вооруженные силы Грузии, не миротворцы. Что в сторону Цхинвали передвигается грузинская военная техника и что это не согласовано с миротворческим контингентом.
       — А убивать наших граждан и стрелять из тяжелой артиллерии и постоянно проводить военные учения, которые показываются с бравадой по российскому телевидению, можно? Это никто не замечает. Только грузинские колонны, которые идут где-то там в 40 километрах от Цхинвали, всем видны. Но в результате передвижения грузинских колонн погибают грузины. И о ком вы говорите, какие российские миротворцы? Они бы лучше контролировали незаконную технику, которую имеет южноосетинская сторона. А то они каким-то образом определяют, кто из леса стреляет — грузины или осетины, а то, что у них перед носом ездит тяжелая техника с осетинскими боевиками, этого они не замечают. И грузинских трупов они не замечают.
       — Какие действия могут предпринять грузинские власти?
       — У нас было заседание совета безопасности. Мы призвали все международное сообщество, мы призываем Москву срочно провести переговоры, остановить огонь, провести демилитаризацию региона и созвать встречу, на которой будет присутствовать господин Кокойты, от этого он отказывается уже месяц. Мы выступаем с этой инициативой и никак не можем добиться этой встречи. Потому что единственный человек, который несет полную ответственность за то, что там происходит и по чьим приказам это происходит,— это Кокойты. Все остальные не правомочны принимать там решения, поэтому мы срочно ставим вопрос о встрече премьер-министра Грузии с господином Кокойты при участии высоких представителей с российской стороны и чтобы решения были приняты и исполнены, потому что решений у нас на бумаге полно, но исполнения нет.
       — Но господин Кокойты заявлял, что может встретиться только с президентом Саакашвили.
       — Это его проблема, что он там заявляет. Мы вот ставим вопрос абсолютно конкретный.
       — Можно ли говорить о том, что работа СКК сорвана, и насколько комиссия вообще может влиять на ситуацию?
       — Нет, работа смешанной контрольной комиссии не сорвана, заседание состоится сегодня вечером, скорее всего, в Цхинвали, но я еще раз повторяю, что решения и исполнение решений этой комиссии не зависят от ее сопредседателя Чочиева, что ее председатель с южноосетинской стороны ничего не решает абсолютно. Решает там вопросы господин Кокойты. Потому мы и говорим о том, чтобы решения были приняты в присутствии российских представителей — высших представителей власти, потому что это ответственная сторона, это сторона, которая взяла на себя обязательства в переговорном процессе. И поэтому мы хотим, чтобы эти обязательства были исполнены. Чтобы призвать зарвавшихся криминальных политиков к порядку. Не то последствия будут очень тяжелые. Для всех абсолютно.
       — Грузинская сторона по-прежнему не намерена решать проблему силовым путем?
       — Если бы мы хотели силового решения конфликта, то этот конфликт уже давно был бы закончен. Потому что несмотря на то, что определенные силы поддерживают этих криминальных лидеров, у нас достаточно сил, чтобы закончить все это очень быстро. Но мы не хотим этого делать, потому что это не входит в интересы грузинского и осетинского народов и не входит в наши планы. Вот как раз этим и пользуются сепаратисты при попустительстве российских политиков, которые сейчас в Абхазии находятся и которые нарушают территориальные воды Грузии, и делают это с бравадой, на глазах у всего мира, в присутствии прессы. Эти политики показывают, что они игнорируют и чужой суверенитет, и чужие законы, и международное право. Сила есть — ума не надо.

Комментарии
Профиль пользователя