Коротко

Новости

Подробно

No comment

The Ladies` Circle

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

On the Campaign Trail, Laura Bush Is 180 Degrees From Teresa Kerry


       Дамский кружок
       В предвыборной кампании Лора Буш — прямая противоположность Терезе Керри
MARK LEIBOVICH
МАРК ЛЕЙБОВИЧ
       Лоре Буш уже надоели вопросы о Терезе. "В каждом интервью",— качая головой, отвечает первая леди на вопрос о том, как часто ее спрашивают о Терезе Хайнц-Керри. Тереза, Тереза, Тереза. "Это был последний вопрос, который задал во время предыдущей встречи репортер из Сент-Пола",— говорит госпожа Буш. Вопросы о Терезе задавали ей в понедельник репортеры в Пенсильвании, Огайо и Мичигане, а во вторник — в Висконсине и Миннесоте. А ведь еще нужно заехать в Айову, прежде чем госпожа Буш завершит свою двухдневную поездку, в которой она, согласно сценарию, должна излучать нежность и преданность Джорджу Бушу. Другими словами, поездку под лозунгом "Я — не Тереза".
       Госпожа Буш сидит на заднем сиденье черного Suburban, который направляется в аэропорт города Сент-Клауд (штат Миннесота). Она только что рассталась с работниками мастерской Gruber`s Quilt, которым она сказала, что они шьют чудесные лоскутные одеяла и что ее муж — замечательный президент.
       Когда ее спрашивают (снова и снова) о Хайнц-Керри, то непременно в контексте новых высказываний Хайнц-Керри, ставших очередным хитом в программах новостей. Так, например, недавно она сказала одному репортеру: "Засунь это себе...", а еще заявила, что критиканы, скандирующие: "Еще четыре года", хотят "еще четыре года адской жизни". Госпожа Буш всегда готова найти великодушные слова, чтобы сказать, что уж она-то понимает, через что проходит Хайнц-Керри. Публичная жизнь часто очень тяжела. "Мы на самом деле находимся в одной лодке,— говорит она.— Я уверена, что мы сочувствуем друг другу".
       Общественность формирует свое отношение к первым леди, сравнивая их друг с другом. Будет ли эта первая леди или эта потенциальная первая леди похожа на Джеки Кеннеди или Нэнси Рейган? Это как описывать град (похожи ли градины на мраморные шарики или на мячи для гольфа?) — как будто первые леди представляют собой некое природное явление, которое бывает определенных размеров.
       "Четыре года назад меня постоянно спрашивали: 'Вы будете как Хиллари Клинтон или как Барбара Буш?'",— рассказывает госпожа Буш, махая рукой из окна группе сторонников, которые держат в руках плакаты с надписью: "W — это женщины". По ее словам, она уверена, что восприятие американской общественностью первых леди характеризуется широтой и богатством оттенков. Однако средства массовой информации склонны прибегать к стенографии.
       "Легче всего пытаться разложить людей по полочкам, навесив на них те или иные ярлыки,— говорит она.— Но дело в том, что все женщины, которые были женами президентов, были более сложными и неоднозначными, чем казались людям". А госпожа Буш более сложная и неоднозначная, чем ее образ в глазах общественного мнения? "Конечно",— отвечает она, предпочитая не пускаться в дальнейшие объяснения.
       Как бы то ни было, более вероятно, что "сложной" и "неоднозначной" назовут именно Хайнц-Керри, хорошо это или — в случае предвыборных мероприятий Лоры Буш — плохо. "Я предпочитаю Лору человеку, который на пяти разных языках может сказать: 'Засунь это себе...'",— говорит Патриция Отт из Саутгемптона (штат Пенсильвания). В понедельник она стояла с самодельным плакатом "Лора — это леди" у гостиницы Sheraton в Лэнгхорне (штат Пенсильвания), где Лора Буш от лица своего мужа принимала приветствия и выражения поддержки от представителей комитета политических действий Медицинского общества Пенсильвании. О Лоре Буш можно сказать множество фраз, заканчивающихся на "от лица своего мужа", точно так же, как госпожа Буш начинает многие свои фразы словами "президент Буш планирует", "я рада, что Джордж Буш твердо стоит на позиции" и "я горжусь своим мужем потому, что...".
       Госпожа Буш не рассказывает о том, прошла ли она лечение препаратом Botox или подписывала ли она брачный контракт,— подобные заявления входят в число известнейших фраз Хайнц-Керри. Госпожа Буш редко говорит о себе, если это не касается ее роли жены президента, его лучшего друга и главного свидетеля. "Я здесь для того, чтобы говорить о Джордже Буше",— повторяет она, словно мантру, и старательно избегает называть имя Джона Керри.
       Обожающие ее слушатели и сами редко поминают Керри. Они гораздо чаще говорят о его жене, что вызывает несколько странное оживление. Отсутствующая, но часто поминаемая Хайнц-Керри вызывает сильную, а иногда и злобную реакцию. "Сказать прилюдно кому-либо: 'Засунь это себе...', по-моему, неприлично",— считает Хелен Хартман из Ярдли (Пенсильвания). Она поддерживает Лору Буш потому, что поддерживает ее мужа, и, кроме того, потому, что она "привносит высокий уровень достоинства и самообладания в роль первой леди".
       "Мне показалось, что госпожа Керри говорила в основном о себе, а не о своем муже, и мне это не понравилось",— высказала свое мнение о выступлении Хайнц-Керри на съезде демократов в прошлом месяце Элисон Расмус. Расмус, республиканка, как и большинство из тех, кого после тщательного отбора допускают на встречи с госпожой Буш, пришла в один из отелей города Толидо, чтобы передать "теплый привет от округа Лукас госпоже Лоре Буш".
       Многие поклонники Лоры Буш считают, что Хайнц-Керри играет чрезвычайно заметную роль в кампании. Участники предвыборной кампании Буша--Чейни, похоже, это ясно осознают. Госпожа Буш в понедельник и вторник всего за 36 часов побывала в шести важных штатах на Среднем Западе, выступая в стандартных залах отелей, изрекая стандартные фразы, посещая стандартные пригороды и пригородные поселки Филадельфии, Милуоки, Миннеаполиса и Детройта. (По словам участников кампании, напряженное расписание госпожи Буш было составлено уже давно и никоим образом не связано с недавней шумихой вокруг высказываний Хайнц-Керри.)
       В Лэнгхорне госпожа Буш была как никогда близка к тому, чтобы поднять политическую волну. В третью годовщину принятия ее мужем решения о запрете государственного финансирования исследований в области стволовых клеток госпожа Буш заявила, что оппоненты политики президента дают "ложную надежду" тем людям, чьи близкие страдают от болезней, которые якобы могут быть излечены благодаря изучению таких клеток. Ее выступление несколько раз прерывалось аплодисментами слушателей — 300 медицинских специалистов, причем некоторые из них пришли в белых халатах, хотя мероприятие проходило в конференц-зале отеля Sheraton.
       Спустя несколько часов госпожа Буш уже в отеле Radisson в Толидо разговаривает с группой женщин-предпринимателей, десятки улыбающихся женщин стоят вместе с ней на сцене. Она говорит о том, с каким участием и сочувствием относится к ним президент Буш, о том, что он разделяет "наши ценности" и что его налоговая политика направлена на защиту предпринимателей, в особенности женщин. И, как она часто делает, госпожа Буш отмечает, что именно женщина, Кондолиза Райс,— главный советник ее мужа по национальной безопасности, а его главный советник по внутренней политике тоже женщина — Маргарет Спеллингз. "Это означает, что в нынешнем Белом доме женщины заправляют почти всем, что делается за рубежом, и всем, что делается в стране,— говорит госпожа Буш.— И мне это кажется правильным". Она мило улыбается, слушатели смеются, и госпожа Буш переходит к дальнейшим показаниям о президенте Буше. По пути в аэропорт Толидо госпожа Буш делает еще одну "незапланированную" остановку — в магазине по продаже флагов. Она говорит 1200 сторонникам из молодежного клуба в Роял-Оук (штат Мичиган), что президенту близки их ценности.
       И по пути в аэропорт Сент-Клауда она ответит на все вопросы 20-минутного интервью, и ее ни разу не спросят о том, что она думает о Терезе Хайнц-Керри, женщине, с которой она никогда не встречалась. "Очень хорошо,— говорит первая леди репортеру в ответ на его слова о том, как он старался сдерживаться, чтобы не задать этого вопроса.— Потому что я все равно бы вам ничего не сказала".
Перевела АЛЕНА Ъ-МИКЛАШЕВСКАЯ

Комментарии
Профиль пользователя