ФСБ пытаются отделить от НКВД

Историк пытается рассекретить фамилии советских чекистов

Исследователь архивов Сергей Прудовский обратился в Верховный суд РФ с иском об отмене отдельных положений президентского указа 1995 года о гостайне и схожего приказа ФСБ. Эти нормативно-правовые акты позволяют ФСБ засекречивать в архивных документах фамилии сотрудников НКВД. Истец настаивает, что советских чекистов нельзя считать российскими контрразведчиками.

Сергей Прудовский

Сергей Прудовский

Фото: facebook.com/sergey.prudovskiy

Сергей Прудовский

Фото: facebook.com/sergey.prudovskiy

Исследователь архивов и автор книги о сталинских репрессиях «Спасская красавица» Сергей Прудовский занимается изучением так называемой харбинской операции. В 1930-х годах Япония оккупировала Маньчжурию, после чего советские власти эвакуировали жителей Харбина и специалистов, работавших на Китайско-Восточной железной дороге. Но в сентябре 1937 года руководство НКВД с одобрения Политбюро ЦК ВКП(б) издало приказ №00593 — об аресте «кавэжэдэшников» и «харбинцев» как японских шпионов. В документе говорилось про 25 тыс. человек, однако НКВД превысил план и арестовал 32,7 тыс. В результате «харбинской» операции были расстреляны свыше 21 тыс. человек.

В ходе своих научных изысканий господин Прудовский запросил у ФСБ архивно-уголовное дело Татьяны Кулик — одной из жертв «харбинской» операции. Получив документы, историк обнаружил, что в них вымараны фамилии, должности и подписи сотрудников НКВД. Он подал в Мосгорсуд иск к ФСБ с требованием раскрыть убранные сведения. В суде представители УФСБ России по Москве и Московской области заявили, что эти данные касаются «принадлежности конкретных лиц к кадровому составу органов безопасности», а значит, попадают под понятие гостайны на основании приказа ФСБ №0120 от 2015 года и указа президента №1203 за 1995 год.

Пункты 84 и 91 указа относят к гостайне сведения о «силах, средствах контрразведывательной деятельности», а также о кадровом составе органов контрразведки. Аналогичный смысл заложен в пунктах 1.7 и 2.23 приказа ФСБ.

В июне 2020 года Мосгорсуд встал на сторону ФСБ и отказал исследователю. Господин Прудовский не согласен с такой трактовкой законодательства. «Получается, просто приравняли НКВД к ФСБ. Но по нашему мнению, эти нормативно-правовые акты должны распространяться только лишь на сотрудников российских служб безопасности, а не на лиц, служивших в другом органе и в другой стране — СССР»,— пояснил он “Ъ”.

Исследователь отмечает, что Мосгорсуд даже не стал исследовать, обвинялись ли «засекреченные» чекисты в преступлениях. И подчеркивает, что Татьяна Кулик была признана жертвой репрессий, а вот сотрудники НКВД, которые активно себя проявили во время «харбинской» операции, позднее были осуждены за пытки и фабрикацию дел, расстреляны, а в 2015 году признаны не подлежащими реабилитации.

В четверг, 2 сентября, Сергей Прудовский подал в ВС РФ административный иск. В нем оспариваются те самые положения президентского указа и приказа ФСБ, на которые в суде ссылались сотрудники спецслужб. Господин Прудовский уверен, что эти документы противоречат статье 7 закона «О государственной тайне» — она запрещает засекречивать сведения о нарушении законности госорганами и их должностными лицами, а также о нарушении прав человека. Также истец напоминает в иске о законе от 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий», где закреплено «осуждение» советского террора.

«А осуждение предполагает и предание гласности имен людей, ответственных за террор,— уверен господин Прудовский.— В данном случае сами фамилии мне известны из других источников. Но это принципиальный момент. Возмущает, что произвольно трактуются законы и от общественности скрываются фамилии палачей, которые были признаны виновными».

Интересы исследователя в суде представляет юрист «Международного Мемориала» (внесен в реестр иностранных агентов) Марина Агальцова. Она считает, что авторы президентского указа вряд ли планировали скрыть имена сотрудников НКВД: «Указ был подписан в 1995 году, а тогда в нашей стране активно рассекречивали документы о терроре и признавали действия чекистов однозначно преступными. Поэтому в указе, скорее всего, учитывались только нынешние контрразведчики. Но теперь суды распространяют его действие и на НКВД».

Отметим, что имена и фамилии многих сотрудников НКВД не являются тайной для исследователей. Научный сотрудник Музея истории ГУЛАГа Татьяна Полянская рассказала “Ъ”, что личные анкеты чекистов можно получить в Российском госархиве социально-политической информации. А на сайте «Мемориала» (внесен в реестр иностранных агентов) опубликована база данных о 41 тыс. людей, работавших в системе безопасности с 1935 по 1941 год. Кроме того, если дело хранится не в архиве спецслужб, а в Государственном архиве РФ, то там все фамилии будут открытыми, добавила госпожа Полянская.

Анастасия Курилова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...