Коротко


Подробно

Слиятельные персоны

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 18


Слиятельные персоны
       Их называют рейдерами. Вообще-то рейдеры — это военные корабли, ориентированные на продолжительные боевые действия в одиночку. А на российской суше последние пять лет широким фронтом, замаскировавшись под стратегических инвесторов, самостоятельные боевые действия ведут несколько десятков рейдеров-профессионалов, являющихся посредниками в подавляющем количестве сделок по слиянию и поглощению.

       Согласно исследованиям компании Ernst & Young, объем рынка слияний и поглощений за 2003 год вырос на 45%, а за последние шесть лет — более чем в шесть раз, до $12,9 млрд. Крупнейшие по объему сделки происходят между сливающимися компаниями: чего стоит одно только создание компании BP-ТНК в 2003-м. Такие сделки широко освещаются и происходят при взаимном непротивлении сторон. Но по числу сделок абсолютное лидерство за поглощениями. А поглощение — это всегда война, в ней есть регулярные армии и профессиональные наемники. О них, наемниках корпоративных войн, и пойдет здесь речь.
       
Младая поросль
       Рейдеры в большинстве своем удивительно молоды. Одного из самых агрессивных игроков на рынке, главу компании "Росбилдинг" Алексея Тулупова, слава настигла в 2000 году — Тулупову тогда было 25 лет. Зарегистрированная двумя годами ранее в 2000-м году компания приступила к энергичной скупке акций московских универмагов и за несколько месяцев сумела завладеть контрольными пакетами десяти крупных объектов, в том числе "Краснопресненским", "Серпуховским", "Сменой", и через некоторое время продала их. Изначально Тулупов заявлял о намерениях стать стратегическим инвестором для универмагов и о якобы идущих переговорах с западным инвестором для развития сети моллов, однако впоследствии распродал их поодиночке. К настоящему времени его компания реализовала больше двух тысяч проектов, связанных со скупкой торговых и промышленных предприятий: после того как закончились бесхозные универмаги, "Росбилдинг" занялся поглощением швейных фабрик, плодоовощных баз и заводов игрушек. К 2004 году активность компании несколько снизилась: готовых к поглощению объектов осталось меньше, к тому же энергичнее стало действовать управление по экономической безопасности правительства Москвы, засыпавшее руководителей "Росбилдинга" уголовными делами. Впрочем, нашелся и высокий покровитель "Росбилдинга" — им оказался Михаил Гуцериев, во время одного из скандалов приехавший на фабрику извиняться от лица компании перед персоналом.
       В этой профессии есть люди и помоложе Тулупова. В компании преподавателя Высшей школы экономики Александра Волкова "Минфин", например, работали его студенты, для стимулирования обучающего процесса Волков даже сделал их совладельцами своего бизнеса. В "зарницу" дети играли вполне по взрослым правилам: в 2001 году студенты Ян Горелов и Сергей Царев несколько дней провели в изоляторе волгоградского УВД ("Минфин", являясь владельцем 40% акций Волгоградского завода буровой техники, на собственном собрании акционеров доверил юношам исполнительную власть на предприятии, а владелец контрольного пакета, волгоградская группа НОКСС, как умела, защищалась от агрессоров).
       
Аль не воины мы, аль не витязи
       Профессия рейдера появилась в России в середине 90-х, когда промышленные предприятия делились уже не по первому кругу. Частично рейдеры отпочковались от участников первичного дележа. Так, например, набравшись опыта при формировании собственных ФПГ, перепродажей предприятий занялись "Альфа-групп" и самарская группа СОК. Создатель "Альфы" Михаил Фридман всегда говорил, что "если ты не готов в любой момент продать свой бизнес по выгодной цене, то это уже не бизнес, а эмоции". Этим принципом компания и руководствовалась. Начинался бизнес "Альфы" в конце 80-х с торговли сахаром, к концу 90-х компания сформировала аграрный холдинг из восьми сахарных заводов и десяти элеваторов, а в 2002 году продала его таганрогскому "Каравай плюс" за $80 млн. Таким же образом Фридман с партнерами перепродали еще несколько десятков предприятий, включая и половину добытой в корпоративных войнах Тюменской нефтяной компании. Компания "Альфа-Эко", изначально созданная как торговая, со временем переквалифицировалась на классический венчурный бизнес: ее усилиями были успешно перепроданы, например, Ачинский глиноземный ("Русалу"), Западно-Сибирский металлургический ("Евразхолдингу"), Таганрогский металлургический (группе МДМ) комбинаты и Коршуновский ГОК (группе "Мечел"). Классический прием "старых" переделов — использование дыр в российском законодательстве о банкротстве — умеючи можно было обанкротить и перехватить управление в предприятии, задолжавшем кому-либо ничтожную сумму $5 тыс. Мастерски научились рейдеры пользоваться и законодательством об акционерных обществах, захватывая контроль с помощью 15-процентного пакета акций, собрания акционеров где-нибудь в Мухоедовске и одного коррумпированного судьи.
       Впечатленные успехами "Альфы", многие крупные ФПГ также выделили под венчурный бизнес специальные подразделения. Так, например, самарская группа СОК, энергично собравшая за несколько лет под своим управлением несколько десятков предприятий машиностроительного профиля, стала делать проекты, ориентируясь на стороннего покупателя: стремительно купила и продала Пермский металлургический завод "Нытва", несколько заводов РТИ, предприятий сектора телекоммуникаций. В структуре МДМ появилась компания "Ринако" (ее проекты — "Тагмет", "Кузнецкие ферросплавы" и "Волгоградский тракторный завод"), а в структуре "Реновы" — инвесткомпания "Совлинк" (башкирский завод "Каустик", "Оренбургнефть", "Краснодарнефтегаз"). Появилась такая структура и у "Газпрома", правда, по причине масштабности бизнеса "Газпроминвестхолдинг" Алишера Усманова обслуживает интересы только одного заказчика — материнской компании. Зато эффективно: стараниями Усманова в компанию была возвращена большая часть уведенных при Реме Вяхиреве активов, а также сформирован (но уже для себя) портфель из небольших пакетов акций пристойных металлургических предприятий.
       
Беня знает за облаву
       Постепенно на рынке стали появляться воины-одиночки, за которыми не стояло крупных ФПГ, а выступали другие разнообразные силы. Сильнейший из таких воинов — компания "Нафта-Москва", контролируемая депутатами Госдумы Сулейманом Керимовым и Ахмедом Билаловым. "Нафта-Москва" выросла из советского предприятия "Союзнефтеэкспорт", являвшегося основным экспортером нефти СССР. После того как нефтяные компании стали частными и обзавелись собственными трейдерами, в активе "Нафта-Москвы" остались только зарубежные предприятия "Союзнефтеэкспорта" (из них наиболее значительная — финская Teboil). В 2000 году "Нафта-Москва" заявила о желании стать полноценной вертикально-интегрированной компанией, вступив с группой "Альянс" в борьбу за осколки "Сиданко" — компании "Варьеганнефть" и "Варьеганнефтегаз". Однако борьбу за эти активы компания проиграла: "Варьеганнефтегаз" вернулся в состав "Сиданко" и позже вошел в структуру ВР-ТНК, а "Варьеганнефть" в итоге оказалась в собственности бывшего главы "Славнефти" Михаила Гуцериева. Очевидно, сотрудничество с Гуцериевым стало началом венчурных проектов "Нафта-Москвы". За последние четыре года "Нафта" участвовала практически во всех громких переделах нефтяного и металлургического рынков. Наиболее скандальный проект — поглощение активов, ранее принадлежащих Андрею Андрееву (меткомбинат НОСТА, "Ингосстрах", Автобанк). В 2003 году Андреев заявлял в прессе, что активы были отобраны у него силовым путем, однако сделки так и не были оспорены, и около трехсот предприятий, некогда входивших в холдинг Андреева, были перепроданы новым владельцам.
       "С душком" оказались сделки и многих других участников этого рынка. Екатеринбургский предприниматель Павел Федулев (его проекты — Качканарский ГОК и Нижнетагильский меткомбинат) даже оказался за решеткой, поскольку в 1997 году продал 19% акций Качканарского ГОКа компании "Урал-Старт" за $5 млн, но, получив деньги, так и не отдал акции.
       Несмотря на подмоченную местами репутацию, "одиночки" не испытывали дефицита в заказчиках. Крупные корпорации последние годы все чаще стали обращаться к услугам независимых компаний для скандальных поглощений — последним слава агрессоров только на руку, в то время как для ФПГ скандалы нежелательны, к тому же на крупных предпринимателей легче воздействовать через правительство и общественные организации (РСПП и т.д.). Так, например, группа МДМ, уже обзаведясь собственной структурой, специализирующейся на венчурных проектах ("Ринако"), тем не менее многие проекты поручала независимым компаниям. "Тагмет" для нее приобретала компания "Сигма", а оборонный завод имени Дегтярева — санкт-петербургская компания КОРТиК.
       Впрочем, в последнее время отчетливо прослеживается тенденция к сглаживанию различий между "стратегическими" поглотителями и "спекулянтами". Верные заветам Фридмана "стратеги" готовы в любой момент превратиться в "спекулянтов", а "спекулянты", чтобы не навлекать на себя гнев общественности, не прочь оставить часть приобретенных предприятий у себя в управлении.
ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА
       
Самые эффективные рейдеры на российском рынке
       1. Михаил Фридман ("Альфа-групп")
       2. Сулейман Керимов ("Нафта-Москва")
       3. Юрий Качмазов (группа СОК)
       4. Алишер Усманов ("Газпроминвестхолдинг")
       5. Павел Свирский ("Сигма")
       6. Алексей Тулупов ("Росбилдинг")
       7. Василий Бойко ("Вашъ финансовый попечитель")
       8. Константин Селиванов (ИК "Совлинк")
       9. Павел Федулев (уральский предприниматель)
       10. Олег Дьяченко (ЗАО "Кортик")
       
       Рейтинг составлен на основании экспертного опроса. В опросе принимали участие: Юрий Игнатишин (управляющий директор ИА M&A Agency), Роман Паршин (старший консультант Центра корпоративной защиты), Андрей Демченко (главный редактор газеты "Защита вашей собственности"), Антон Смирнов (главный редактор журнала "Слияния и поглощения"), аналитики компаний "Тройка Диалог", "Атон", "Ренессанс Капитал".
       

Комментарии
Профиль пользователя