Коротко


Подробно

"Зарема хочет взорваться, чтобы принести пользу исламу"

Судят террористов, организовавших взрывы в Моздоке и Москве

терроризм



Вчера в Верховном суде Северной Осетии началось рассмотрение дела террористов, которые, как считает следствие, по заданию Шамиля Басаева организовали серию взрывов с использованием смертников в Моздоке и Москве. Несмотря на то что рассматривается только один из эпизодов, связанных с терроризмом (остальные выделены в отдельное производство), подсудимые могут получить пожизненные сроки.
       Перед судом предстали ингуши Магомед Кодзоев, Исса Илиев и Аркадий Арахов, а также чеченец Рустам Ганиев. Когда их ввели в заполненный родственниками жертв террористов зал, какая-то женщина разрыдалась. Судья Александр Абоев зачитал подсудимым их права и уточнил их анкетные данные. Затем гособвинитель Мария Семисынова, работающая в отделе Генпрокуратуры по Южному федеральному округу, стала оглашать обвинительное заключение (оно занимает 640 страниц). Когда прокурор сказала, что всем подсудимым инкриминируется терроризм, убийства, посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов и другие тяжкие преступления, в заполненном до отказе зале кто-то громко сказал: "Суки". А потом тот же голос повторил это слово трижды, но уже тихо. Подсудимые отреагировали на это спокойно. Только Исса Илиев нервно сжимал и разжимал кулаки.
       Главный эпизод дела, по которому обвиняются подсудимые,— взрыв автобуса с персоналом военного аэродрома 5 июня прошлого года в пригороде Моздока. Тогда погибли 19 человек и 24 были ранены. Теракт осуществила ингушка Лидия (или Раяна) Хальдыхароева, проживавшая в поселке Чесноковка Елховского района Самарской области вместе с матерью. При взрыве Лидия погибла.
       На самом деле, как считает следствие, целью террористов был не автобус и его пассажиры, а военный аэродром. Шахидка должна была добраться до военного объекта и взорвать себя там. По словам свидетелей, девушка просила подвезти ее до аэропорта, но водитель, почувствовав неладное, категорически отказался. Тогда шахидка бросилась на передние двери и взорвалась. До сих пор следствие не выяснило, было ли взрывное устройство на террористке радиоуправляемым, или она привела его в действие самостоятельно. В первый момент подозрение в соучастии пало на жителя Чечни Виталия Чинаева, который, по словам очевидцев, общался со смертницей за несколько минут до взрыва. Однако следствие пришло к выводу, что террористка просто спросила у него, как проехать к аэродрому.
       Расследование продвинулось после еще одного теракта, на этот раз более масштабного,— взрыва моздокского военного госпиталя 1 августа того же года. Тогда погибли 52 человека, десятки оказались ранены. "КамАЗ", груженный 10 тоннами аммиачной селитры, что примерно соответствует полутора тоннам тротила, на полной скорости врезался в здание госпиталя, превратив его в руины.
       Через две недели следствием было установлено, что за рулем "КамАЗа" находился уроженец Ингушетии Магомед Дадаев, а груз аммиачной селитры прибыл в Моздокский район из Кабардино-Балкарии. Местный УБОП по ориентировке из Моздока задержал в городе Баксан подозреваемого в причастности к "госпитальному теракту" Темиркана Шогенова. Кабардинец Шогенов дал показания, что оба теракта в Моздоке организовал верховный имам ваххабитов Кабардино-Балкарии и Ингушетии Магомед Кодзоев, а спонсором и идеологом этих акций являлся Шамиль Басаев.
       Магомеда Кодзоева задержали случайно — при обычной паспортной проверке в Нальчике. Сопротивления он не оказал. Задержанного доставили в Моздок, где он дал показания по двум совершенным терактам, признавшись в причастности к взрывам автобуса и госпиталя. Правда, он не назвал себя организатором — им, по его словам, был Шамиль Басаев. По утверждению Магомеда Кодзоева, он лишь координировал действия участников группы. Исполнителей для терактов подбирал Рустам Ганиев. Темиркан Шогенов, его брат Зауркан, Исса Илиев, Аркадий Арахов и некто Курейш только помогали Рустаму Ганиеву и Магомеду Кодзоеву.
       Первый теракт в Моздоке должна была устроить Зарема Мужихоева. Когда сообщники везли ее по городу, Зарема просила остановить машину чуть ли не у каждого военного объекта и эмоционально произносила одни и те же слова: "Я бы вот здесь взорвалась, вот здесь!"
       Первая попытка теракта закончилась неудачей. "Однажды рано утром Курейш и Зауркан позвонили мне,— рассказывал на допросе Магомед Кодзоев.— Они сказали, что у них поломалась машина, а им нужно срочно ехать. Когда я подъехал к ним на своей 'девятке', Зарема выглядела очень плохо. Они говорили, что не успевают. При этом я понял, что в девять часов они должны находиться в Моздоке. После чего они все-таки завели свою машину и уехали. И я так понял, что в этот день они опоздали, так как Зарема не взорвалась".
       Не взорвалась Зарема и потом — она внезапно заболела и ее отправили в Нальчик, в больницу. "Когда мы с Лейлой — женой Зауркана — приехали в больницу, врач сказал нам: 'Вы объясните этой Зареме, под каким именем она легла в больницу, а то у нее спрашивали, а она не могла объяснить',— вспоминал Магомед Кодзоев.— Мы с Заремой вышли в коридор, и она мне сказала, что у нее не получилось взорваться и что ей все время не везет".
       "Не повезло" Зареме Мужихоевой и в Москве, куда она отправилась после того, как автобус в Моздоке взорвала "маленькая, хрупкая, одетая в платок" Лидия Хальдыхароева. Зарема пыталась взорвать ресторан на Тверской, но бомба не сработала. На ее устройстве подорвался взрывотехник ФСБ, и террористка Мужихоева получила 20 лет колонии строгого режима.
       На допросе Магомед Кодзоев рассказывал: "Я спрашивал у Курейша, почему Зарема хочет взорваться, может быть, у нее погиб кто-то из родственников? И Курейш говорил мне, что у нее никто не погиб, а Зарема хочет взорваться, чтобы принести пользу исламу".
       В деле Магомеда Кодзоева и его сообщников несколько эпизодов, но рассматриваться они будут в других судах. В частности, в Верховном суде Кабардино-Балкарии рассмотрят дело Таукана Шогенова (его брат Зауркан был убит при задержании). Арестованные участники группы рассказали, что снимали в городе Баксан частный дом, который использовали под склад оружия и базу террористов. Однако приехавшая туда оперативно-следственная группа попала в засаду. Как оказалось, в том доме находились Шамиль Басаев и его охранники. В завязавшейся перестрелке один из террористов и милиционер были убиты, Шамиль Басаев скрылся. Расследование по другим преступлениям, теракту в Моздокском госпитале и на фестивале "Крылья" в Тушине, еще продолжаются.
       Ъ продолжит следить за процессом.
ЗАУР Ъ-ФАРНИЕВ, Владикавказ

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 07.08.2004, стр. 4
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение