Ледоколы с Мраморного моря

Российские заказы уходят в Турцию

Турецкие верфи продолжают выигрывать у российских конкурентов даже заказы на ледокольные суда. После ухода в Турцию госконтракта на строительство аварийно-спасательного ледокола для Севморпути “Ъ” стало известно еще об одном аналогичном случае. Турецкая Kuzey станет субподрядчиком строительства двух двухтопливных ледоколов для «Росморпорта» общей стоимостью 18,5 млрд руб. Формально контракт выиграл, подав единственную заявку, подведомственный «Росморпорту» Онежский завод. Kuzey на субподряде уже строит для «Росморпорта» двухтопливные паромы для линии Усть-Луга—Балтийск, а также получила контракт от «Росатома» на плавучий док для атомных ледоколов.

Фото: Александр Баранов, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Александр Баранов, Коммерсантъ  /  купить фото

Субподрядчиком строительства двух ледоколов для «Росморпорта» общей стоимостью 18,5 млрд руб. станет турецкая Kuzey Star Shipyard, рассказали “Ъ” три источника на рынке. По их словам, соответствующий договор был заключен в конце прошлой недели. Сам конкурс выиграл Онежский судостроительно-судоремонтный завод. Один из собеседников “Ъ” утверждает, что окончательная конфигурация работ, которые будет выполнять турецкая верфь, пока не утверждена.

В «Росморпорте» тему не комментировали.

По словам источника “Ъ”, знакомого с проектом, оба ледокола будут полностью строиться на турецкой верфи. Сроки контракта останутся неизменными: головной ледокол должен быть построен в июле 2024 года и передан в сентябре, второй — соответственно в октябре и декабре того же года.

«Росморпорт» в мае объявил конкурс на строительство двухтопливных ледоколов на дизтопливе и СПГ мощностью 12–14 МВт (см. “Ъ” от 12 мая). Технический проект разработало ЦКБ «Балтсудопроект», входящее в Крыловский государственный научный центр. Деньги выделяются из бюджета в рамках Комплексного плана модернизации инфраструктуры (КПМИ). Несмотря на «уступки» заказчика, на которые указывали в отрасли (повышение цены конкурса и сокращение объема банковской гарантии), была подана всего одна заявка — от подведомственного «Росморпорту» Онежского завода.

Ледоколы будут круглогодично эксплуатироваться в Балтийском, Белом и Баренцевом морях, а также в Тихоокеанском бассейне, в летне-осенний период — в морях Северного Ледовитого океана и устьях рек. Длина — 95,6 м, ширина — 22,5 м, осадка — 8 м, ледовый класс — Icebreaker7, ледопроходимость — 1,5 м, скорость — не менее 16 узлов.

Собеседники “Ъ” в отрасли говорят, что основной исполнитель вправе выбирать себе субподрядчика даже за рубежом. Онежский завод не располагает мощностями, чтобы выполнить заказ, поясняют они. Ранее источники “Ъ” среди судостроителей отмечали сжатые сроки и низкую цену контракта, оценивая стоимость строительства минимум на 50% выше.

Kuzey по такой же схеме уже строит для «Росморпорта» два парома на СПГ для линии Усть-Луга—Балтийск, подрядчиком по которым выступал Невский завод. Стоимость двух судов составила порядка 10 млрд руб., что, по словам собеседников “Ъ”, было невозможно для верфей РФ.

Турецкие верфи благодаря более низким ценам в последнее время стали популярны среди российских заказчиков.

Помимо коммерческих заказов на рыбопромысловые суда и сухогрузы туда активно уходят и государственные компании. Так, в июне Kuzey подписала договор с «Росатомом» на строительство плавучего дока под атомные ледоколы за 5 млрд руб. (на средства ФГУП «Атомфлот»). Российские верфи не вышли на конкурс. А в июле стало известно, что турецкая Sefine Shipyard стала единственным претендентом на строительство аварийно-спасательного судна мощностью 18 МВт для Севморпути за 13,3 млрд руб. (см. “Ъ” от 27 июля). Контракт был заключен с Росморречфлотом 6 августа. При этом источники “Ъ” указывают, что качество корпусных работ в РФ выше, чем в Турции.

Надежда Малышева из PortNews отмечает, что у Kuzey уже есть опыт строительства паромов на СПГ, что делает заказ на ледоколы в какой-то степени серийным. Кроме того, турецкая верфь, скорее всего, сможет выдержать столь сжатые сроки, в то время как верфи Объединенной судостроительной корпорации зачастую их срывают. Так, Надежда Малышева напоминает, что ледокол «Виктор Черномырдин» для «Росморпорта» строился более восьми лет вместо ожидаемых четырех.

Анастасия Веденеева

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...