Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Чиженок / Коммерсантъ   |  купить фото

Больным назначают самоснабжение

Минздрав разрешил больницам лечить за счет благотворительных фондов и самих пациентов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Медицинские учреждения больше не будут штрафовать за использование лекарств, купленных для курса лечения пациентами или благотворительными фондами. Соответствующие поправки Минздрав внес в правила обязательного медицинского страхования. Вопрос легализации применения приобретенных таким образом препаратов в стационарах стоит давно и «очень остро», говорят эксперты. Проблема актуальна, например, для больных с онкогематологией, рассеянным склерозом, онкологией и «многих других». При этом во Всероссийском союзе пациентов уверены, что поправки только частично решат проблему — в законе все еще не описан механизм оплаты услуг с использованием приобретенных по такой схеме лекарственных средств «в системе ОМС, а не из кармана пациента».


Минздрав позволил медучреждениям беспрепятственно применять лекарства, приобретенные пациентами или «иными организациями», говорится в приказе, опубликованном на портале нормативных правовых актов. Изменения внесены в правила обязательного медицинского страхования. Они позволят пациентам использовать в стационарах препараты, купленные, например, за счет средств федерального бюджета по программе «14 высокозатратных нозологий», региональных бюджетов, а также лекарства, переданные благотворителями. До сих пор медорганизации обязаны были под угрозой штрафа использовать для лечения стационарных больных только препараты, приобретенные собственными аптеками.

В частности, медицинский адвокат Алексей Горяинов рассказывает, что размер финансовой санкции в отношении больницы составлял 50% стоимости за каждый случай оказания медицинской помощи в подобных обстоятельствах.

О том, что ФФОМС может сократить финансирование или вовсе отказаться оплачивать государственным клиникам стационарную медпомощь пациентам, лечащимся своими препаратами, “Ъ” рассказал в июне (см. номер от 15 июня). В ФФОМС тогда заявили, что вносят правки в новый порядок контроля медпомощи, чтобы избежать неоднозначной трактовки пункта приказа, вызвавшего негативную реакцию пациентов и благотворителей.

Вопрос легализации применения личных препаратов пациента в стационарах стоял давно и «очень остро», говорит сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев. Проблема актуальна, например, для больных с онкогематологией, рассеянным склерозом, онкологией и «многих других».

Господин Жулев отмечает, что возникало противоречие: с одной стороны, в фонде ОМС не хватает средств, с другой — «обрубаются» пути применения лекарств, полученных из альтернативных источников.

По словам директора Фонда борьбы с лейкемией Анастасии Кафлановой, в 2020 году организация закупила препараты на сумму более чем 21 млн руб. (в том числе лекарства для пациентов стационаров и тех, кто лечится амбулаторно). «Некоторых лекарств нет в аптеках, некоторые входят в перечень ЖНВЛП, но по другому заболеванию, получить его бесплатно человек не может. Бывает, что регионы не хотят покупать препарат или ведут долгие торги, тогда подключаемся мы, чтобы не терять времени»,— объясняет госпожа Кафланова. Фонд работает по трехсторонним договорам, где есть заказчик (фонд), поставщик и получатель (аптека лечебного учреждения). Чаще всего проблемы возникали, когда клиника обращалась в организацию впервые и просила срочно обеспечить пациента препаратами: «На подписание такого договора с больницей уходит обычно около трех недель, говорит Анастасия Кафланова.— Зачастую у пациентов нет этого времени. Были случаи, когда врачи отказывались принимать препарат, если мы предлагали купить его по той же схеме, но заказчиком была бы не аптека, а сам больной.

Теперь эти поправки, по сути, отменяют санкции за нарушения, которые выявлялись при проведении медико-экономической экспертизы».



В то же время член правления фонда AdVita (помогает людям с онкологическими, гематологическими и иммунологическими заболеваниями) Елена Грачева полагает, что поправки «стратегически ничего не изменят». Президент всероссийского общества онкогематологии «Содействие» Лилия Матвеева также отмечает, что врачи и пациенты, как правило, «находили какие-то варианты» вводить препараты в обход законодательства, о чем знал и Минздрав, и ФОМС. Тем не менее, теперь, когда вопрос урегулирован, пациентскому и врачебному сообществам станет «легче жить», полагает госпожа Матвеева: «Другое дело, что у благотворительных фондов, которые закупают лекарства, есть лицензия на фармдеятельность, соответствующие условия хранения и так далее. В каких условиях сами пациенты хранят лекарства, непонятно — это и была одна из причин, почему стационары противились принимать препараты из рук пациентов».

Юрий Жулев сомневается, что поправки обеспечат «полную легализацию» препаратов пациента в стационарах: «Мало не наказать, надо еще ввести механизм оплаты такой услуги — работы медсестры и врача, причем в систему ОМС, а не из кармана пациента». Господину Жулеву известны прецеденты, когда регион устанавливал тариф на использование в условиях стационара личных лекарств больных. Кроме того, подчеркивает он, не следует рассматривать эти изменения «как попустительство вымогательства» покупки препаратов за свои деньги: «Если пациент поступает в больницу, у него нет препарата и фонд не может его купить, все же остается неукоснительное требование закона о том, что медучреждение должно обеспечить человека лечением за счет средств ОМС».

Наталья Костарнова


Комментарии
Профиль пользователя