«Русснефть» вывели из-под Михаила Гуцериева

Компания ищет пути обхода санкционных рисков

«Русснефть», основатель которой Михаил Гуцериев попал в черный список ЕС, пытается обезопасить себя от санкций. По заказу компании независимые юристы заключили, что господин Гуцериев, который уже покинул ее совет директоров и перестал быть аффилированным лицом, не контролирует «Русснефть». Эксперты согласны, что этот шаг может помочь компании, но власти ЕС способны пренебречь формальностями, а контрагенты все равно будут работать с оглядкой на санкции к бизнесмену.

Основатель «Русснефти» Михаил Гуцериев

Основатель «Русснефти» Михаил Гуцериев

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Основатель «Русснефти» Михаил Гуцериев

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

«Русснефть» сообщила, что ее совет директоров 13 июля утвердил заключение независимых юридических консультантов об отсутствии у основателя компании Михаила Гуцериева контроля над ней по нормам санкционного регулирования ЕС. Доказывать это пришлось после того, как 21 июня господин Гуцериев попал под санкции ЕС. Они были введены из-за инцидента с самолетом Ryanair, который был принудительно посажен в Минске, а российский бизнесмен оказался в черном списке за поддержку белорусских властей.

Привлеченные в качестве экспертов Herbert Smith Freehills, Baker Botts (UK) и Lecap обосновали свои выводы об отсутствии у бизнесмена контроля над нефтекомпанией тем, что он не может назначать или снимать с должности большинство членов какого-либо ее административного, управляющего или надзорного органа. Также, говорится в заключении, господин Гуцериев не владеет прямо или косвенно большинством голосующих акций компании и не оказывает на нее «доминирующего влияния».

При этом еще в отчете по МСФО за 2020 год «Русснефть» отмечала, что Михаил Гуцериев на конец декабря «является лицом, имеющим возможность контролировать действия компании».

Более свежей отчетности нет.

Однако в конце июня Михаил Гуцериев, до этого бессменно занимавший пост председателя совета директоров «Русснефти», вышел из него и был исключен из списка аффилированных лиц компании. Помимо Михаила Гуцериева, семье которого официально через ряд структур принадлежит 33% «Русснефти», ее крупным акционером выступает нефтетрейдер Glencore (23,46%), а на банки «Траст» и ВТБ через привилегированные акции приходится 19,23% и 8,48% соответственно.

Как поясняет старший юрист BGP Litigation Денис Дурашкин, санкции ЕС распространяются не только на физических лиц, включенных в список, но и на компании, где им принадлежит более 50%, а также где они могут назначать директора или более 50% членов совета директоров. По мнению эксперта, выход Михаила Гуцериева из совета директоров «Русснефти» и владение менее 50% производителя может обезопасить компанию, убрав формальные признаки контроля.

Александр Лукашенко, президент Белоруссии, в интервью телерадиокомпании «Мир» 2 апреля 2020 года
Один Гуцериев поставлял нам нефть... Он же один работал, на страх и риск... Его начали гнобить.

Тем не менее, считает господин Дурашкин, европейский регулятор может принять в расчет не формальные, а более широкие фактические признаки контроля и внести саму «Русснефть» в санкционный список. Заключение независимых юристов может быть принято во внимание, но решение европейский регулятор будет принимать самостоятельно, добавляет он.

Михаил Гуцериев — не первый российский бизнесмен, которому приходится выходить из своих активов под угрозой западных санкций. Олегу Дерипаске в 2018 году, чтобы добиться снятия мер со стороны США со своих ключевых предприятий (En+, «Русала» и «Евросибэнерго»), пришлось не только резко снизить доли в компаниях, но и отдать почти полный контроль над ними через советы директоров компаний гражданам США и Великобритании. При этом сам господин Дерипаска остался под санкциями.

Сейчас, напоминает управляющий партнер московского офиса КА Pen & Paper Антон Именнов, к «Русснефти» применяются те запреты и ограничения, что и к самому Михаилу Гуцериеву.

По мнению эксперта, заключение, утвержденное советом директоров, будет для контрагентов компании «лишь одним из доказательств того, что условная "Русснефть" не контролируется Михаилом Гуцериевым».

Но по факту, уточняет господин Именнов, каждый партнер, который продолжает или начинает правоотношения, будет запрашивать у компании всю необходимую информацию, сведения и документы, а затем решать, удовлетворяют ли его представленные данные или нет. Также, добавляет он, партнеры могут перестраховаться и отказаться от продолжения сотрудничества, если посчитают, что для них есть высокий риск.

Ольга Мордюшенко, Анна Занина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...