Коротко

Новости

Подробно

Фото: Getty Images

Лазер проникает в мозг

Российская лазерная технология успешно борется с опухолями мозга

от

Суть малоинвазивного метода, развиваемого компанией «Нейролайт технолоджи» (резидент «Сколково»), заключается в том, что луч инфракрасного лазера направляют на опухоль через небольшое отверстие в черепе. Нагревается только новообразование — окружающие клетки остаются неповрежденными. Это дает шанс людям, которым по разным причинам не рекомендована операция, связанная с трепанацией черепа.


«Когда в мозге появляется небольшой узелок в 1,5–2 см на глубине 5 см, хирург, естественно, не стремится проводить трепанацию,— рассказывает автор метода, нейрохирург с тридцатилетним стажем Олег Викентьевич Острейко,— потому что травматичность будет превышать целесообразность. Биопсия, смена химиотерапии, повторное лучевое лечение, если оно в данный период возможно,— вот наиболее частые рекомендации врачей. Зачастую эффективность этих методов недостаточна. Маленький узелок — уже старт для продолженного роста опухоли. И через два-три месяца на контрольных снимках обнаруживается, что опухоль разрослась и стала неоперабельной. К тому же больные измотаны предыдущим лечением. Мне очень хотелось всем этим людям помочь. Я мечтал найти способ, который можно было бы применять в таких случаях».

Выбор лазерной технологии был неслучаен. Олег Острейко по научным работам знал, что лазер используют для операций на других органах, что существует опыт его применения в нейрохирургии: «Я почитал литературу, понял, какие были недостатки на тот момент, и мне показалось, что все эти недостатки можно преодолеть. Мы с коллегами из Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И. П. Павлова стали проводить опыты на животной модели, проверять, подбирать режимы, и у нас стало получаться. На это ушло около десяти лет».

Использование инфракрасного лазера рекомендовано при узловых опухолях, распространяющихся в функционально важные зоны, например в речевую: открытая операция с большой долей вероятности ухудшит неврологическую симптоматику. Или при глубоком расположении опухоли — когда надо проходить через здоровый мозг, чтобы до нее добраться. Многоузловые, или мультифокальные, опухоли, которые возникают в нескольких местах,— тоже показание к малоинвазивной операции. «Понятно, что за ними с трепанацией не угонишься»,— поясняет Острейко. Лазер эффективен особенно при начале продолженного роста опухоли, когда человек прошел весь так называемый стандарт лечения, то есть и облучение, и химиотерапию, и операцию, а опухоль снова начинает расти.

Похожая методика успешно применяется в США. Это дорогостоящая система с МРТ-аппаратом в операционной, с охлаждением оптического наконечника, чтобы не возникало перегрева. Российская технология гораздо проще и дешевле. «Мы не охлаждаем наконечник, а светим в тех параметрах лазерного света, который безопасно может нагревать ткани,— объясняет специалист.— Мы этот режим эмпирически подобрали, основываясь на литературе и своих опытах на животной модели, а затем и научно обосновали, доказали, что за такую-то мощность переходить нельзя, потому что дальше начинают возникать нежелательные реакции. А кроме того, мы сделали так, что у нас лазер находится в движении, то есть не залипает в одном положении».

Российская технология дешевле американской еще и потому, что позволяет проводить операции без аппарата МРТ. «В каждой нейрохирургической операционной есть навигационная станция,— объясняет Острейко.— Мы берем диск с результатами МРТ-исследования, проведенного до операции, вставляем в навигационную станцию, и на экране в трех проекциях открываются снимки. По этим проекциям планируется операция на мониторе станции. Мы выбираем точку входа и ставим две-четыре точки-мишени, где мы будем опухоль нагревать. Весь план операции прослеживается на мониторе станции. Когда больной поступает в операционную, мы его регистрируем в пространстве с помощью навигационной системы. Так мы получаем возможность видеть движение инструмента в режиме реального времени и соотносить его с мозгом и опухолью больного. Находим на голове пациента точку для наложения фрезевого отверстия, которую ранее запланировали на мониторе станции. Навигационная система позволяет нам точно навести световолокно для лазера под правильным углом, на правильную глубину и уже в нужных режимах нагревать опухоль».

Преимущества методики еще и в том, что она повышает чувствительность опухоли к химиотерапии, открывая гематоэнцефалический барьер и улучшая проницаемость для препаратов, которые обычно сквозь барьер не проходят, но могут быть эффективны против опухоли. Это открывает перспективы для поиска новых лекарств. Закрепить эффект лазерной операции, которая существенно уменьшила активную часть опухоли, может помочь радиохирургическое лечение.

Операции по удалению опухолей головного мозга разработали около 100 лет назад. «В 1937 году американский нейрохирург Харви Кушинг в своей монографии писал, что больные с глиобластомой живут 6–8 месяцев,— говорит Острейко.— Современная медицина дает им 12–14 месяцев. До появления нашего метода сохранялись именно такие показатели. Я провел 40 операций по своей методике, и, по нашей статистике, у пациентов, прооперированных инфракрасным лазером, дополнительная продолжительность жизни после операции составила в среднем 10,8 месяца. Я считаю, что активное лечение с помощью лазерной методики на начальном периоде продолженного роста глиобластомы — один из реальных путей изменить ситуацию к лучшему».

Елена Туева


Комментарии
Профиль пользователя