Коротко


Подробно

Кино российского разлива


Кино российского разлива
       8 июля выходит в прокат мистическая притча "Ночной дозор", снятая Тимуром Бекмамбетовым по бестселлеру Сергея Лукьяненко. Масштаб рекламной кампании этого фильма можно смело назвать беспрецедентным, однако "Ночной дозор" интересен прежде всего в контексте ожидаемых доходов от его проката — порядка $5 млн. Такими сборами не может пока похвастаться ни один российский фильм. Но за тем, сбудется этот прогноз или нет, следит не только "Первый канал", уже потративший на проект по книгам Лукьяненко рекордную для отечественного кинематографа сумму, но и все те, кто имеет хоть какое-нибудь отношение к киноиндустрии. Потому что от успеха или неуспеха этого проекта зависит ближайшее будущее российского кинобизнеса.
       И это очень любопытно. Ведь еще недавно о будущем кино писали только в миноре: "Российское кино находится в упадке, без господдержки у него нет никаких перспектив". И вдруг: "На наших глазах зарождается новая история успеха российского кино" и даже "Производство кино наконец становится бизнесом, очень выгодным и перспективным". Что же случилось?
       
Сериальный трамплин
       Главной причиной перемен в киноиндустрии стали, как ни странно, российские телесериалы. Полтора года назад гендиректор киноконцерна "Мосфильм" Карен Шахназаров в интервью "Парламентской газете" заявил: "Крайне отрицательную роль в кинопроцессе играет сегодня телевидение". И далее: "Меня просто ужасает та очевидная халтура, с какой у нас снимаются эти сериалы. Она развращает тех, кто их снимает, и тех, кто в них снимается".
       Однако в отличие от кино, которое до недавнего времени снималось на государственные деньги (что действительно развращало), сериалы с самого начала (а именно с 1998-го, когда и появилась идея популярных "Улиц разбитых фонарей") были коммерческим продуктом. Телеканалы, по заказу которых снимались сериалы, занимались этим с единственной и вполне утилитарной целью: создать продукт, под который можно собрать рекламу, деньги. И это телеканалам удалось. Можно сколько угодно сетовать на низкое качество отечественного "мыла", однако вот факт: наиболее рейтинговыми сегодня на ТВ являются именно российские, а не бразильские или американские сериалы (как было еще не так давно), а объем производства телесериалов на сегодня оценивается от $150 млн до $200 млн.
       Сергей Сельянов, гендиректор кинокомпании CTB: Сериальный бум подготовил почву для возрождения российского кинобизнеса. Зритель любой страны априори испытывает потребность в локальном продукте, учитывающем особенности национального характера и сделанном на понятных ему историях и близком ему материале. Можно сказать, что с помощью русских сериалов зритель осознал эту потребность. Что и привело к не удовлетворенному пока спросу на кинофильмы российского производства. Хороших зрелищных российских кинофильмов не хватает, и этот дефицит, безусловно, будет восполнен в ближайшее время.
       Рубен Дишдишян, генеральный директор компании "Централ Партнершип": Уже не первый год — иногда даже на государственном уровне — ведутся разговоры: дескать, кинотеатры игнорируют фильмы российского производства в пользу американских и прочих других фильмов. Но это ведь не проблема кинотеатров. Мы как компания, которая закупает кинофильмы для показа в России, с удовольствием бы покупали русский продукт, просто конкурентоспособных,
Сергей Сельянов: "Сериальный бум подготовил почву для возрождения российского кинобизнеса"
зрелищных, кассовых фильмов единицы, а покупать просто для того, чтобы "поддержать отечественного производителя", ни мы, ни любая другая дистрибуторская компания не готовы.

       Еще в конце 80-х на страницах "Советской культуры" публиковалась яростная дискуссия Сергея Говорухина с рядом режиссеров-оппонентов. Оппоненты утверждали, что кино должно нести зрителю "разумное, доброе, вечное". Говорухин с ними по этому пункту не спорил, а лишь отмечал, что для этого кино должно быть хотя бы интересным и зрелищным, в противном случае все благие намерения останутся фикцией.
       В более жесткой форме о том же самом говорил знаменитый Сэмюэл Голдвин из Metro Goldwyn Mayer: "Картины — для развлечения. Послания передает Western Union". Пока у производителей картин не было прямого интереса окупать свой продукт, дебаты о возрождении российского кино оставались лишь разговорами в пользу бедных. Теперь, когда в кино пришли негосударственные деньги, ситуация может измениться. Но успех телесериалов — лишь одна из причин, которые позволили рассматривать киноиндустрию как бизнес.
       
Телевизионный локомотив
       Вторая причина — бурный рост кинопроката в России. На фоне стабилизации экономической ситуации развивается инфраструктура — современные кинотеатры. Динамика увеличения доходов от кинопроката впечатляет. В 1998 году все кинотеатры страны собрали $7 млн, в 1999-м — $18 млн, в 2001-м — $50 млн, в 2002-м — $100 млн, в $2003-м — $200 млн, прогноз на 2004 год — $270 млн (с учетом СНГ — все $300 млн).
       Увеличиваются доходы от продакт-плейсмента (рекламы внутри фильма): "Антикиллер-2", например, собрал примерно $400 тыс., примерно столько же удалось привлечь в "Ночной дозор". Несмотря на то что проблема с пиратством стоит по-прежнему остро, доходы от продажи фильмов на DVD и видеокассетах неудержимо растут. Если еще год назад редко какому производителю удавалось заработать на этом более $100 тыс., то сегодня верхняя планка поднялась до $350 тыс. (фильм "72 метра").
       На сегодняшний день кинопроизводство как выгодный бизнес можно рассматривать только с учетом всех возможных доходов, на кинопрокате пока отбиваются лишь относительно низкобюджетные картины типа "Бумера", который при смете в $800 тыс. собрал в прокате $1,6 млн. Производитель, как правило, получает 50% от проката, остальные 50% достаются кинотеатрам. Высокобюджетные проекты типа "Антикиллера", если считать только доходы от проката, вообще на первый взгляд полностью убыточны: при общих затратах на два фильма в $3 млн доходы от проката составили около $4 млн, то есть, грубо говоря, производители должны были бы получить $1 млн убытка. В действительности же доходы соотносятся с расходами несколько иначе.
       Сергей Грибков, главный продюсер компании Top Line Production: Возьмем условный фильм с бюджетом на производство в $1 млн. 150 копий — еще порядка $130 тыс. При условии, что на рекламу потрачено хотя бы $400 тыс., фильм может собрать $2 млн. Отнимаем $1 млн за прокат и 15% комиссионных дистрибуторской компании — остается $850 тыс. производителю. Прибавим $500 тыс. за продажу телеправ в России и СНГ. Плюс $100-200 тыс. на DVD и видео. Плюс $100 тыс. — продакт-плейсмент. Получаем, что даже без учета $300-500 тыс., которые такой фильм, как правило, получает от государства в качестве поддержки, проект окупает все затраты и даже приносит прибыль. Разумеется, если такой фильм не соберет в прокате условные $2 млн, то проект может быть убыточным, поэтому господдержка, разумеется, важна, поскольку позволяет активно действующим продюсерам рисковать, не опасаясь убытков. Однако, если фильм изначально финансируется телеканалом, экономика получается совсем другая, еще более интересная.
Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ"  
Сергей Грибков: "У меня такое ощущение, что сегодня высокобюджетные проекты — от $4 млн и выше — могли бы быть даже более успешными, нежели проекты экономичные"
О чем речь? О сериальной модели, когда кинофильм создается телеканалом, в том числе и для телепоказа.
       Александр Роднянский, генеральный директор телекомпании СТС: Западные блокбастеры, способные привлечь высокий интерес телезрителей, сегодня дорожают. Кинофильм уровня "Гарри Поттера", например, можно купить за $1 млн на два-три показа. Фильм попроще — за $500-700 тыс. В общем, сейчас все главные телеканалы страны пришли к мысли, что им экономически выгодно финансировать создание не только телесериалов, но и кинопродукции. Тем более что здесь может идти речь в том числе об одновременной работе и над кино, и над телеверсией, которая, в свою очередь, может быть сделана в формате многосерийного кинофильма: вспомним те же "Антикиллер" и "72 метра". На мой взгляд, именно телекомпании сегодня могут стать и станут локомотивами развития кинобизнеса. Как это происходит, например, в Германии. Французская модель тотальной господдержки, на которую обычно все ссылаются, не кажется мне удачной: кино должен выбирать и платить за него зритель, а не государство. Запланированный объем инвестиций СТС в кино на ближайший год — $5 млн.
       Аркадий Цимблер, директор кинопоказа и кинопроизводства НТВ: Наш канал пока не рассматривает инвестиции в кинопроизводство как приоритетную задачу, при том что кино в принципе может быть выгодным бизнесом. Тем не менее на ближайший год мы намерены поучаствовать в кинопроизводстве на той или иной стадии суммой около $5 млн. И речь идет не только о покупке телеправ на российское кино на этапе производства, но и о собственных проектах. Например, есть замечательный сценарий фильма с условным названием "Взять Тарантино" — мы будем делать и сериал, и киноверсию. Кстати, сам Тарантино уже дал нам предварительное согласие на съемки в этом фильме.
       Константин Эрнст, генеральный директор "Первого канала": Мы четко поняли, что будем заниматься кино, после успеха картины "72 метра", которую мы полностью профинансировали. При затратах в $1,4 млн только в прокате она принесла $2,7 млн, не считая продажи прав на телепоказы и доходов от DVD и видео. Это, конечно, успех. В ближайший год на кино мы потратим еще около $12 млн, речь идет о пяти вполне конкретных проектах, самый крупнобюджетный — экранизация книги Сергея Лукьяненко "Лабиринт отражения" за $3 млн.
       
Русские блокбастеры против западных середнячков
       Однако производство кино сегодня готовы финансировать не только телеканалы.
       Константин Эрнст: После успеха "72 метров" к нам обратились три финансово-промышленные группы с предложением финансировать создание кинопродукции. Все, конечно, понимают, что кино во всем мире, в том числе в Голливуде,— это специфический и весьма рискованный бизнес. Однако интерес налицо. Мы сейчас рассматриваем эти предложения.
       Сергей Сельянов: До недавнего времени получить банковский кредит под съемку кино было практически невозможно. Банки даже не рассматривали подобные предложения, просто отказывались, и все. Однако в конце прошлого года ситуация резко изменилась. Сегодня получить деньги в банке под кинофильм не проблема: все в конечном счете зависит от самого проекта. Банки дают кредиты, и у нас в производстве сегодня находятся десять кинопроектов, то есть в четыре раза больше, чем в прошлом году. Для проката собственных фильмов мы даже специальную компанию создали — "Наше кино".
       Елена Яцура, продюсер кинокомпании "Слово": Получить банковский кредит сейчас действительно стало проще. И мы такими кредитами пользуемся — наряду с
Фото: СЕРГЕЙ МИХЕЕВ, "Ъ"  
Александр Роднянский: "На мой взгляд, именно телекомпании сегодня могут стать и станут локомотивами развития кинобизнеса. Так, как это происходит, например, в Германии"
собственными средствами, господдержкой и деньгами, полученными предпродажей фильмов телеканалам. А иначе снимать крупнобюджетные фильмы типа триллера "Беляев", посвященного советской фантастике, с бюджетом в $3 млн было бы невозможно.

       В кино на сегодняшний день активно вкладываются и дистрибуторские компании. Рубен Дишдишян: Мы вкладываем в кино собственные деньги только потому, что чувствуем интерес к отечественному кино. Для нас это, разумеется, всего лишь бизнес. Сейчас в производстве находятся сразу три больших проекта: "Бой с тенью" за $3,5 млн, выход на экраны запланирован в апреле 2005 года; "Побег" за $1,5 млн, премьера будет в августе 2005-го; историческое фэнтези "Волкодав" за $7,5 млн, выйдет в прокат осенью 2005-го. В 2005 году начнется производство еще восьми кинофильмов совокупным бюджетом около $15 млн, в 2006-м начнем заниматься продолжениями, запланированы "Бой с тенью-2", "Побег-2", "Волкодав-2". Много проектов на стадии идеи, но о них говорить рано.
       В общем, кинопроектов на сегодняшний день немало. А есть ли для них место на рынке? Смогут ли эти фильмы успешно конкурировать с американскими фильмами?
       Такой проблемы, с точки зрения большинства опрошенных экспертов, вообще не существует.
       Александр Роднянский: Помимо голливудских фильмов-аттракционов, конкурировать с которыми отечественная продукция не сможет по объективным причинам, в прокате присутствует огромный объем западной продукции среднего уровня — ничего выдающегося, кинотеатры вынуждены это показывать просто для того, чтобы разнообразить репертуар. Стопроцентные блокбастеры все-таки выходят на рынок не так часто. Я думаю, что потеснить фильмы среднего уровня российским фильмам вполне по силам. Не нужны здесь никакие квоты и прочие искусственные ограничения, зритель сам выберет то, что ему больше по вкусу. Востребован образ изменившейся страны — если хотите, новая мифология. И с этой задачей может справиться только отечественный кинематограф.
       Андрей Смирнов, президент Russian World Studio: Мировой кинорынок контролируется Голливудом — это факт, и с этим ничего не поделаешь. Но место для хороших картин всегда найдется. Тем более что этих мест будет становиться все больше — это объективный процесс. Сейчас россияне в среднем ходят в кино 0,3 раза в год, в то время как в соседней Польше этот показатель достигает одного раза в год, не говоря уж о более развитых странах, где кинозалы посещают и по четыре, и по пять раз в год. Нам есть куда расти.
       На сегодняшний день в России около 600 кинозалов при оценочной емкости рынка в 4 тыс. кинозалов. Очевидно, что кинозалов будет все больше, в том числе и в регионах. В конце февраля этого года компания "Инвесткинопроект" (управляет сетью кинотеатров "Киноплекс") объявила о привлечении кредита в $40 млн на создание региональной сети кинозалов. В планах компании "Формула кино менеджмент" также есть проекты по созданию многозальных кинотеатров в Пензе, Владивостоке, Калининграде и Воронеже.
       Собственно, развитие регионального рынка уже происходит, о чем косвенно свидетельствует снижение доли Москвы в сборах от российских кинопоказов с 42% в 2002 году до 33% в 2003-м, в текущем году эта доля, по прогнозам, не превысит 25%.
Однако есть еще одна проблема.
       
В ожидании прецедента
       Аркадий Цимблер: Сегодня деньги под кинопроект найти не так сложно. Перспективы самые радужные. Но есть одно "но": человеческие и производственные ресурсы. Найти хорошую идею для сериала и то сложно. Не говоря уж о том, что все достойные режиссеры и операторы расписаны на несколько фильмов вперед. И революционного решения этой проблемы, как мне кажется, не существует. Денег может быть сколь угодно много, но кто будет эти деньги осваивать?
       По мнению других субъектов этого рынка, решение есть — эволюционное.
       Елена Яцура: Да, развитие киноиндустрии опережает все самые смелые прогнозы. Однако производственный ресурс тоже не стоит на месте. Воспитание кадров идет полным ходом.
       Юрий Сапронов, главный продюсер Russian World Studio: В конце концов, и режиссеров, и операторов можно найти за пределами России — мы так и делаем. Со сценаристами сложнее — сценарист все же должен быть русским.
Елена Яцура: "Через два-три года российские фильмы вполне могут дать даже 20-25% всей выручки от всего проката"
Однако, мне кажется, это тоже не проблема. В истории Голливуда миллион примеров, когда сценарии писали непрофессионалы. Диана Томас была простой официанткой в Малибу, когда Майкл Дуглас купил у нее сценарий "Роман с камнем"; Дэвид Айер, написавший сценарий для "U-571", вообще был электриком. Все дело в спросе. Стандартная такса для сценариста в России — 5%. Это уже $50 тыс. с миллиона. Я уверен, что многие литературные работники, не говоря уж об официантках и электриках, просто не думали о том, чтобы написать сценарий, по той простой причине, что не знали, что на этом можно неплохо заработать. Раньше действительно заработать было нельзя. Теперь можно.

       Рубен Дишдишян: В поисках достойных сюжетов мы изучаем современную литературу, но наши человеческие ресурсы тут ограничены, все-таки пока мы не Голливуд. Однако мы действительно готовы платить неплохие деньги, если нам принесут хороший сценарий. Бюджеты есть, не хватает объектов их приложения.
       А бюджеты маячат все более крупные. Сергей Грибков: У меня такое ощущение, что сегодня высокобюджетные проекты — от $4 млн и выше — могли бы быть даже более успешными, нежели проекты экономичные. То есть они могли бы окупиться еще на стадии проката, не говоря о прочих источниках доходов. Зритель любит зрелищное кино. Если мое ощущение подтвердится практикой, это резко стимулирует дальнейшее развитие киноиндустрии, начнется цепная реакция. Если учитывать, что российский фильм способен собрать и $5 млн, и $10 млн, зритель будет смотреть российские фильмы все охотнее. В свою очередь, это стимулирует кинопроизводство. И так далее.
       Но какова, кстати, цена вопроса? На сегодняшний день фильмы российского производства собирают не более 5% всего российского проката, то есть, если исходить из $200 млн, речь идет о $10 млн в год. К 2006-2007 годам общая выручка может достигнуть отметки в $450-500 млн (в целом потенциал российского рынка кинопоказов, по оценкам "Инвесткинопроекта" составляет $1 млрд).
       Елена Яцура: Через два-три года российские фильмы вполне могут дать даже 20-25% всей выручки от всего проката. Но этот мой прогноз может и не оправдаться. Предпосылки имеются, но все зависит от многих факторов.
       В общем, сегодня многое действительно зависит от того, насколько успешно "выстрелят" новые русские блокбастеры. Если надежды не оправдаются, значит, увы, Голливуда по-российски в ближайшие годы не получится.

АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение