Отмывание сильно пачкается

Ответственность за легализацию средств и имущества предложено распространить на юрлиц

В Госдуму внесен проект изменений в КоАП, распространяющий ответственность за отмывание средств, полученных преступным путем, на юридических лиц. Мера ответственности будет зависеть от вины физлица, которое, будучи, например, членом органов управления или бенефициарным владельцем компании, совершило такие сделки или операции в ее интересах. Избежать ответственности можно будет в случае содействия выявлению нарушения или даже расследованию уголовного дела в отношении такого физлица. В противном случае компаниям будет грозить штраф, конфискация или приостановление деятельности.

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ  /  купить фото

Правительство внесло в Госдуму законопроект, расширяющий ответственность за участие в отмывании средств или имущества. КоАП предлагается дополнить статьей об ответственности юрлиц за действия «физиков»:

  • представителей, действующих на основании учредительных документов или доверенности;
  • лиц, занимающих должность в органах управления;
  • а также бенефициарных владельцев.

Наказание последует, если они, зная о том, что имущество получено нелегально, совершали с ним сделки или операции для придания владению правомерного вида.

За это компании будет грозить штраф в размере до трехкратной суммы средств или стоимости такого имущества либо приостановка деятельности юрлица на срок до 30 суток с возможной конфискацией. Избежать всего этого компания сможет, если она поспособствовала выявлению правонарушения, проведению расследования, а также раскрытию преступления, то есть если содействовала расследованию уголовного дела в отношении такого физлица.

К ответственности будут привлекаться и иностранные компании, даже если правонарушение было совершено за рубежом, но направлено против интересов РФ.

Отдельно записывается порядок конфискации имущества, полученного преступным путем, если оно уже приобщено к законно полученному: конфискуется соответствующая его стоимости часть. Если это невозможно, например из-за его использования, то по решению суда конфискуется сопоставимая денежная сумма. Если же у компании недостаточного для этого средств, конфискации подлежит иной предмет, соответствующий по стоимости.

Составлять протоколы по таким правонарушениям будут сотрудники Росфинмониторинга и прокуратуры, дела же будут рассматриваться судами. Срок давности и применения меры обеспечения в виде ареста денежных средств и имущества юрлица предлагается удлиненный — три года вместо одного. Отметим, в первоначальной версии документа, разработанной Росфинмониторингом в марте 2020 года, предлагался более жесткий вариант — шесть лет.

Тогда ведомство аргументировало необходимость изменений тем, что уголовно-правовое воздействие за подобные деяния применяется к физлицам, не предусматривая меры в отношении юрлиц. Из-за этого у компаний отсутствует мотивация к соблюдению закона, когда его нарушение позволяет извлечь экономическую выгоду.

В пояснительной записке отмечается, что введение ответственности юрлиц обусловлено необходимостью «создания новых эффективных мер противодействия преступлениям», совершаемым в интересах юрлиц либо с использованием их возможностей.

Кроме того, такие изменения приводят российское законодательство в соответствие с рекомендацией Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF).

Руководитель уголовной практики BMS Law Firm Александр Иноядов отмечает, что после принятия поправок, «безусловно, активизируется работа по выявлению таких нарушений и их пресечению, что создаст дополнительное давление как на бизнесменов, так и на лиц, вовлеченных в такие операции». При этом, добавляет господин Иноядов, процедуры, установленные для конфискации, предполагают обязательное судебное решение в качестве основания — «это особенно актуально в случаях приобщения предмета к другому имуществу, что не исключает необъективных критериев».

Более критично оценивает проект партнер юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов, отмечая, что такая ответственность является «избыточной и непомерной», вина юрлица ставится в зависимость от вины физлица. «Это подразумевает, что все будет строиться на материалах уголовного дела, которое расследуется, как правило, без участия юрлица, а признательные показания "виновника торжества" в рамках следствия или приговора суда предопределят итог административного производства»,— говорит он.

Евгения Крючкова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...