Общение, из которого рождается истина

Через год в Санкт-Петербурге состоится главное математическое собыитие четырехлетия – международный конгресс

Летом 2022 года в Санкт-Петербурге состоится Международный конгресс математиков (МКМ) — самое крупное событие научного мира, которое объединяет фундаментальную и прикладную математику. «Ъ-Наука» проследила историю конгресса.

В 1966 году Международный конгресс математиков проходил в Москве. На фото: открытие конгресса в Кремлевском дворце съездов

В 1966 году Международный конгресс математиков проходил в Москве. На фото: открытие конгресса в Кремлевском дворце съездов

Фото: РИА Новости

В 1966 году Международный конгресс математиков проходил в Москве. На фото: открытие конгресса в Кремлевском дворце съездов

Фото: РИА Новости

Пять тысяч участников — примерно столько гостей ожидается на Международном конгрессе математиков в Санкт-Петербурге. Он продлится девять дней: будут читать доклады ведущие ученые, прозвучат имена лауреатов премии Филдса (аналога Нобелевской премии у математиков), а главное, появится возможность лично пообщаться с легендами современной математики. МКМ проводится раз в четыре года начиная с конца позапрошлого века (исключением стали периоды двух мировых войн).

Конгресс математиков часто сравнивают с Олимпийскими играми — бейджи участников, MathID, как и «олимпийские», должны давать право безвизового въезда в Россию. МКМ открывает такая же торжественная церемония, присутствует глава государства, принимающего конгресс, а к выступлениям приковано пристальное внимание всего мира. Те, кому выпадет честь читать доклады на пленарном заседании,— золотые призеры интеллектуального забега. А по их докладам можно понять, какое направление науки является сегодня наиболее значимым.

Математики всех стран, объединяйтесь!

Интересно, что МКМ и Олимпийские игры имеют общие корни, причем достаточно глубокие, в XIX веке. К середине позапрошлого столетия хрупкий мир в Европе дал заметные трещины. На рубеже веков, в противовес центробежным силам, отдаляющим страны друг от друга, стали популярны крупные международные события, которые позволяли общаться, невзирая на границы. Именно тогда состоялись первые Олимпийские игры в том виде, в каком мы их знаем сейчас, тогда же учредили Нобелевскую премию и договорились о Международном конгрессе математиков.

Правда, у математиков был и другой мотив, шедший изнутри самого сообщества. Почему-то именно математикам было принципиально важно общение. Один из идейных организаторов конгресса Феликс Клейн любил говорить, что математику не должно постигнуть то, что произошло с другими науками, которые распались на подразделения, «представители которых вряд ли способны понять друг друга. Математическая наука — целый организм, чья способность выживать основана на связи между его частями». Собственно, вся более чем вековая история конгресса — попытка математиков говорить на одном языке вопреки историческим и политическим коллизиям.

На слабо

Первый Международный конгресс математиков прошел в Цюрихе в 1897 году и собрал 208 участников, в том числе организаторов — Георга Кантора и Анри Пуанкаре (правда, Пуанкаре сам приехать не смог, но прислал доклад). Из Российской империи прибыли 12 математиков, включая члена Санкт-Петербургского математического общества Андрея Маркова, который помимо блестящих работ в области теории вероятности был знаменит своим отлучением от церкви: ученый потребовал изгнать его вслед за Львом Толстым. А уже в 1912 году (конгресс в Кембридже) русская делегация насчитывала три десятка именитых математиков во главе с легендарным академиком Стекловым (организатор и первый директор Физико-математического института Академии наук), который был избран вице-президентом конгресса.

Второй конгресс (Париж, 1900 год) стал знаменит благодаря Дэвиду Гильберту, который представил свой знаменитый список 23 важнейших математических проблем, решение которых в ХХ веке будет способствовать дальнейшему развитию науки. Это был настоящий вызов научному сообществу, которое приняло его с большим вдохновением. Через сто лет почти все проблемы были решены, а оставшиеся, вместе с рядом новых, Институт Клэя (США) переработал в список семи нерешенных задач тысячелетия, за решение каждой из которых теперь назначена премия в миллион долларов.

Следующие конгрессы прошли на фоне возрастающей политической турбулентности. Шестой (Страсбург, 1920) и седьмой (Торонто, 1924) конгрессы в первый и последний раз объявили бойкот математикам из стран, проигравших Первую мировую войну,— немцам, австрийцам, венграм, туркам и болгарам. Вокруг этого решения шли ожесточенные споры, потому что оно противоречило изначальной идее целостности математического знания. Через четыре года (Осло, 1936) ситуация стала еще более напряженной: итальянское фашистское правительство запретило участие своих математиков. А советских математиков Александра Гельфонда и Александра Хинчина так и не выпустили из страны: тогда в Осло жил Троцкий, а в Москве проходило громкое дело академика Лузина, создателя московской математической школы, который подвергался жесткой политической травле. Показательно, что он был приглашенным докладчиком на конгрессе. Тогда же впервые были присуждены премии Филдса: Ларс Альфорс получил награду за вклад в развитие теории римановых поверхностей, а Джесси Дуглас — за решение старой задачи XVIII века, проблемы Плато.

После войны

Первый конгресс после Второй мировой прошел в 1950 году (Кембридж). Математическое сообщество приняло беспрецедентное для мировой истории решение не дискриминировать немецких и японских ученых. Зато сам себя дискриминировал СССР. В ответ на приглашение от МКМ президент Академии наук Николай Вавилов направил в оргкомитет телеграмму, где объяснил, что «советские математики очень заняты повседневной работой и поэтому приехать не могут». Это было особенно обидно, потому что к этому времени советская математика уже была признанной во всем мире.

Сменились некоторые акценты в самой науке: если до войны основными направлениями в математике был анализ и его различные ответвления, то теперь на первый план вышла топология, многомерный комплексный анализ, алгебраическая геометрия, теории групп Ли и т. д. Это именно те направления, которые получили мощное развитие в СССР.

На следующем, двенадцатом, конгрессе (Амстердам, 1954) высокое качество российской науки было оценено по достоинству: наряду с Джоном фон Нейманом выступал уже признанный тогда крупнейшим математиком ХХ века академик Андрей Колмогоров. А на следующем конгрессе (Эдинбург, 1958) пленарные доклады читали академики Александр Александров, Николай Боголюбов и Василий Владимиров.

Триумфом отечественной математики стал пятнадцатый конгресс 1966 года, который прошел в Москве под председательством ректора МГУ академика Петровского. С тех пор ни в СССР, ни в России Международный конгресс математиков не проводился, хотя за это время российские математики становились неоднократными докладчиками на пленарных заседаниях и много раз получали самую престижную для математиков премию Филдса.

В последний раз МКМ прошел в 2018 году. На нем в числе прочих докладчиков выступал российско-американский математик, лауреат премии Филдса Андрей Окуньков. Конгресс прошел в Бразилии — впервые на континенте Южная Америка. Именно в Бразилии следующим принимающим городом конгресса был объявлен Санкт-Петербург, который выиграл эту честь у Парижа.

Из неожиданного — за два дня до открытия МКМ в Бразилии сгорел павильон, где должно было проходить мероприятие, и организаторам пришлось успеть подготовить новое помещение в рекордно короткие сроки. Впрочем, это никак не помешало главному, ради чего вот уже почти 120 лет затевается МКМ,— свободному общению ученых из разных стран, из которого, как верили первые организаторы, рождается истина.

Елена Кудрявцева

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...