Коротко

Новости

Подробно

Фото: Berliner Verlag/Archiv/picture alliance via Getty Images

«Верховное командование не дает разрешения»

Когда Германия начала отказываться от поставок остро необходимой ей советской нефти

от

80 лет назад, в мае—июне 1941 года, в Москву поступало множество сообщений как о приближении войны, так и о том, что все сведения об этом — дезинформация. Считается, что Сталин верил только данным, подтверждающим наличие реальных признаков подготовки к разрыву отношений и агрессии. Мы нашли и впервые публикуем именно такие документы, направлявшиеся Сталину за несколько недель и дней до нападения Германии на СССР.


Из доклада торгового представителя СССР в Германии Е. И. Бабарина наркому внешней торговли СССР А. И. Микояну, направленного председателю Совета народных комиссаров СССР И. В. Сталину 29 мая 1941 года

За последнее время в реализации и исполнении заказов, а также в отгрузке изготовленного по заказам оборудования возрастают препятствия, которые тормозят работу Торгпредства. Наиболее существенные из этих препятствий следующие:

1. Германское верховное командование не дает разрешения на вывоз в СССР ряда объектов, которые нами уже приняты.

По состоянию на 23 мая из-за отсутствия разрешения на вывоз не отправлены грузы по семи заказам инженерного отдела, всего на сумму 922 000 марок.

По этой же причине задерживается отправка ряда объектов по крейсеру «Л», а именно: катера — 4 шт., шлюпки — 6 шт., 37-мм зенитные пушки — 6 шт., внутренние трубы для 10,5-см зенитных пушек — 12 шт., торпеды — 25 шт., самолеты «Арадо 196» — 4 шт.

2. Германское верховное командование долго задерживает выдачу фирмам разрешений на подтверждение наших заказов, в связи с чем задерживается исполнение заказов и отодвигаются сроки поставок.

На 24 мая не подтверждено 49 заказов инженерного отдела. В их числе находятся: заказ №58/16084 фирме Хейнкель на самолет Хе-111 на сумму 430 000 марок, выданный 18 апреля, заказ №58/16072 и №58/16073 фирме ДФЛ на нагнетательные установки на общую сумму 364 000 марок, выданные 1 апреля с. г. Срок поставки самолета Хе-111 согласно заказу истекает 25 мая. Теперь этот срок сорван.

3. В ряде областей Германии запрещено движение грузов по железным дорогам.

Многие фирмы используют это обстоятельство и при переговорах ссылаются на него как на причину опоздания поставок

Одна из фирм (Кениг) сообщила нам письменно о существовании запрета ж. д. перевозок…

4. Становятся чаще случаи, когда опоздание поставок фирмы основывают повреждениями от бомбардировок заказанных нами объектов или мастерских, в которых эти объекты изготовляются.

Бомбардировки фирмы рассматривают как форс-мажор, а повреждения от бомбардировок не показывают, ссылаясь на то, что вход на территорию поврежденного завода или цеха запрещен верховным командованием. По этому поводу у нас был инцидент с фирмой Атлас-Верке по заказу инженерного отдела №58/08115 на гидроакустическую аппаратуру.

Некоторые фирмы, как, например, Крупп, поступают хитрее. Фирма Крупп ссылается не на бомбардировки, а на пожары, причем не указывает, что эти пожары являются следствием бомбардировки, т. к. знает, что мы будем спорить против определения бомбардировки как форс-мажорного обстоятельства. Так, например, фирма Крупп в своем письме от 15.5.41 г. пишет, что она не может своевременно поставить пульты управления стрельбой по поз. 12 приложения 8 в) к договору на 38-см башни, т. к. на морской верфи в Вильгельмсгафене, где изготовляются эти пульты, произошел пожар…

Из записки наркома внешней торговли СССР А. И. Микояна председателю Совета народных комиссаров СССР И. В. Сталину, 13 июня 1941 года

Сообщаю для сведения, что сегодня Союзнефтеэкспорт получил телеграмму из Берлина от немецкой нефтяной организации, которая осуществляет импорт советской нефти в Германию.

В этой телеграмме говорится, что ввиду не зависящих от этой организации обстоятельств она не может дальше направлять в Батуми те 3 итальянских танкера, которые постоянно были заняты вывозом нефтепродуктов для Германии из Батуми.

Фирма сообщает, что если Союзнефтеэкспорт не может предоставить советские танкеры, то она заявляет о форс-мажоре.

Это заявление фирмы о форс-мажоре имеет целью застраховать себя от предъявления нами обвинения в нарушении договора и покрытия убытков.

Мы, конечно, советских танкеров не предложим и предъявим все наши претензии в соответствии с договором…

Публикация Евгения Жирнова


Комментарии
Профиль пользователя