Дмитрий Мазепин открестился от Nexta

Как российский бизнесмен прокомментировал дело Романа Протасевича

Признания Романа Протасевича заставили оправдываться российского бизнесмена Дмитрия Мазепина. Владелец «Уралхима» и «Уралкалия» выступил с неожиданным заявлением о своей непричастности к финансированию Telegram-канала Nexta и белорусских протестов, хотя напрямую в этом его не обвиняли. Роман Протасевич 3 июня сообщил, что Nexta получала деньги от некой российской компании, связанной с Уралом и горной добычей. Зачем Дмитрий Мазепин решил ответить на невысказанные обвинения? И какими могут быть последствия? Разбирался Григорий Колганов.

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

Роман Протасевич в эфире белорусского госканала якобы добровольно рассказал обо всем: координировал протесты, работал на европейских заказчиков, даже «стальные яйца Лукашенко» упомянул. Также рассказал о некоем спонсоре из России. Название компании он не вспомнил, но она как-то связана с Уралом, горной добычей и принадлежит олигарху. На следующий день после этих откровений владелец «Уралкалия» и «Уралхима» Дмитрий Мазепин неожиданно отказался от участия в сессии Петербургского международного экономического форума. А в понедельник выпустил видеоинтервью, в котором отверг свою причастность к финансированию Telegram-канала.

Многих это удивило. Зачем оправдываться при отсутствии прямых обвинений? Но глава коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» Евгений Минченко отмечает, что в белорусской прессе такие обвинения прозвучали, а со стороны Мазепина последовала простая человеческая реакция. «В интервью Протасевича это не прозвучало, но затем в белорусских средствах массовой информации, в том числе на государственных телеканалах, было сказано, что, видимо, имеется в виду Мазепин. Я не знаю, просил кто-то Мазепина или не просил что-то отвечать. Ему могло просто по-человечески, например, стать обидно»,— полагает Минченко.

У Мазепина, уроженца Белоруссии, с официальным Минском давние и «теплые» отношения. Их апогеем стал призыв бизнесмена к Александру Лукашенко прошлым летом сесть за стол переговоров с оппозицией. Белорусский лидер мог истолковать это как недружественное персонально к нему поведение и затаить обиду. Но это вряд ли заставило бы владельца «Уралкалия» оправдываться сейчас, отмечает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Скорее Мазепин своим заявлением пытается что-то доказать Кремлю.

«На позицию белорусской стороны Мазепину глубоко наплевать. Но если Мазепину кто-то дал понять, что в России уже начинают эту историю использовать, ходить в нужные кабинеты и говорить, мол, Мазепин чуть лодку не раскачал в Беларуси… Так что же, Россия следующая? Я думаю, что поэтому Мазепин посчитал очень важным дать сигнал в Кремль, что он никаких лодок не раскачивал и вообще далек от всего этого»,— говорит Симонов.

Реакция Кремля последовала: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопрос “Ъ FM”, заявил, что Протасевичу и белорусской стороне не стоит играть в кошки-мышки, а надо разъяснить, о каком российском бизнесмене идет речь. Значит ли это, что сигнал Дмитрия Мазепина достиг своей цели? Константин Симонов так не считает: «Пока заявление Пескова ни о чем не говорит. Он обозначил проблему и сказал о том, что нужно предоставить какие-то дополнительные аргументы. На основании этих заявлений говорить о том, что сейчас думают в Кремле, нельзя. В том-то и фокус этой ситуации, что в разных подъездах Кремля могут думать совершенно разное».

Еще один интересный вопрос: какую цель преследует Минск, выдвигая завуалированные обвинения в адрес Мазепина? Что это — банальная месть или многоходовая политическая игра? Белорусский политолог, эксперт совета по международным отношениям «Минский диалог» Денис Мельянцов напоминает, что прошлым летом, в разгар оппозиционной активности Александр Лукашенко прямо говорил о российском следе в протестных акциях. И Дмитрий Мазепин своей реакцией неплохо подыгрывает белорусскому лидеру. «Вроде как российский след во всей этой историей с выборами имеется, но напрямую обвинить Россию не могут. Соответственно, возникают какие-то олигархи. Если человек начал сам оправдываться, значит, что-то здесь не чисто. Мне кажется, что таким образом Минск пытается сформировать у российского руководства комплекс вины»,— резюмирует Мельянцов.

Еще одна популярная версия — попытка Минска сменить собственника «Уралкалия» на более лояльного белорусскому лидеру, что позволит возобновить совместный бизнес в отрасли. Но подтвердить или опровергнуть это предположение можно будет только со временем.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...