Коротко

Новости

Подробно

"Назарбаев привык колотить только грушу"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 44
ФОТО: ИТАР-ТАСС
      Нурсултан Назарбаев освободил Галымжана Жакиянова (на фото) от должности губернатора, но освобождать его из тюрьмы не торопится
     
В рамках проекта "Закат Востока" "Власть" продолжает рассказывать об оппозиции в странах СНГ*. На этот раз речь пойдет о Казахстане. В последние годы власти страны взяли курс на подавление оппозиции, лидер которой Галымжан Жакиянов оказался в тюрьме. Один из его общественных защитников передал ему вопросы "Власти". Так появилось это интервью — первое за все время пребывания Жакиянова в заключении.
     Галымжан Жакиянов родился в 1963 году в Восточно-Казахстанской области. Окончил МГТУ имени Баумана. В советские времена работал на заводе в Семипалатинске, был редактором демократической газеты "Содействие". На альтернативной основе избирался в Семипалатинский горсовет, в августе 1991 года выступил с требованием объявить ГКЧП вне закона. В 31 год был назначен губернатором Семипалатинской области. В 1997 году возглавил Агентство по контролю за стратегическими ресурсами Казахстана, потом назначен губернатором Павлодарской области. В ноябре 2001-го вместе с экс-министром энергетики Мухтаром Аблязовым стал инициатором создания движения "Демвыбор Казахстана". Сразу после этого Жакиянова уволили с поста губернатора и завели на него уголовное дело. В марте 2002 года в Алма-Ате по обвинению в экономических преступлениях Мухтар Аблязов был арестован. В конце марта 2002 года, опасаясь ареста, Жакиянов попросил политического убежища в посольстве Франции. После переговоров дипломатов с властями он согласился покинуть посольство и был заключен под домашний арест в Алма-Ате. Условия ареста были оговорены в меморандуме, подписанном послами Франции, Англии, Германии и США и представителями правительства Казахстана. Но власти нарушили договоренность: лидер "Демвыбора" был взят под стражу и этапирован в Павлодар. В июле 2002 года Аблязов был приговорен к шести годам тюрьмы (13 мая 2003 года президент Нурсултан Назарбаев помиловал экс-министра). Жакиянов был обвинен в "превышении служебных полномочий, выразившемся в переводе склада мобилизационных резервов в аптечный склад, в результате чего государство потеряло $12 тыс.", и в августе 2002 года получил семь лет тюрьмы. Осенью 2003 года Назарбаев отклонил прошение Жакиянова о помиловании. В феврале 2004 года "Демвыбор Казахстана" был преобразован в партию, лидером которой избрали Жакиянова.
       
"Демократические страны на мякине не проведешь"
       — Грузинская "революция роз" напугала многих лидеров СНГ. Возможен ли "грузинский вариант" в Казахстане?
       — Я не думаю, что нам стоит сегодня впадать в романтические мечтания о "революции роз". Хотя бы потому, что есть несколько достаточно серьезных факторов, отличающих нас от Грузии: грузинская оппозиция к прошлому ноябрю уже имела власть в парламенте и на местах, у нее в руках был телеканал "Рустави-2". Но, конечно, есть и общие моменты, говорящие о сходстве развития ситуации. Прежде всего и в Грузии (ко времени "революции роз"), и в Казахстане народ устал от много лет не сменяемого лидера страны. Кроме того, и режим Шеварднадзе был склонен к фальсификации выборов, как и наши власти, что, конечно, чревато. При этом и Закавказье, и Средняя Азия входят в зону стратегических интересов США. Они внимательно следят за сменой политических элит в регионе, поскольку заинтересованы в том, чтобы эта смена произошла как можно менее болезненно. Так же, как и Россия, которой ни Закавказье, ни Центральная Азия тоже не чужие. А относительно безболезненно эти процессы могут проходить только в странах, реально вступивших на путь демократии.
       — Президент Назарбаев любит повторять, что у Казахстана свой, особый путь. Насколько эти заявления соответствуют реальному политическому развитию страны?
       — На практике этот туманный "свой путь" в последние годы сводится к тому, что власти называют "внутриполитической стабильностью". Если называть вещи своими именами, это консервация существующего порядка вещей, свертывание и замораживание любых демократических преобразований. И такая стагнация прежде всего угрожает национальной безопасности самого Казахстана. Именно в интересах национальной безопасности нельзя допускать, чтобы правящая верхушка использовала государственные институты для подавления инакомыслия и борьбы с политической оппозицией.
       — Что вы можете сказать об экономическом развитии Казахстана, о "казахстанском чуде"?
       — Стратегия развития Казахстана свелась к проблеме освоения его природных ресурсов. В итоге происходит самое страшное: обилие легких, то есть не заработанных в поте лица, денег и неконтролируемый доступ к ним со стороны правящей элиты разлагают общество и резко расширяют поле для системной коррупции. Масштабные демократические преобразования представляются сегодня куда более насущными, чем однобокий экономический рост за счет сырьевых отраслей экономики, ведущий лишь к проеданию национальных богатств, подавлению экономики в целом и укоренению коррупции. Самопровозглашенное чудо казахстанского экономического роста не привнесло заметных позитивных изменений в жизнь большинства населения страны. В корне неверно отождествлять увеличение объемов нефтегазодобычи с процветанием нации, как это делается в официальной пропаганде Астаны.
       — Заинтересован ли Запад в сохранении стабильности Казахстана, который сам называет себя "центром Евразии"?
       — Для того чтобы быть реальным центром Евразии, надо обладать достаточным весом. При отсутствии этого веса (а его сегодня у Казахстана нет) пресловутый "центр тяжести" Евразии легко превращается в ось с флюгером, послушно поворачивающимся в ту или иную сторону в зависимости от господствующих в данную минуту ветров.
       Стабильность невозможна без демократизации — и это на Западе понимают. А сегодня Казахстан все больше ассоциируется с нарушениями прав человека, ограничениями свободы слова, политической нестабильностью и широкомасштабной коррупцией. И это несмотря на то, что с каждым годом власти тратят все больше сил и средств на внешнюю политику. Если, конечно, таковая у нас сегодня вообще есть. Не думаю, что пресловутую казахстанскую "многовекторность" можно всерьез рассматривать в качестве позиции на международной арене. Скорее, эта "многовекторность" напоминает женщину легкого поведения, обменивающую свои прелести на деньги и покровительство. Впрочем, сколько бы эта женщина ни прибегала к макияжу, это не добавляет ей главного — уважения со стороны окружающих.
       Казахстан, выбрав неверные цели и ориентиры, сбился с пути и сейчас тяжело и мучительно болеет. И, как почти всякий больной, не хочет знать и даже слышать правду о себе самом. Наше государство больно, и выздоровление опасно затягивается.
       — В последнее время руководство Казахстана стремится подправить имидж страны. Получается?
       — Да, под давлением извне и изнутри, со стороны демократической оппозиции, руководство Казахстана предприняло ряд шагов в правильном направлении. Не так давно президент Назарбаев отклонил реакционный закон о СМИ и позволил органам юстиции зарегистрировать партию "Демократический выбор Казахстана". В этом же ряду и намерение Казахстана стать в 2009 году председателем ОБСЕ. Намерение, безусловно, похвальное, и его можно только приветствовать. Думаю даже, что его нужно приветствовать, поскольку это намерение руководства Казахстана является тем редким случаем, когда цели (во всяком случае, декларируемые) всех политических сил страны совпадают.
       Но уже сейчас очевидно, что привычными для наших властей имиджевыми мероприятиями и имитацией действий в данном случае не обойтись. Понятно почему: объективную оценку усилиям и результатам действий претендента на пост председателя ОБСЕ будут давать демократические страны, которые являются лидерами мировой цивилизации. А их на мякине не проведешь. Надеюсь, что это понимает и руководство Казахстана. В противном случае у нас нет никаких шансов стать во главе этой организации. Как, впрочем, и шансов в ближайшие годы осуществить реальную модернизацию страны.
       
"У нас азербайджанский сценарий вряд ли сработает"
       — Вы являетесь лидером крупнейшей оппозиционной партии. Ваша цель — добиться смены власти, ухода нынешнего президента?
       — Наша цель — смена режима, установление подлинно демократической политической системы, при которой появляется реальная возможность прихода к власти политических сил в результате свободного волеизъявления населения. Смена режима не означает простой уход одного человека. Может прийти его ставленник — и все продолжится по-старому. Может даже прийти кто-то из оппозиции, но порядки при этом рискуют остаться прежними. Прогресс в развитии общества возникнет лишь в результате замены старой, авторитарной системы власти на новую, демократическую. А это возможно как при нынешнем президенте, так и без него.
       Разумеется, ускоренная реформа политической системы при нынешнем президенте была бы меньшим потрясением для нашего общества. Конкретным механизмом реформы как раз и могут стать официально объявленное стремление Казахстана председательствовать в ОБСЕ и вытекающая отсюда необходимость своеобразной подгонки нашей политической системы под европейские стандарты демократии. Несомненно, что уже после прохождения такого экзамена страна будет другой. Но, если президент не захочет выполнять требования мирового сообщества или только сделает вид, что их выполняет, это приведет к политической изоляции Казахстана и его нынешнего президента в мире. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
       — Президент Назарбаев недавно объявил о решении переизбраться в 2006 году. Как вы оцениваете его перспективы?
       — Объявление президентом своего решения за полтора года до выборов скорее не убеждает в том, что он будет баллотироваться, а как раз усиливает сомнение в этом. Потому что выборы президента 2006 года наверняка будут уже не те, что были раньше, когда в их исходе мало кто сомневался. А господин Назарбаев практически никогда не участвовал в настоящей предвыборной борьбе. Еще с номенклатурных времен он привык к сценариям с гарантированным результатом. Поэтому одна только мысль о реальной схватке может посеять в его душе смятение и панику. Образно говоря, он как тот боксер, что привык колотить только грушу и не может даже представить себе, что будет драться на публике и ему при этом могут дать сдачи. Не испытав чувства поражения в более раннем возрасте, Нурсултану Назарбаеву будет трудно решиться на то, чтобы пережить это чувство в свои 65 лет.
       — Может ли Нурсултан Назарбаев передать власть по наследству? Скажем, своей дочери Дариге? Другими словами, возможен ли в Казахстане азербайджанский сценарий?
       — Главным элементом азербайджанского сценария было международное признание наследника. В случае с Казахстаном это вряд ли сработает. Особенно с учетом серьезного коррупционного скандала, в который оказался вовлечен наш президент и который получил название "Казахгейт". Гейдар Алиев фигурантом такого скандала не был. Да и властная элита Азербайджана, похоже, на самом деле сплотилась вокруг Алиева-старшего. У нас же сегодня налицо признаки серьезнейшего раскола в рядах правящей элиты. Когда даже близкие и многолетние соратники президента публично требуют от него уйти в отставку, чтобы не повторить судьбы многих диктаторов,— это свидетельствует о многом.
       Если говорить на языке техники, то Алиева-старшего можно сравнить с первой ступенью ракеты, которая вывела корабль с Алиевым-младшим на космическую орбиту и вовремя отделилась (что очень важно по законам механики), придав аппарату устойчивую траекторию. Возникает закономерный вопрос: сможет ли Нурсултан Назарбаев сработать в качестве первой ступени и не окажутся ли его проблемы неподъемным грузом для корабля, который пытаются вывести на президентскую орбиту?
       У партии Дариги Назарбаевой "Асар" довольно высокие рейтинги. Но они говорят лишь об относительно высоком проценте узнаваемости "Асара", но не о доверии к этой партии — а это две большие разницы. К тому же узнаваемость "Асара" построена в основном на эксплуатации имени президента. Но это же может оказать партии госпожи Назарбаевой медвежью услугу. Ведь наш народ хорошо знает русскую пословицу: "Яблоко от яблони недалеко падает".
       — В августе вас должны выпустить из колонии на поселение. Это так? Чем станете тогда заниматься?
       — Действительно, по закону 2 августа власти должны меня выпустить на поселение, поскольку до сих пор замечаний со стороны администрации колонии в мой адрес не было. Но у меня есть основания полагать, что в скором времени замечания могут появиться: их попросту придумают, чтобы не выпускать меня перед предстоящими осенью парламентскими выборами. Но тогда этот маневр властей станет слишком для всех очевидным, и, думаю, он будет соответствующим образом расценен и в самом Казахстане, и в демократических странах.
       
       *Интервью с лидером туркменской оппозиции Худайберды Оразовым см. во "Власти" #20 от 24 мая этого года.
       
Как я спас Жакиянова
       В августе 2002 года 15-летний павлодарский подросток Иван Ковтуновский создал компьютерную игру "Побег Жакиянова", в которой предлагалось спасти казахского оппозиционера. Корреспондент "Власти" Павел Черников воспользовался представившейся возможностью и спас виртуального Галымжана Жакиянова от преследования властей.
       По сюжету игры спасти Жакиянова предлагалось 28 марта 2002 года. В этот исторический день члены политсовета движения "Демократический выбор Казахстана" собрались на экстренное заседание в отеле "Астана", чтобы обсудить недавний арест их соратника Мухтара Аблязова. В это время милиция и сотрудники комитета национальной безопасности (КНБ) окружили здание гостиницы — им был дан приказ арестовать Жакиянова. Началась облава. Жакиянов связался с послом Франции, и тот выслал к гостинице посольскую машину. Однако добраться до нее было делом весьма непростым.
       Нам с Жакияновым предстояло пробраться по коридорам гостиницы к выходу. Оказалось, что казахский оппозиционер умеет довольно высоко прыгать — он взмывал на два-три метра и с легкостью переносился через головы сновавших по коридорам сотрудников милиции. Иногда Жакиянову удавалось прыгнуть прямо на голову кому-нибудь из представителей силовых структур, и тогда последний, корчась в муках, спешил ретироваться. В некоторых местах были предусмотрительно расставлены бочки, в которых прятались агенты КНБ. Однако мы с Жакияновым благоразумно обходили эти бочки стороной, а чекистам мешала схватить нас необходимость конспирации.
       Перебираясь с первого этажа гостиницы на второй и обратно, мы добрались до выхода. В общей сложности нам пришлось миновать 43 милиционеров и 5 агентов КНБ. У дверей гостиницы нас поджидал генерал Касымов, который представился и заявил: "Вы арестованы!" Недолго думая мы с виртуальным Жакияновым перепрыгнули через генерала, вскочили в посольский "Mercedes" — и оказались на свободе.
       
Политическая борьба по-казахски
       21 ноября 1996 года движение "Азамат", Конфедерация независимых профсоюзов и ряд других движений выступили с заявлением, в котором говорилось, что демократия в республике находится в опасности. Через несколько дней большинство независимых телекомпаний и радиостанций, сотрудничавших с оппозицией, были закрыты.
       1 декабря 1997 года в гостинице Бишкекской школы менеджеров четверо неизвестных в масках дубинками избили сопредседателя "Азамата" Петра Своика и его жену.
       7 апреля 1998 года лидер оппозиционного Рабочего движения Мадел Исмаилов был приговорен к году колонии за посягательство на честь и достоинство президента. Исмаилова задержали после того, как 7 ноября 1997 года на одном из митингов он позволил себе публичную критику Назарбаева.
10 сентября 1999 года в аэропорту Шереметьево-2 по просьбе комитета нацбезопасности Казахстана был задержан бывший премьер Акежан Кажегельдин, возглавлявший движение "За честные выборы". На родине его обвинили в налоговых преступлениях и отмывании денег. Вскоре он был отпущен и покинул РФ. 6 сентября 2001 года Верховный суд Казахстана заочно приговорил экс-премьера к 10 годам тюрьмы.
       11 июля 2002 года против ведущего оппозиционного журналиста страны, главного редактора бюллетеня "Права человека в Казахстане и мире" Сергея Дуванова было возбуждено уголовное дело по обвинению в оскорблении чести и достоинства президента Назарбаева. Вскоре он был жестоко избит в подъезде собственного дома. В сентябре уголовное дело приостановили, однако уже 27 октября 2002 года журналиста арестовали по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней. Сторонники оппозиции заявили, что обвинение сфабриковано. 28 января 2003 года суд Карасайского района Алма-Атинской области приговорил журналиста к 3,5 года лишения свободы. Через год под давлением правозащитников Дуванов был выпущен из тюрьмы, но власти оставили его под надзором полиции.
       В 2002 году началось преследование еженедельника "Республика", который разоблачал коррупцию в высших эшелонах власти Казахстана. Издание неоднократно пытались закрыть, его главный редактор Ирина Петрушова получала похоронные венки, а в мае 2002 года у дверей офиса газеты повесили обезглавленную собаку с запиской: "Следующего раза не будет". Собачью голову с такой же запиской подбросили к квартире Петрушовой. Затем редакцию "Республики" забросали бутылками с зажигательной смесью, и она сгорела дотла. Осенью 2002 года Петрушова, которая имеет российское гражданство, перебралась в Россию, откуда редактирует казахский еженедельник "Ассанди-Таймс".
       7 октября 2003 года в Алма-Ате начался процесс над главой исполкома оппозиционной Республиканской народной партии Амиржаном Косановым. Его обвиняли в подделке документов и сокрытии налогов. 13 октября 2003 года Косанов был приговорен к одному году условно и выплате штрафа.
       
ФОТО: ДМИТРИЙ АЗАРОВ
       Нити коррупционного дела ведут к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву (на фото)
Астана там правит бал
       Нурсултан Назарбаев — единственный президент стран СНГ, который оказался в центре крупного международного коррупционного скандала. "Казахгейт" стал раскручиваться осенью 1999 года, когда в одном из швейцарских банков был обнаружен счет, принадлежащий, как полагали местные следователи, лично Назарбаеву. Этот счет показался им подозрительным и был заморожен. Журналисты установили, что на счете хранится около $80 млн. Потом следователи нашли новые счета, принадлежащие казахстанским руководителям, и установили, что деньги на них поступали в основном от американских нефтяных компаний Chevron, Mobil и Amoco. При этом большинство банковских операций по перечислению денег со счета на счет проводил гражданин США Джеймс Гиффен.
       В 1992 году Гиффен стал представителем правительства Казахстана на переговорах с западными фирмами о продаже нефтяных, газовых и других месторождений. В 1995 году Назарбаев назначил его своим советником. В период с 1994 по 2000 год фирма Гиффена Mercator, как утверждает следствие, получила в качестве комиссионных от сделок десятки миллионов долларов. Немалая часть этих денег затем была переведена на счета казахстанских руководителей в западных банках.
       В январе 2000 года швейцарский следователь Даниэль Дево направил в Вашингтон письмо, в котором уведомил американских коллег о том, что в расследуемое им дело оказались вовлечены американские компании и граждане США. Так к расследованию "Казахгейта" подключилась американская сторона. С подачи США в швейцарских банках были заморожены еще несколько счетов на $1 млрд, которые, как утверждается, также принадлежат президенту Казахстана.
       Весной 2003 года Джеймс Гиффен был арестован в США. Процесс по его делу должен был начаться 2 апреля этого года, однако в самый последний момент был отложен. Гиффен обратился с заявлением к суду, в котором сообщил, что свои действия он координировал с ЦРУ. Сенсационное заявление бывшего советника президента Казахстана означает не только его желание выгородить себя, но и фактическое признание им самого факта дачи взяток казахским руководителям.
       Власти Казахстана не раз пытались замять скандал, но тщетно. Более того, недавно американская прокуратура назвала имена казахстанских руководителей, которым, по ее данным, давал взятки Джеймс Гиффен. Лица, фигурировавшие до сих пор в деле как КО-1 и КО-2, оказались Нурсултаном Назарбаевым и бывшим министром нефтяной промышленности и премьером Казахстана Нурланом Балгимбаевым.
       
Комментарии
Профиль пользователя