Исак Фрумин о свободном выборе темпа в пространстве возможного

Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин рассуждает о разных моделях индивидуализации образовательных траекторий в контексте сохранения университетского процесса передачи знаний.

Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин

Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин

Фото: PhotoXpress

Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин

Фото: PhotoXpress

Можно сказать, что идея индивидуальных образовательных траекторий может реализовываться в двух моделях. Первая — это выбор обучающимся своих собственных целей, задач и курсов. А в итоге — выбор образовательного результата. Эта модель более или менее нейтральна по отношению к тому, что происходит на занятиях. Единицей индивидуализации является учебный курс (или модуль учебного курса). Вторая модель — индивидуализация собственно учебного процесса. По сути, это помощь человеку, который уже выбрал для себя набор курсов или согласен, чтобы его выбрали за него. Ему надо составить оптимальный индивидуальный путь для движения к этому результату.

Возможность свободного выбора, о котором речь идет в первой модели, очень важна. Но есть риски: человек может быть неподготовленным к этому выбору, не иметь достаточно ориентиров. В таком случае свобода выбора может привести даже к росту неравенства в образовании, а затем и в обществе. Опыт показывает, что социальный и культурный капитал семьи позволяет обучающемуся делать выбор более рационально.

Вторая модель может оказаться полезнее для большего числа людей, для повышения качества образовательных результатов.

Сейчас становится очевидным, что предположения ряда экспертов (и мои) о том, что система очень быстро и радикально трансформируется в соответствии с первой моделью, были ошибочными. Университет будущего предполагался множество «одиноких» студентов, взаимодействующих с онлайн-курсами, консультантами. Однако, по-видимому, в будущем люди по-прежнему будут учиться в больших группах, помогая друг другу, споря друг с другом, наблюдая друг за другом. Революционной «распаковки» через механизм индивидуальных образовательных траекторий в ближайшие годы ожидать не стоит. Тем более не приходится ожидать изменений в образовательном процессе, в отношениях студентов и преподавателей.

Конечно, организация системы курсов изменится. Группы по-прежнему останутся большими, но они будут формироваться уже более гибко (как сейчас это бывает со спецкурсами). Человек будет обучаться всякий раз с новыми студентами. Это может происходить и без специального планировщика. Когда формируется огромное пространство выбора, человек в любом случае будет выбирать что-то более подходящее для себя. Это не специальные траектории — человек просто перестраивает свой план за счет очень большого выбора.

Даже при внедрении первой модели тем не менее возникнет множество практических вопросов. Во-первых, согласование множества индивидуальных интересов. Тут удобства добавляет цифровой помощник планирования, который является обязательной частью ИОТ-платформы. Надо составлять расписание, находить аудитории и т. д. Это очень важно.

Во-вторых, совершенно не понятно, зачем надо держаться за стандартное время освоения программы. Почему не разрешить «брать» два-три курса в год и учиться шесть-семь лет, гибко совмещая учебу с получением практического опыта?

В-третьих, потребуются и тьюторы (или консультанты), которые будут помогать определять индивидуальный набор курсов. Не думаю, что их будет очень много — просто у каждого преподавателя появятся такие компетентности.

Прорыва, скорее всего, стоит ждать во второй модели, где появляются адаптивное обучение, программы, учитывающие индивидуальные стили, и специальные технологии для людей с особыми потребностями. Эти технологии, построенные на нашем знании о природе обучения, на новых цифровых инструментах, должны помочь каждому студенту добиться успешного результата. Но и здесь мы не уйдем полностью от коллективных форм работы. Конечно, глубокая индивидуализация потребует новых форм помимо традиционной схемы лекций и семинаров. Будут и практикумы в цифровой среде, и тренажеры, и «перевернутый класс», где сами студенты будут задавать темп и форму учебной работы. Но переход к этому будет небыстрым. Скажу честно, я пытаюсь, например, вести свой курс, отказываясь от лекций, но студенты все-таки просят проводить развернутые презентации. Идея «перевернутого класса» мои студентам не очень нравится: когда они должны что-то прочитать, а затем задать мне вопросы. Им хочется со мной вместе, как они говорят, поразмышлять. Это приятно, но по факту получаются почти обычные лекции, потому что преподаватель является ключевым субъектом этого занятия. В этом смысле и вторая модель не является революционной. Она продолжает поиски активных и гибких форм обучения, которые ведутся в высшем образовании уже много лет.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...