Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

По широкому кругу знакомства

Что могут обсудить в Женеве президенты России и США

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

После того как в Кремле и Белом доме официально подтвердили дату и место встречи Владимира Путина и Джо Байдена, ключевым становится вопрос о повестке и возможных практических итогах саммита президентов РФ и США. В Кремле вчера призвали «не предаваться чрезмерным ожиданиям» от предстоящих контактов в верхах, уточнив, что пока никаких документов в Женеве подписывать не планируется. Между тем источники “Ъ” в госструктурах РФ говорят о как минимум двух сферах, в которых по итогам саммита может наметиться прогресс.


«Очень важное событие»


Об ожиданиях Кремля от намеченного на 16 июня российско-американского саммита журналистам рассказал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. По его словам, о новой «перезагрузке» речи не идет, поскольку и предыдущий подобный опыт был, с точки зрения Москвы, неудачным, и негатива в двусторонних отношениях накопилось слишком много. «Поэтому, конечно, ожидать того, что в ходе одной первой встречи удастся выйти на понимание по вопросам глубокого несогласия, вряд ли приходится, но и умалять значение этой встречи тоже было бы неверным. Она очень важная»,— подчеркнул представитель Кремля.

По мнению Дмитрия Пескова, ценно, что президенты получат возможность сверить позиции по вопросам, которые представляют интерес для двух стран, а также по темам, интересующим весь мир: прежде всего, стратегической стабильности и контроле над вооружениями. «Я бы предложил не предаваться каким-то чрезмерным ожиданиям по результатам этой встречи, но все-таки исходить из того, что в конкретном прикладном плане это очень важное событие»,— отметил он. При этом Дмитрий Песков уточнил, что пока никаких документов в Женеве подписывать не планируется.

Принятие совместного заявления считается одним из признаков успешной первой встречи лидеров государств, но это не обязательный атрибут. По итогам первого очного контакта Владимира Путина с Биллом Клинтоном в 2000 году было принято совместное заявление и подписан меморандум; о договоренностях саммита 2001 года с Джорджем Бушем-младшим Владимир Путин рассказал устно; в 2009-м тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев и Барак Обама согласовали два совместных заявления; первый полноценный саммит Владимира Путина и Дональда Трампа в 2018 году завершился без коммюнике. При этом, как сообщал тогда “Ъ” (см. номер от 9 июля 2018 года), российская сторона подготовила к встрече в Хельсинки двухстраничный проект заявления двух президентов, но американцы его забраковали.

Ожиданиями Вашингтона от предстоящей встречи двух лидеров поделилась накануне и пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки: «Мы не предполагаем, что после него (саммита.— “Ъ”) все станет легко и безоблачно, напротив, мы ожидаем, что у нас по-прежнему будет трудные беседы и продолжится конфронтация в областях, где у нас есть разногласия, но это возможность продвижения к более стабильным и предсказуемым отношениям с Россией. Это демонстрирует то, что президент США не боится встать перед противником и использовать возможность личной дипломатии, чтобы указать на свои озабоченности и области, где есть возможность для сотрудничества, где в этом есть взаимная заинтересованность».

Похоже, Москва и Вашингтон подходят к предстоящему саммиту с наиболее скромными ожиданиями за последние 30 лет.

Власти РФ тянули с ответом на предложение американской стороны провести саммит, опасаясь, что дело сведется к нравоучениям со стороны Джо Байдена, в том числе публичным. В Москве хотели заранее знать, о чем будут говорить президенты и каким может быть практический «выхлоп». Администрация США же изначально предлагала провести встречу без заранее обговоренной повестки, с тем чтобы лидеры просто установили очный контакт и в свободной форме поговорили о наболевшем.

В итоге, однако, было решено, что повестка нужна. 19 мая ее в Рейкьявике обсудили главы внешнеполитических ведомств РФ и США Сергей Лавров и Энтони Блинкен. 24 мая на этой же теме сконцентрировались в ходе переговоров в Женеве секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев и помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан. На ближайшее время запланированы переговоры по линии МИДа и Госдепартамента (на уровне глав профильных департаментов) и дальнейшие контакты по линии Кремля и Белого дома. В ходе этой подготовительной работы предполагается (помимо вопросов логистики и эпидемиологической безопасности) согласовать повестку беседы двух делегаций в расширенном составе, в то время как для свободной беседы у президентов будет время в ходе переговоров в узком составе.

Первые встречи президента РФ Владимира Путина с лидерами США

Читать далее

«Локальное потепление»


Собеседники “Ъ” в госструктурах РФ говорят, что, хоть никакой «перезагрузки» не намечается, к позитивным практическим подвижкам саммит все же может привести. Один из них назвал это «локальным потеплением». Наиболее вероятны договоренности в двух сферах: стратегической стабильности и условиях работы дипломатов. Они необязательно будут зафиксированы на бумаге, речь идет о выработке общей позиции, которая может быть изложена устно.

Свои предложения по сотрудничеству в области стратегической стабильности и контролю над вооружениями Москва в письменном виде передала Вашингтону еще при администрации Дональда Трампа.

Этот документ не публиковался, но в МИД РФ рассказали, в чем его суть:

Россия предлагает США выработать так называемое стратегическое уравнение или уравнение безопасности, «которое учитывало бы эволюцию как военно-технических, так и военно-политических аспектов безопасности» и включало бы «все наступательные и оборонительные вооружения, как ядерные, так и неядерные, способные решать стратегические задачи».

На днях Сергей Лавров подтвердил, что эти предложения по-прежнему на столе.

Напомним, Москве и Вашингтону при администрации Джо Байдена в считаные дни удалось договориться о продлении Договора о стратегических наступательных вооружениях, чего в период президентства Дональда Трампа сделать не удалось. Источники “Ъ” не ожидают, что в Женеве президенты РФ и США в деталях обсудят все аспекты тематики стратегической стабильности, но они могут договориться о перезапуске регулярного двустороннего диалога по этой теме, который будет оформлен в виде нескольких профильных рабочих групп.

Эксперты двух стран убеждены, что такой формат абсолютно необходим. «Можно ожидать, что к саммиту в США будет утвержден профильный замгоссекретаря и президенты поручат своим дипломатам направиться в одну из европейских столиц начать консультации,— предположил в беседе с “Ъ” старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО, консультант ПИР-Центра Андрей Баклицкий.— Первоочередной задачей будет достичь договоренности о предмете переговоров и взаимосвязи различных сюжетов в едином "уравнении безопасности". Сами переговоры могут быть структурированы по-разному, но заявленные интересы двух сторон логически распадаются на три больших трека: стратегические вооружения, противоракетная оборона и космос, и нестратегическое ядерное оружие (в первую очередь ракеты средней и меньшей дальности) и военно-политические аспекты безопасности. Переговоры по этим трекам могут идти параллельно как это было в рамках переговоров по ядерным и космическим вооружениям в 1980-е годы».

В свою очередь, директор вашингтонской Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбалл надеется, что Россия и США займутся четырьмя «сложными, но решаемыми вопросами». Во-первых, дальнейшим сокращением стратегических арсеналов. По его мнению, главной целью переговоров должно стать «более значительное и поддающееся проверке сокращение общего числа развернутых стратегических ядерных боеголовок и систем доставки». Во-вторых, тактическим ядерным оружием. Эксперт, в частности, предлагает сторонам попытаться договориться о большей транспарентности в этой сфере, что подразумевало бы декларирование запасов нестратегического ядерного оружия, в том числе хранящегося на складах. В-третьих, ограничением стратегических перехватчиков. «Усилия США по дальнейшему ограничению российского ядерного оружия и вовлечению Китая в процесс контроля над вооружениями вряд ли наберут обороты, если Вашингтон не согласится серьезно обсудить ограничения на свой потенциал в области стратегической противоракетной обороны»,— считает Дэрил Кимбалл. И в-четвертых, предотвращением гонки ракет средней дальности. По мнению эксперта, США вместе с союзниками по НАТО нужно сделать России встречное предложение о введении в Европе верифицируемого моратория на размещение вооружений, ранее запрещенных Договором о ракетах средней и меньшей дальности. «Сделанное Владимиром Путиным в 2020 году предложение о таком моратории несовершенно, но оно могло бы быть отправной точкой. Другой вариант: договориться о проверяемом запрещении крылатых и баллистических ракет наземного и морского базирования в ядерном оснащении»,— заключает он.

Второй сферой, в которой, по словам собеседников “Ъ”, по итогам саммита может быть достигнут прогресс, являются собственно дипломатические отношения двух стран.

В результате «посольских войн», инициированных еще Бараком Обамой в качестве ответа на якобы имевшее место вмешательство России в американские выборы и вылившихся в череду взаимных высылок дипломатов и арест дипсобственности, работа дипмиссий РФ в Вашингтоне и США в Москве оказалась крайне затруднена. В марте власти РФ отозвали на консультации своего посла из США. В апреле они посоветовали и американскому послу в РФ на время вернуться домой. Эту тему Сергей Лавров затрагивал в беседе с Энтони Блинкеном в Рейкьявике, предложив ему «расчистить завалы», оставленные предыдущими американскими администрациями. Ожидается, что в Женеве президенты объявят о намерении так или иначе решить этот вопрос.

Помимо этих тем, на саммите будут, как было заявлено сторонами, обсуждаться «региональные конфликты». По некоторым из них лидеры вполне могут выйти на общее понимание. Речь, в частности, о восстановлении иранской ядерной сделки, урегулировании корейской ядерной проблемы, ситуации в Афганистане. По другим вопросам — Украине, Белоруссии, Сирии — на это рассчитывать не приходится. Джен Псаки уже объявила, что президент Байден «подчеркнет, что Америка поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины», а также доведет до Владимира Путина «серьезную озабоченность» Вашингтона действиями белорусских властей.

Вице-спикер Совета федерации Константин Косачев выразил уверенность, что «ни для одного из лидеров ожидания от встречи не могут сводиться к протокольным рукопожатиям под камеры». «Это значит — оба нацелены на результат, даже если таковым будет просто восстановление диалоговых форматов между Россией и США»,— отметил он. И добавил: «Это было бы весьма много по нынешним временам».

Елена Черненко


Комментарии
Профиль пользователя