обновлено 20:08

Дедлайн прошел, но пленки не стерты

Иран все еще рассчитывает на благоприятный исход переговоров с США

В конце этой недели истек срок, который Иран давал международному сообществу для достижения компромисса по «ядерной сделке». Однако пока в Тегеране не торопятся окончательно лишать МАГАТЭ доступа к записям камер с иранских ядерных объектов в надежде, что США все же снимут свои санкции с Ирана.

Фото: Leonhard Foeger/File Photo, Reuters

Фото: Leonhard Foeger/File Photo, Reuters

«У МАГАТЭ нет права доступа к записям с камер и информации от Организации атомной энергии Ирана в связи с наступлением дедлайна»,— заявил в воскресенье председатель парламента Ирана Мохаммад Багер Галибаф. Однако иранское агентство «Тасним» со ссылкой на некое должностное лицо в секретариате Высшего совета национальной безопасности заявило, что существует возможность сохранять записи с камер еще на месяц, чтобы позволить завершить переговоры в Вене по восстановлению «ядерной сделки» — Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), подписанного в 2015 году Тегераном с пятью постоянными членами СБ ООН и Германией. Предполагается, что это продемонстрирует «добрую волю» Ирана.

В воскресенье вечером МАГАТЭ сообщило, что гендиректор агентства Рафаэль Гросси продолжает консультации с Ираном на эту тему.

Планируется, что его пресс-конференция по результатам переговоров состоится в понедельник.

Иран ограничил инспекционную деятельность Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) еще в конце февраля в связи с вступлением в силу закона «Стратегическая мера по отмене санкций». Это стало последней попыткой Ирана добиться возобновления «ядерной сделки», пошатнувшейся после того, как в 2018 году из нее вышли США, возобновив свою санкционную политику в отношении Тегерана, что затруднило многим странам работу с Ираном.

Не дождавшись полноценного запуска европейского механизма расчетов, который бы позволил осуществлять торговые сделки в обход американских санкций, Тегеран в 2019 году начал постепенно снижать свои обязательства в рамках СВПД. Закон о стратегических мерах обязывает правительство увеличить степень обогащения урана до 20% и отказаться от дополнительного протокола МАГАТЭ, предполагающего расширенные проверки ядерных объектов, если Тегеран не получит возможность свободно торговать нефтью и осуществлять финансовые операции.

Таким образом, агентство лишилось возможности проводить инспекции любых иранских ядерных объектов в любое время избранное им время.

При этом Тегеран оставил лазейку в надежде все же добиться снятия санкций. Было решено, что записи с камер на ядерных объектах и их перечень будут храниться до 21 мая, и в случае достижения компромисса с международным сообществом Иран предоставит их МАГАТЭ. Если же санкции сняты не будут — все записи сотрут.

Что нужно знать об иранской ядерной сделке

Смотреть

В апреле в Вене начались переговоры о возвращении Тегерана и Вашингтона к «ядерной сделке». Посредники, в том числе Россия, предлагали сторонам взаимные шаги навстречу друг другу, однако Иран, по крайне мере на словах, не собирается отступать от принципа — сначала снятие санкций, потом возвращение к полному соблюдению СВПД. К 21 мая договориться не получилось, и дипломаты опасались, что решение Ирана удалить записи с камер повредит переговорам в Вене. Так, на прошлой неделе постоянный представитель РФ при международных организациях в Вене Михаил Ульянов отметил, что продление технического соглашения по проверкам МАГАТЭ в Иране способствовало бы успеху переговоров.

Завтра в Вене начнется уже пятый раунд переговоров по «ядерной сделке», предыдущий завершился в минувшую среду. В интервью радиостанции «Эхо Москвы» Михаил Ульянов выразил надежду, что переговоры могут завершиться в первых числах июня и СВПД будет полностью восстановлен. Он также подчеркнул, что ничего страшного в том, что договоренность между Ираном и США не была достигнута к 21 мая, нет.

«Мы явно движемся в правильном направлении, причем мы уже давно перешагнули экватор на переговорах. И ощущение такое, что финальная стадия начнется на следующей неделе. Надеюсь, что так и будет»,— сказал Михаил Ульянов.

По его словам, сейчас идут непрямые споры между иранцами и американцами в отношении объема санкций, которые должны быть сняты, а также шагов, которые необходимо предпринять Ирану, чтобы вернуться к соблюдению своих обязательств. США предложили три списка: красный, зеленый и желтый. Красный не подлежит обсуждению, желтый — предмет переговоров, зеленый — это то, что они готовы снять без всяких сомнений, и он, как отметил господин Ульянов, охватывает абсолютное большинство экономических санкций, хотя Иран все равно стремится к большему. И этот вопрос продолжают обсуждать в Вене.

В конце прошлой недели президент Ирана Хасан Роухани заявил, что западные страны согласились со снятием санкций «в сферах нефти, нефтехимии, судоходства, страхования, центрального банка, других банков — это все они подтвердили, этот вопрос завершен». По его словам, основное соглашение достигнуто, но еще остаются некоторые вопросы.

В тоже время госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что в Вашингтоне до сих пор не видят, готов ли Тегеран вернуться к соблюдению условий СВПД.

«Опосредованные переговоры в Вене прояснили, что каждая из сторон должна сделать для того, чтобы вернуться к выполнению соглашения. Мы знаем, какие санкции надо снять, поскольку они несовместимы со сделкой. Но еще важнее, что Иран знает, что нужно сделать ему. Чего мы еще не видели — так это готов ли и хочет ли Иран сделать то, что должен. У нас пока еще нет ответа на этот вопрос»,— сказал он ABC News. Не случайно в заявлении высокопоставленных дипломатов Великобритании, Франции и Германии, обнародованном на прошлой неделе по итогам четвертого раунда переговоров, отмечалось, что «успех еще не гарантирован» и «впереди будут очень сложные вопросы».

Тем не менее надежды на успех переговоров никто терять не хочет. Достичь прогресса в ближайшее время важно именно президенту Роухани, чьи полномочия вскоре истекут. 8 июня в Иране состоятся президентские выборы. И хотя президент не определяет внешнеполитический курс страны, голосование может показать, насколько иранцы продолжают верить в обещания, что диалог с Западом может принести перемены, как обещала предыдущая администрация.

Марианна Беленькая

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...